Подписка онлайн

Лучшие материалы месяца

best

Ваш вопрос

Напишите нам письмо

Мы обязательно на него ответим. Оставьте жалобу, напишите отзыв или внесите предложение по любому волнующему Вас вопросу.

Архив материалов издания

Мы в Соцсетях

Воскресенье, 22 марта 2020


Больничные клоуны умеют эмоции превращать в лекарство.

 

Больничные клоуны «Живчики» помогают детям пережить болезнь

Группа «особых клоунов», работающая в Самаре чуть больше года, состоит из добровольцев – неравнодушных ребят, которым хочется нести радость тем, кому ее точно не хватает, – онкобольным деткам, сиротам-инвалидам, престарелым, пациентам хосписа. Они не волшебники, они обычные люди, надев­шие красные носы. Но, поверьте, такие клоуны способны творить чудо.

УЛЫБКА РЕБЁНКА – САМОЕ СВЕТЛОЕ В ЖИЗНИ
Наташа – крестная моего ребенка. Как-то, придя к нам в гости, она нечаянно выронила из сумки красный нос на резиночке. Дочка сразу заинтересовалась находкой. Так мы и узнали о существовании больничных клоунов, которые приходят в первую городскую больницу к детям, страдающим онкологическими заболеваниями.
– И ты тоже ходила? – поинтересовалась я, хотя, зная тягу Натальи к волонтерским проектам, уже заранее знала ответ.
– Конечно, – ответила она. – Это же действительно вложение себя, своих сил, частички своей души. И отдача идет невероятная, ведь улыбка ребенка – самое светлое в жизни. А если нам улыбнулся ребенок, которому до нашего прихода жизнь была не мила, так это вообще счастье. Мы остаемся для детей добрым и ярким воспоминанием, которое еще долго будет их греть. Хочешь, пойдем в следующий раз вместе?
Предложение Наташи поставило меня в тупик. Потому что ну не чувствую я в себе сил на подобные предприятия. Наверное, для этого нужен какой-то особый склад характера. Но темой, конечно же, заинтересовалась и контакты организаторов записала. Не присоединюсь, так хоть людям расскажу через газету.
Самарские клоуны «Живчики» появились 13 октября 2018 года. Но сама программа больничной клоунады существует в мире уже четверть века. Больничные клоуны успешно работают вместе с медицинским персоналом в Канаде, США, во Франции, в Израиле и в Бразилии. А с некоторых пор доброе дело прижилось и в России. В пяти регионах добровольцы с красными носами работают в составе медицинской команды.
Больничные клоуны в палатах – несомненная польза для пациентов. Они помогают ребенку пережить болезнь, отвлечься от тягостных мыслей, от разлуки с родными. С ними легче выдержать нелегкие медицинские процедуры. Клоуны создают атмосферу радости и праздника, которая остается с детьми надолго.
«Живчики» на постоянной основе опекают отделение онкологии, гематологии и химиотерапии Самарской городской клинической больницы имени Н.Н. Ивановой, регулярно посещают ребятишек в Самарском пансионате для детей-инвалидов (детский дом-интернат для умственно отсталых детей). Не так давно к самарцам присоединились волонтеры из Жигулевска, взявшие под свое крыло маленьких пациентов Центральной городской больницы.

НАЙТИ ВНУТРЕННЕГО КЛОУНА
«Рулит» самарскими добровольцами человек-зажигалка Елена Выгузова. Она художественный руководитель и идейный вдохновитель «Живчиков». Застать ее, чтобы взять интервью, оказалось непросто – работа, семья и волонтерство занимают все время. Мы встретились на занятиях школы больничных клоунов – мастер-классах для тех, кто хочет присоединиться к больничной клоунаде. Так что у меня появилось несколько минут на вопросы, которые я и поспешила задать.
– Елена, расскажите, с чего всё началось?
– Я с детства мечтала заниматься театральным искусством. Но родители направили меня в медицину. Так я стала фельдшером общей практики. А театр? Театр остался внутри меня. Примерно лет десять назад я пришла к вере. Вера изменила меня, и я стала помогать людям помимо своей основной работы. Около четырех лет я помогала подопечным реабилитационных центров для наркозависимых. Но там было настолько эмоционально тяжело, что я и сама впадала в уныние. А однажды прочитала притчи Соломона и наткнулась на слова: «Унылый дух сушит кости, а радостное сердце врачует его». И мне захотелось нести людям радость, ведь радость меняет человека.
Сначала у меня появились костюм Петрушки и народные костюмы, но все равно чего-то не хватало. А потом я узнала про больничных клоунов, надела нос и поняла, что это мое. Ездила в Москву, перенимала опыт у актрисы театра и кино Елены Муравьевой – она учитель по больничной клоунаде и замечательный клоун Поночка. А после стала искать единомышленников.
– Как реагируют пациенты на ваш приход?
– Все по-разному. Важно понимать, что мы не аниматоры и не цирковые клоуны. Наша задача – создать впечатление, атомосферу. Мы можем, например, зайти в палату и... уйти из нее. Но мы оставили и маму, и ребенка под впечатлением, им уже интересно, они уже отвлеклись от своих проблем. Мы не говорим ни «пока», ни «привет». Мы здесь и сейчас: появились и исчезли. Мы не даем повода прощаться, а всё обставляем так, чтобы ребенок даже не понял, что мы ушли. Он остается в состоянии незавершенности праздника, но радость не уходит от него.
Мы всегда стучимся в палату, спрашиваем разрешения. Если нельзя войти – мы не заходим. Мы всегда даем ребенку право сказать «нет», потому что это нормально – его услышали. Ведь в палату к ребенку за день заходит огромное число людей – врачи, медсестры, санитарки. И ни один из них не спрашивает разрешения. Понятно, что медики делают свое дело, им не до разговоров. И ребенок постоянно терпит – бесконечные уколы, капельницы, клизмы, пункции. А когда мы спрашиваем разрешение, ребенок невольно понимает, что впервые в больнице взрослый не только услышал, но и послушался его. Это уже положительно влияет на эмоциональное состояние. Мы никогда не заставляем ребенка насильно играть: если он отказывается – не настаиваем. Мы добровольно идем навстречу друг другу и вместе творим чудо.
– А какая самая большая проблема у больничного ­клоуна?
– Сложно, когда включается мозг. Потому что, когда мы приходим в больницу, мы свои мозги отключаем. Крайне важно быть самой ребенком, найти своего внутреннего клоуна. Стоит надеть нос, как волонтер тут же перевоплощается. Я, например, клоун Стеша. Это мое детское прозвище и мое второе «я». И в больнице я не должна быть никем другим. Если мы будем сострадать, сопереживать ребенку, мы расплачемся вместе с ним и ничего положительного своим приходом не принесем. Ребенок и так переполнен жалостью окружающих.
Также важно не фальшивить. Например, недавно я, играя с ребенком в больнице, в какой-то момент вдруг поняла, что фальшивлю, что с моей стороны все на­игранно. А всё потому, что голова начала работать и анализировать происходящее, чего быть не должно ни в коем случае. Дети тонко и безошибочно чувствуют фальшь. В такой момент лучше честно сказать: «Что-то у нас с тобой не получается. Давай попробуем еще разок».
– А самая большая радость?
– В те моменты, когда, перевоплотившись из клоуна в обычного человека, ты идешь по тем же коридорам, встречаешь те же лица, а дети тебя не узнают. Значит, волшебство получилось. Не менее радостно получать от родителей обратную связь. Недавно одна мама поделилась в соцсетях тем, как они оба с сыном устали от больницы, врачей, таблеток и капельниц. И тут пришли мы, «живчики», и сын начал улыбаться. Большая радость, когда ты уносишь в своем сердце улыбки детей. Большая радость, когда ребенок идет на операцию, клоун его сопровождает, он уходит в наркоз, держа клоуна за руку, и просыпается – клоун рядом. Ему некогда грустить и плакать, переживать за операцию. Врачи говорят, что они не могут дать своим пациентам того, что даем им мы.


Елена Выгузова (на снимке): «Поездка в пансионат для престарелых для нас всегда наполнена любовью и светом».

 

СТАРИЧКИ – ДВАЖДЫ ДЕТИ
«Живчики» опекают не только детей. Клоуны подружились с постояльцами пансионата для престарелых и теперь регулярно навещают их. «Особые клоуны» поют песни, шутят и поддерживают добрым словом и объятиями, выслушивают жизненные истории и дарят хорошее настроение. Спрашиваю у Елены, с кем легче работать – с детьми или с пожилыми.
– В доме престарелых все по-другому, – отвечает она. – Там перед нами стоит несколько иная задача. Стариков важно не рассмешить – с ними нужно говорить, их нужно слушать. Бабушки и дедушки любят рассказывать о своей молодости. Им очень приятно, что их слушают. Да и вообще, старые люди – это все равно что дети. По большому счету, ребенок живет внутри каждого из нас.
– Расскажите, чем вы еще занимаетесь?
– Не только тем, что ходим в больницы и веселим детей. Объединившись, мы поняли, что действительно можем многое. Например, недавно мы стали сотрудничать с хосписом. Навещаем больных там и ездим домой к пациентам хосписа – к тем, кто живет один и не может себя обслуживать. Привозим продукты, помогаем по дому. На самом деле «живчики» делают всё – могут накормить бездом­ного, убрать в доме бабушки, провести субботник. Просто мы «с носом» и всегда на позитиве.
– Какие у вас планы, идеи, мечты?
– Планируем организовать на территории Самарской области школу больничных клоунов. Вести там занятия, чтобы «живчики» появились во всех городах и районах. Еще хотим зарегистрироваться как некоммерческая общественная организация, что позволит претендовать на грантовую поддержку. Мы сейчас работаем исключительно на добровольческих началах и обеспечиваем себя сами. А хочется, чтобы наши клоуны были одеты-обуты не абы как, а в качественные костюмы, которые стоят недешево и далеко не каждому клоуну по карману. Чтобы у каждого был качественный нос и качественная обувь. Ну и, конечно, мечтаем, чтобы нас, «живчиков», было как можно больше. Найти нас можно в социальной сети «Вконтакте», в группе «Особые клоуны «Живчики». Мы будем рады всем, кто пожелает влиться в наше сообщество, – от двадцати до ста лет. Так что надевайте красный нос и присоединяйтесь к нам!

Татьяна ТУЗОВСКАЯ.
Фото из архива добровольцев.

Опубликовано в slaid
Воскресенье, 22 марта 2020 17:54


Тротуары в городе пестрят разбитым асфальтом, трещинами и выбоинами. Для детских и инвалидных колясок многие самарские дороги кажутся и вовсе непреодолимыми. На снимке – проспект Масленникова, но мы уверены, что у каждого нашего читателя найдется свой «адрес беды».

 

В Самаре снег снова сошёл вместе с дорогами

Каждая весна в областном центре начинается одинаково – с жалоб автолюбителей и пешеходов на то, что в очередной раз (как говорил политик, никогда такого не было, и вот опять) вместе со снегом уплыл асфальт. То ли он растаял под воздействием реагентов, то ли знаменитые самарские асфальтные черви его съели, то ли голуби склевали... Ямы, ямы, ямы – давно знакомые и свежие, еще не изученные. Они везде и всюду: на проезжей части, во дворах и на тротуарах. Весна опять украла у нас золотые дороги.
В середине февраля в редакцию обратился наш читатель Николай Петрович Кипаев. Он профессиональный водитель со стажем. За свою жизнь исколесил немало дорог, поэтому ему особенно неприятно созерцать провал асфальта недалеко от родного дома – на улице Промышленности в Советском районе Самары.
«Из-за этой ямы не только появляются пробки, но и создаются аварийные ситуации, ведь и автомобили, и общественный транспорт пытаются ее объехать, рискуя столкнуться со встречной машиной», – возмущался мужчина.
После нашего запроса дорожное покрытие по указанному адресу восстановили. Мы рады, что наше обращение не осталось без внимания и точечная проблема решена. Но сигнализировать о каждой выбоине физически невозможно.
«Улица Стара-Загора в районе проспекта Кирова – это ужас. Такое ощущение, что асфальтовое покрытие здесь специально разрушили. Вокруг колодцев – ямы, колеи, и никому нет дела!» – восклицают местные жители. А проспект Кирова похож на фронтовую дорогу со следами взрывов, на разбитом Заводском шоссе «утонул» автобус, улицы Партизанская, Мичурина, Авроры в ямах... Ровные и без колдобин тротуары можно встретить только в местах дислокации чиновников.
Многие дворы, напоминающие лунный пейзаж с глубокими кратерами, находятся в крайне запущенном состоянии, потому что не видели ремонта с советских времен. Однако с дворовыми проездами дело обстоит сложнее – непонятно, с кого именно требовать ремонт. Дорога во дворе может быть частью общей придомовой территории, уточнить границы которой, а заодно и ее собственника, можно в местной администрации.
Если дорога принадлежит дому, то за ремонт отвечает управляющая компания или иная организация, обслуживающая многоквартирный дом. Другое дело, что заставить УК отремонтировать проезд не так-то просто – у них может найтись тысяча причин, почему они не могут этого сделать. В этом случае придется обращаться или в прокуратуру, или на сайт Государственной информационной системы ЖКХ.
Если же собственник дворовой дороги муниципалитет, то и ремонтом предстоит заниматься именно ему. Городские власти и ремонтируют. Из года в год. Например, недавно отрапортовали, что ямочный ремонт самарских дорог завершили на восемьдесят процентов: из запланированных шести тысяч квадратных метров аварийных работ МП «Благоустройство» выполнило пять.
Однако самарцев мучает один вопрос: неужели нельзя отремонтировать так, чтобы не приходилось исправлять снова и снова? Ведь каждую оттепель мы наблюдаем одну и ту же картину. Каждую весну жители жалуются, «убивают» подвески на автомобилях, тонут в ямах, прикрытых грязной водой. А в рецепте, который власти выписывают местным разбитым дорогам, из года в год одно лекарство – ямочный ремонт: совсем не вылечит, но хоть как-то поддержит. И нет ямочной драме ни конца ни края. Чудо не происходит. Дыры сами не затягиваются, а реанимировать на совесть – так, чтобы лет на пять хватило, у нас не умеют. Или не хотят. То ли некачественный щебень виноват, то ли кривые руки рабочих и нарушение технологии – не мне судить. Но ведь что-то же надо делать. Ну сколько можно жить среди ям, грязи и безнадеги?

Татьяна ТУЗОВСКАЯ.
Фото Романа ГРАМОТЕНКО.

* * *

А В ЭТО ВРЕМЯ…
По информации, предоставленной администрацией города Самары, объем работ по аварийно-ямочному ремонту увеличат. Если сначала речь шла о 6,2 тысячи квадратных метрах дорожного полотна, то теперь план увеличили до 9,8 тысячи «квадратов».
Список участков, на которых выполняют экстренный поддерживающий ремонт, формируют с учетом предписаний надзорных органов и мнения жителей.
Причины разрушений называют те же, что и год, и два года назад, – погодные «качели» (постоянный перепад температуры от плюсовой к минусовой), а также высокая нагрузка на улично-дорожную сеть. Для локализации повреждений в период нестабильной температуры и сырой погоды службы благоустройства используют литую асфальтобетонную смесь, которая не боится воды.
Чтобы не усложнять транспортную обстановку, аварийный ремонт проводят преимущественно в ночную смену. Уже около месяца бригады работают на дорогах города в круглосуточном режиме, без выходных. По состоянию на 16 марта дорожные службы «подлатали» почти 7 тысяч квадратных метров: 64 дороги уже отремонтировали, на одиннадцати работы ведутся в настоящее время. Бригады были замечены на улицах Соколова, Ставропольской, Владимирской, Солнечной, а также на Южном шоссе.
Ориентировочно в середине апреля – начале мая, когда установится стабильно теплая погода, начнется комплексный ремонт и ремонт «картами».

* * *

НАША СПРАВКА
В феврале 2020 года Госавтоинспекция выдала пятьдесят предписаний самарским чиновникам из-за плохого состояния дорог. По словам представителей ГИБДД, самые плохие дороги – в Кировском районе Самары. В частности, у них есть претензии к улицам Вольской и Алма-Атинской, а также к Смышляевскому шоссе.

* * *

БЛИЦОПРОС
Мы попросили подписчиков нашего паблика ответить на вопрос: «Сколько ям вы встречаете ежедневно на своем пути?» Самым частым ответом оказался «от пяти до десяти». И только один человек – счастливчик! – не встретил на своем пути ни одной ямы.
Иван: Ям в городе очень много, но трасса по сравнению с Башкортостаном и Ульяновской областью в хорошем со­стоянии.
Анна: Тротуары на проспекте Масленникова состоят из сотен ямок, сливающихся в большие ямы. С коляской трудно идти.
Елена: Мне повезло ездить по Московскому шоссе и улице Ново-Садовой. Это, пожалуй, две самые приличные улицы в городе. Стоит свернуть – и вот они, ухабистые дороги. Улица Мичурина заставляет лавировать, хотя ее относительно недавно ремонтировали. А во дворах вообще тихий ужас.
Татьяна: У нас ямы начинаются на выходе со двора. Дальше все ровненько – спасибо кассационному суду. А вот в других уголках города хуже. Например, в Приволжском микрорайоне улицу Демократическую ремонтировали к чемпионату мира по футболу, а сейчас она снова как после бомбежки.

Опубликовано в slaid
Воскресенье, 22 марта 2020 17:53

Полезные ссылки

 

Фоторепортажи

 

Видео материалы

Архив материалов

« Март 2020 »
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
            1
2 3 4 5 6 7 8
9 10 11 12 13 14 15
16 17 18 19 20 21 22
23 24 25 26 27 28 29
30 31          

Наши партнеры

 

Please publish modules in offcanvas position.