Подписка онлайн

Лучшие материалы месяца

best

Ваш вопрос

Напишите нам письмо

Мы обязательно на него ответим. Оставьте жалобу, напишите отзыв или внесите предложение по любому волнующему Вас вопросу.

Архив материалов издания

Мы в Соцсетях

Socgaz

Socgaz

Голодного накорми, бездомного приюти…


Обеды самарские волонтеры готовят вкусные и сытные – в этот день раздавали рассольник и гречку с грибным соусом.

 

В период самоизоляции на плечи общественников легла забота о людях, не имеющих крыши над головой

НЕ ДАТЬ ПОГИБНУТЬ
Не зря в народе говорят: от сумы и от тюрьмы не зарекайся. От беды в наше непростое и нестабильное время никто не застрахован. Благо сочувствие и милосердие у наших людей в крови – мимо чужой беды не пройдут и помогут, чем смогут.
Потребность в милосердии особенно остро строит сейчас, когда многие люди потеряли работу и лишились средств к существованию, а госучреждения – пансионаты, реабилитационные центры и социальные гостиницы – из-за карантина были закрыты.
Нагрузка легла на энтузиастов, которые взяли на себя миссию накормить голодных горячими обедами и дать ночлег тем, кому негде голову преклонить. Этим людям чуждо обывательское мнение: мол, раз ты беден – значит, сам виноват. Они просто протягивают руку помощи всем, кто ее просит, не требуя предъявить документы и не деля подопечных по социальному статусу, возрасту, национальности и гражданству. И искренне верят, что человек, пережив трудный период, встанет на ноги, найдет работу и сможет жить самостоятельно. Либо не сможет – увы, так тоже бывает. Но в любом случае попавший в беду – не отброс общества, он – человек. Значит, и относиться к нему нужно по-человечески.
Волонтеры самарского благотворительного фонда «Ты дома» привыкли, что к ним обращаются в любое время – и в будни, и в выходные. Приходят и нуждающиеся, и неравнодушные горожане. Кто-то сообщил о старушке, живущей на автобусной остановке, и просит приютить ее. Кто-то подобрал на дороге изможденного мужчину без документов и денег, подвез, накормил, но понимает, что этого недостаточно. Не оставлять же явно больного человека на улице. А ночной приют «Ты дома» предоставляет ночлег каждому, кто оказался без крыши над головой. Здесь гость сможет принять душ, выстирать и высушить одежду, поужинать и переночевать в тепле, а утром – уйти. И только в исключительных случаях пожилым и немощным людям – например, тем, кто недавно перенес операцию и нуждается в длительной реабилитации, – разрешают находиться в приюте постоянно.
А еще фонд «Ты дома» три раза в неделю раздает горячие обеды. Получить набор, состоящий из первого, второго блюда, хлеба и напитка, может абсолютно любой человек, не обязательно бездомный. За горячей пищей приходят многодетные мамы и пенсионеры, а также молодые люди, попавшие в трудную жизненную ситуацию из-за болезни или потери работы. По предварительной договоренности нуждающиеся могут получить необходимые средства гигиены и лекарства, дети – пакетик сладостей, а бездомные – сезонную одежду и обувь.
Надо отдать должное: фонд продолжал работать даже в период строгих ограничительных мер, потому что волонтеры прекрасно понимали, что если они закроются, то их подопечным станет совсем худо и рассчитывать будет не на кого. Волонтеры продолжали помогать всем страждущим, но больше внимания стали уделять безопасности – раздавали посетителям средства защиты и измеряли температуру у постояльцев.

ЖИЗНЬ НА УЛИЦЕ
Очередь за горячими обедами выстраивается длинная, в иные дни – до семидесяти человек. Посетители – не из разговорчивых. У каждого – своя беда, своя боль. Публика здесь очень разношерстная – от пьяных, опустившихся бомжей до чистеньких, аккуратно одетых стариков и старушек. Худенькая женщина лет тридцати пяти всегда забирает сразу шесть порций – себе, трем детям и пожилым родителям. Жилье у семьи есть, а средств не хватает. Даже дико было в наше благополучное время слышать ее вопрос, так сильно похожий на крик души и адресованный волонтеру: «Маму что-то несколько дней тошнит и живот болит… Может быть, это от голода?» В голове не укладывается: у нас же все хорошо, на прилавках – изобилие, а кто-то в мирное время голодает. Не в кино, не в стране третьего мира, а у нас, тут, под боком. Это страшно.
Пенсионерка Наталия Семеновна Котова за горячими обедами приходит с ноября прошлого года. Берет по две порции – себе и дочке-инвалиду. Ее благодарности волонтерам нет предела: «Они нам помогли выжить».
У Наталии Семеновны есть дом, но нужда тоже имеется. Единственный источник дохода в семье – две крошечные пенсии – по старости и по инвалидности. Работать не в силах. Денег едва хватает на лекарства и «коммуналку», поэтому бесплатные горячие обеды для них стали настоящим спасением.
Игорь Алексеевич, крепкий мужчина лет шестидесяти, признается, что давно ночует на вокзале, но впечатление бездомного человека не производит. Мужчина аккуратно одет и чисто выбрит, у него грамотная речь. Пока он охотно помогает волонтерам выгружать ящики с едой, успеваем перекинуться парой слов. Оказывается, в лучшие времена Игорь Алексеевич работал инженером-строителем на железной дороге. Но и сейчас, оставшись без постоянного заработка и крыши над головой, продолжает трудиться. То священникам в храме поможет, то огороды кому-нибудь вскопает, то на стройке подсобит – в общем, берется за все, что подвернется. Он бодрится, утверждая, что жизнь на улице его вполне устраивает, потому что здесь он сам себе хозяин: «В пансионат не хочу. Там ты зависим от администрации, от товарищей по комнате, даже за порог не выйдешь, когда захочется. А я так не могу. Я свободу ценю».
Его вполне устраивает возможность в трудные периоды искупаться и переночевать в ночном приюте и получить горячую пищу у волонтеров. У Игоря Алексеевича есть взрослые дети, которые даже не в курсе того, что их отец – по сути, бомж. Они уверены, что он трудится вахтовым методом в Самаре. Такова его версия. Говорит, что гордый – ему стыдно признаться, что жизнь пошла под откос, и просить у близких помощи он ни за что не станет.


Возможность хотя бы три раза в неделю поесть горячую пищу многим спасает жизнь.

 

СПАСИБО РЕБЯТАМ ЗА ГОРЯЧИЕ СЕРДЦА
К павильону во время раздачи подходят не только просители, но и жертвователи. Одни привозят одежду для бездом­ных, другие – продукты.
«Ребята делают великое дело, – уверена молодая женщина, представившаяся Еленой. – Уважаю их за горячие сердца. Я узнала про фонд из интернета. Стараюсь по мере возможности помогать: то деньги перечислю, то вещи привезу».
Волонтер на раздаче с трудом выкраивает несколько минут, чтобы пообщаться с журналистами, – слишком много работы. Галина Киреева в движении около года. Участвовать в раздаче обедов может только по субботам, поскольку в будние дни работает. А всего в бригаде волонтеров около сорока человек, так что с помощниками проб­лем нет. Гораздо сложнее с финансами, ведь фонд существует исключительно на добровольные пожертвования. Единственным дополнительным и ощутимым вливанием стали средства президентского гранта, которые позволили фонду в течение полугода кормить голодных людей ежедневно. А когда кубышка иссякла, добровольцы снова вернулись к трехразовой раздаче обедов в неделю. Готовят сами волонтеры.
В тот день, когда журналисты «Социальной газеты» приехали на раздачу обедов, каждый посетитель получил по порции рассольника, гречки с грибным соусом, кусок хлеба и витаминный напиток. Но больше всего, по наблюдениям Галины, гости любят щи и суп с фасолью. Свою работу в фонде она считает востребованной.
«Знаете, сколько бездомных у нас погибает? Около восьмисот человек в год. А за пять лет – уже четыре тысячи погибших. Центров по оказанию гуманитарной помощи, подобных нашему, катастрофически
не хватает».

БОМЖУЮТ ЧАЩЕ ВСЕГО МУЖЧИНЫ
Юлия Герман – координатор и один из организаторов благотворительного фонда «Ты дома». Добровольчеством она занимается уже несколько лет. По ее словам, чем дальше, тем сильнее в ней крепло убеждение, что разовых акций для людей, попавших в беду, мало. Так пару лет назад она вместе с единомышленниками открыла НКО и занялась социальной работой профессионально, что позволило охватить еще большее количество нуждающихся. На добровольческие пожертвования они арендовали павильон для раздачи еды и помещение под ночной приют, рассчитанное на двадцать мест. Их постояльцы в основном мужчины. Женщин – единицы.
«Бомжуют именно мужчины. Во-первых, женщине на улице труднее выжить, – объясняет Юлия. – Особенно зимой. Во-вторых, для женщин с детьми есть кризисные стационары, и им охотнее, чем мужчинам, помогают друзья и родные, пуская к себе на временное проживание. Но если же в беду попал мужчина, общественное мнение редко бывает на его стороне. Считается, что сильная половина человечества обязана выкручиваться самостоятельно».
На самом деле бездомными могут оказаться не только опустившиеся алкоголики и наркоманы. Среди подопечных фонда много и трудовых мигрантов – жителей маленьких городов и сел, где нет работы, приехавших в Самару на заработки. Работодатели, особенно в строительных бригадах, нередко их обманывают. Забирают документы, селят в вагончиках и не платят зарплату. Либо платят копейки. А когда люди начинают возмущаться, заявляют им, что удерживают деньги за питание и жилье­. После завершения стройки работодатель, бывает, исчезает, и кто-то из рабочих остается без денег, без документов и без крыши над головой. А без паспорта он даже на родину вернуться не может. Вот вам и еще один нищий бродяга на самарских улицах.
Есть среди бездомных люди больные, есть обманутые родственниками, есть жертвы «черных» риелторов, есть мужчины, оставившие свое жилье жене и детям после развода, есть бывшие «сидельцы», вернувшиеся из мест лишения свободы в никуда.
Нерешенных проблем и страданий в их судьбах – океан. И, конечно, просто кормить и давать ночлег – это очень важно, но крайне мало.
«Мы хотим сделать наш приют круглосуточным, увеличить количество мест и взять на работу человека, который мог бы помогать с восстановлением документов, с трудоустройством и с оформлением инвалидности. Но пока это мечты. Будем стараться выиграть еще один грант, чтобы и эти мечты стали явью», – поделилась Юлия своими задумками.
Пожелаем же им удачи в столь нелегком, но благом деле.

* * *

НАША СПРАВКА
Центр оказания гуманитарной помощи фонда «Ты дома» находится в Самаре, на улице Коммунистической, 4б (остановка «Губернский рынок»). Фонд работает во вторник, в четверг и в субботу, с 12 до 13 часов.
Ночной приют, расположенный на улице Авроры, 22б, 2-й этаж (между улицами Балаковской и Промышленности, двух­этажный дом за шинным центром), работает ежедневно, с 20 до 8 часов.
Телефон для справок: 205-13-86.

Марина ГОНЧАРЕНКО.
Фото Романа ГРАМОТЕНКО.

Деревья не растут до небес


Имбирь и лимоны стали первыми экономическими жертвами коронавируса. Причина скачка цен – ажиотажный спрос, спекуляции и временные ограничения на границах. Главный «имбирный» поставщик – Китай, откуда поступает 60 процентов этой продукции. 

 

Почему повысились цены в «коронавирусный период»?

Рост цен на некоторые продукты этой весной оказался неожиданным и весьма ощутимым. Например, в области заметно выросла стоимость лимонов, имбиря и чеснока. Так, лимоны в апреле по сравнению с прошлогодним показателем подорожали более чем в два раза, а годовой прирост цен на чеснок достиг 92 процентов. Почему так происходит, читателям «Социальной газеты» объясняет начальник экономического отдела отделения по Самарской области Волго-Вятского главного управления Центрального банка Российской Федерации Василий Гордеев:
– На фоне пандемии спрос на лимоны, имбирь и чеснок превысил предложение. Дело в том, что, с одной стороны, внутренний рынок этих товаров практически полностью зависит от импортных поставок. Из-за угрозы распространения коронавируса страны-поставщики вводили ограничения, что привело к снижению объемов импортируемой продукции. С другой – повысился спрос, а это ведет к удорожанию любого товара.
Но периоды повышенного спроса, как правило, непродолжительны и не имеют долгосрочных ценовых последствий. Кроме того, по мере снятия ограничений объемы импорта лимонов, имбиря и чеснока начали восстанавливаться, и цены на них стали постепенно стабилизироваться. Так, уже в мае стоимость лимонов по сравнению с апрелем упала на 41 процент, а чеснока – на 24 процента.
В то же время за сильным повышением спроса на товар следует более долгий возврат к нормальному темпу роста цен на него. Так произошло с гречкой, которую в нашей стране принято запасать впрок в трудных ситуациях. Весной сохранялся повышенный спрос на гречку, и в мае продолжилось ее удорожание. Вместе с тем, по информации Минсельхоза России, запасов гречки на данный момент вполне достаточно, чтобы накормить всю страну.
Аналогичная ситуация наблюдалась ранее и со стоимостью мяса птицы. Ускорение годового роста цен на него с июня 2018 года из-за повышенного спроса на фоне проведения чемпионата мира по футболу и птичьего гриппа продлилось до января 2019 года. Но затем рост цен постепенно замедлился, и с октября прошлого года наблюдается их годовое снижение.
С ростом спроса этой весной связано и ускорение годового роста цен на ноутбуки и флешки из-за массового перехода на удаленный режим работы и необходимости создания «домашнего офиса». Ожидаемо увеличился спрос, а вслед за ним наблюдался и рост цен на медицинские товары, которые население закупало впрок.
Эти примеры показывают, что временные факторы способны оказать воздействие на рост цен, но лишь краткосрочное. С течением времени спрос и предложение сбалансируются, и динамика цен, как правило, постепенно возвращается к нормальному уровню.
В Самарской области рост цен сдерживает высокая насыщенность рынка продовольствия. К примеру, увеличение предложений со стороны отечественных хозяйств привело к тому, что свинина и помидоры этой весной стоили дешевле, чем весной прошлого года.
Важно отличать разовый рост цен на отдельные товары от показателя инфляции – устойчивого роста общего уровня цен. Инфляция измеряется индексом потребительских цен, который отражает изменение их уровня в общей сложности на более чем пятьсот позиций товаров и услуг. Другими словами, одни товары и услуги могут сильно подняться в цене, другие подешеветь, а ценники третьих могут остаться без изменений, но если в сумме все равно получается рост, то мы говорим, что общий уровень цен стал выше.
Для стабильной рыночной экономики нужно, чтобы цены росли медленно и плавно. Низкая инфляция стимулирует развитие экономики. Поэтому цель Банка России – удерживать инфляцию на уровне, близком к четырем процентам. Это позволит и развивать производство, и сохранять покупательную способность денег.

Елена ПЛАТОНОВА.
Фото Романа ГРАМОТЕНКО.

Голодного накорми, бездомного приюти…

В период самоизоляции на плечи общественников легла забота о людях, не имеющих крыши над головой

Не зря в народе говорят: от сумы и от тюрьмы не зарекайся. От беды в наше непростое и нестабильное время никто не застрахован. Благо сочувствие и милосердие у наших людей в крови – мимо чужой беды не пройдут и помогут, чем смогут.

Мужество всегда в строю

В Самаре прошёл парад в честь 75-й годовщины Победы в Великой Отечественной войне

Мокрая брусчатка, мокрые глаза. Пожалуй, никогда прежде запасная столица не была так близка к столице главной – к тому первому параду 1945 года, собравшему сводные полки воевавших солдат и офицеров. В Москве на этой неделе, 24 июня, стояла идеальная лётная погода, а в Самаре с утра накрапывал дождь, временами переходивший в ливень. Как тогда – 24 июня 1941 года.

Июль идёт с повышением

«Коммуналка» подрастёт в среднем на 3,6 процента

С 1 июля запланирован рост тарифов на коммунальные услуги – на газ, воду, электроэнергию и отопление. На федеральном уровне установлена предельная планка для повышения платы граждан – 3,6 процента (с возможным отклонением 2,2 процента в любую сторону).

Жизнь продолжается

Мир аккуратно выходит из режима самоизоляции, потихоньку возвращаясь к делам насущным

С появлением коронавируса казалось, что наша жизнь встала на паузу и вокруг ничего уже не происходит. Невольно возникало ощущение, что все силы и ресурсы брошены на борьбу с COVID-19. Да, и гражданам, и властям пришлось оперативно перестроиться. Но даже в самое сложное время борьбы с пандемией ритм повседневных будней не остановился, хотя и замедлился. Так что вирус вирусом, а жизнь продолжается – люди встречаются, влюбляются, женятся, рожают детей, учат и учатся, общаются с соседями, ходят за покупками, ездят в гости, засаживают огороды, а аграрии трудятся в полях.

«Я по жизни фантазёрка»

Когда возраст не помеха для насыщенной и интересной жизни

Есть люди с искрой внутри – неугомонные, энергичные, никогда не унывающие и с огромным желанием жить активно. Они постоянно что-то придумывают, чем-то заняты и, как правило, первыми откликаются на просьбу о помощи. Рядом с ними всегда интересно. Изольда Ивановна Сидорова из Дубового Умета именно такая – с моторчиком внутри.

Деревья не растут до небес

Почему повысились цены в «коронавирусный период»?

Рост цен на некоторые продукты этой весной оказался неожиданным и весьма ощутимым. Например, в области заметно выросла стоимость лимонов, имбиря и чеснока. Так, лимоны в апреле по сравнению с прошлогодним показателем подорожали более чем в два раза, а годовой прирост цен на чеснок достиг 92 процентов. Почему так происходит, читателям «Социальной газеты» объясняет начальник экономического отдела отделения по Самарской области Волго-Вятского главного управления Центрального банка Российской Федерации Василий Гордеев.

Заём – это всегда риск

Пожилая женщина одолжила племяннице свои «смертные», но та долг так и не вернула

Нина Васильевна, как и большинство пожилых людей, откладывала деньги с пенсии на похороны, чтобы в будущем не вгонять родственников в расходы. Ведь похоронить близкого человека – мероприятие не дешевое. Близкие знали об отложенных средствах, равно как и о их назначении.

Остров Жигули


Подвесной мостик – одна из неофициальных достопримечательностей села Рождествено. 

 

С какими сложностями сталкиваются предприниматели на Самарской Луке?

Вот и наступило лето – время, когда многие люди, планируя будущий отпуск, задумываются, куда бы поехать. И уже становится понятно, что в связи с пандемией коронавируса обратить свой взор большинству наших соотечественников придется на местные, российские достопримечательности и курорты.
Вот и у нас с вами под боком есть свои достопримечательности, свои природные жемчужины – Самарская Лука и Жигулевские горы. И смотреть на них мы можем как глазами туристов, так и местных жителей, ведь среди наших читателей есть и те и другие. Национальный парк и люди, живущие на его землях, в идеале должны существовать в основном за счет средств от туризма и экскурсий, и статус особо охраняемой территории тут должен быть преимуществом, а не помехой.
Пока же ключевое слово тут – «в идеале». Тем не менее малый и средний бизнес медленно пробивает себе дорогу через многие сложности и преграды, о которых мы решили поговорить с людьми, работающими на этой территории.

ОТ ВЕЛОПРИЮТА ДО ЖЕНЬШЕНЯ
Конечно, в сельской местности самый популярный вид малого бизнеса – это крестьянско-фермерские хозяйства, занимающиеся растениеводством или животноводством. От самых обычных – например, выращивают на продажу картошку – и до экзотики. Так, в Березовом Солонце есть страусовая ферма, а в поселке Солнечная Поляна – женьшеневый питомник. При этом, располагаясь на землях нацпарка, хозяин делает упор на особую экологическую чистоту продукции – скажем, мед с пасеки, размещенной в заповедном месте, молоко коров или коз, пасущихся на лугах, раскинувшихся вдали от оживленных автодорог и промышленных предприятий.
Многие владельцы крестьянских хозяйств совмещают разные виды деятельности, ведь каждый старается найти свою «изюминку», свое отличие от конкурентов. Например, Сергей и Светлана Елизаровы на своей ферме, расположенной в селе Подгоры, не только разводят коров, коз, кур, цесарок, перепелов и других животных и птиц, но и изготавливают более тридцати видов сыров – от самых простых до изысканных, и проводят для туристов экскурсии в сыроварне с дегустацией, мастер-классами по сыроварению и обедом из блюд домашней кухни, приготовленных из выращенных на ферме продуктов.
В последнее десятилетие популярным видом деятельности в нацпарке стал прокат спортинвентаря для походов и прогулок – велосипедов, байдарок и каяков, лыж. Так, можно приехать в Рождествено или в Ширяево, взять напрокат велосипед и покататься по дорогам Самарской Луки, съездить в Подгоры, Шелехметь или в Каменную Чашу – насколько хватит сил и времени. А по дороге выпить чашечку кофе в кафе «Велоприют», где можно также снять на ночлег гостевой домик или койку в хостеле.
Гостиничное дело – пожалуй, первое, о чем вспоминают, когда речь заходит о развитии туризма в нацпарке. И это та сфера, где малому бизнесу тоже есть где развернуться, ведь в местах с развитым туризмом львиная доля клиентов приходится не только на отели и крупные гостиничные комплексы, но и на гостевые дома, и на комнаты в частном секторе. Такие сельские приюты могут быть разного уровня комфорта и ценовых категорий – кто-то предпочтёт номер «звездного» уровня, кому-то из пеших или велотуристов достаточно места под палатку на охраняемой территории и принять душ, а кто-то ценит в сельском туризме возможность переночевать в доме с русской печкой, на сеновале, выпить парного молока, пообщаться с животными.
К экологическому туризму относятся и конные клубы, где можно прокатиться на лошади или сходить в многодневный верховой поход под руководством опытного инструктора.

«МЫ ЖИВЁМ НА ПОЛУОСТРОВЕ»
Такую фразу на Самарской Луке доводилось слышать неоднократно. Но даже там, на этом полуострове, жизнь в заречных селах Волжского района – в Рождествено, Подгорах, Выползово, Гавриловой Поляне, Торновом, Новинках, Шелехмети – существенно отличается от жизни в той части Самарской Луки, что относится к Ставропольскому району. Дело в том, что эти села не связаны с городами прямым автомобильным сообщением и добраться туда из Самары можно только на пароме, а из Тольятти – по разбитым грунтовкам, проходящим к тому же по территории национального парка. Лишь в снежное время года действует «зимник». Этим северным словечком, прижившимся на Самарской Луке, именуют временную дорогу, которую расчищают от трассы Жигулевск – Бахилово до Шелехмети и Рождествена. Поэтому доставка и материалов, и продуктов, и дров, и вывоз мусора обходятся жителям заречной части Волжского района дороже, чем остальному населению Самарской Луки.
«Наши знакомые конники в Самаре говорят, что на ту сумму, которую мы тратим здесь на одну лошадь, они могут в городе содержать двух, – поделилась с нами хозяйка конюшни в Торновом. – Ведь местные предприниматели понимают, что деваться нам некуда и мы возьмем сено по завышенной цене, поскольку везти его на пароме из Самары выйдет еще дороже. Приходится сталкиваться и с завышенными ценами на стройматериалы. Поэтому зимой мы сами выезжаем в Тольятти на пикапе с прицепом и закупаем инструменты, доски, утеплители, гипсокартон».
Так что асфальтовая дорога между Рождествено и Ширяево, проект которой существует пока на бумаге, – можно сказать, жизненная необходимость. О других проблемах, сложностях, а также преимуществах работы на территории национального парка мы расспросили некоторых предпринимателей, которые ведут свои дела на Самарской Луке.

Надежда ЛОКТЕВА.
Фото Романа ГРАМОТЕНКО.

* * *

Ирина Глинская, руководитель конного клуба «Степное поле»:
– Работа в нацпарке связана с некоторыми ограничениями, но в этом стоит искать плюсы, а не минусы. Когда мы идем в конный поход, нам приходится останавливаться на отдых только там, где можно, а не там, где хочется. Мы всегда приходим на оборудованную стоянку, где есть навесы, кострище, туалет, столики. Поначалу были сложности с согласованием маршрутов, чтобы они не проходили по заповедной территории, но это текущие рабочие моменты, и в диалоге мы все эти вопросы решили. Мы работаем по правилам национального парка, и нацпарк идет нам навстречу, потому что он тоже заинтересован в развитии туризма.
Наши маршруты проходят по очень красивым местам. Например, трехчасовой поход на Усинский курган. Национальный парк запретил заходить на курган верхом на лошадях, чтобы не вытоптать эндемичные травы, которые растут только там. Но это разумно. Поэтому сначала мы идем на конях по полю, через лес, а затем привязываем лошадей и поднимаемся на курган. И это гармонично вписывается в маршрут, ведь люди устают в седле, им интересно пройтись пешком и увидеть эти растения на каменистых местах, которых не разглядеть с лошади.
Земля, на которой располагается конюшня, – это моя собственность. Она находится на территории национального парка. Но это земля сельхозназначения, на которой я занимаюсь разведением лошадей. Оформить землю и постройки в собственность было трудновато, но реально.
У нас крестьянско-фермерское хозяйство, в котором работает моя семья – мы с мужем и наши родственники. Другие виды нашей деятельности – это туризм, экскурсии, детский спорт, временное размещение гостей. На территории есть гостевой домик, куда я пускаю туристов.
Конечно, события, связанные с пандемией, плохо на нас отразились. Два месяца нельзя было заниматься с детьми, ходить в походы. На середину мая были запланированы областные соревнования по детскому конному туризму, дети ждали, готовились весь год. Но, несмотря на убытки и сорванные планы, в сельском хозяйстве у нас прибыток – ожеребились три кобылы. И если мы начинали хозяйство с четырех лошадей, то сейчас поголовье у нас возросло до двадцати одной. Администрация Жигулевска дала нам в аренду еще 35 соток земли, на которой мы построим еще одну конюшню. Там будет школа детского спортивного конного туризма, в которой смогут заниматься до сотни детей.

* * *

Юлия Корнева, хозяйка сельского подворья в селе Торновое:
– В 2014 году мы выиграли грант областного министерства сельского хозяйства как объект сельского туризма. Сначала держали птиц – кур разнообразных пород, около двухсот голов. Однако в 2015-м большую часть их передушил хорек, и мы пришли к выводу, что не можем обеспечить сохранность нашего птичьего двора. Поэтому решили вспомнить прошлое и создать детскую конную секцию, ведь мы с мужем долгое время занимались конным спортом.
Сейчас у нас шестнадцать лошадей – десять больших, две пони и четыре миниатюрные лошадки, рост которых всего 75–86 сантиметров, как у азиатской овчарки. В Самарской области мы единственные владельцы таких лошадок. А всего в России их около трехсот. Ездить на них нельзя. И нас часто спрашивают, зачем нам нужны эти малыши. С ними с удовольствием общаются дети, они их не боятся, поэтому их можно использовать в контактной иппотерапии.
У нас есть гостевой дом, баня, мы можем принимать у себя туристов, водить их по маршрутам. И людям, которые приезжают к нам уже не в первый раз, нравится, что у нас можно затопить печку, что Торновое – тихое село. И если дети выходят на улицу, то можно не бояться, что с ними что-то случится. Однако трудность заключается в транспортном сообщении – летом «Омики» от Самары до Рождествена ходят переполненные, и порой бывало, что из одной компании туристов к нам приезжали пять человек, а остальным приходилось дожидаться следующего рейса.
Очень редко ходит и общественный транспорт между селами. Поэтому неорганизованные туристы доехать до нас могут только на личном автомобиле или на такси. Немало сложностей и с оформлением построек, с получением земли в аренду.
Мы, конечно, сотрудничаем с национальным парком, с нашим лесничеством, и они стараются идти нам навстречу. Сотрудничаем и с теми, кто приехал из города и также пытается наладить здесь свое дело – с велопрокатами, велоприютами, личными подсобными хозяйствами. Стараемся поддерживать друг друга, ведь иначе здесь нельзя. Сложились хорошие отношения с местной администрацией, школой, Домом культуры, участвуем в мероприятиях, которые проводят в сельском поселении. Например, на День села нас приглашают покатать детей на лошадях или продемонстрировать какие-то показательные выступления.

Полезные ссылки

 

Фоторепортажи

 

Видео материалы

Архив материалов

« Июль 2020 »
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
    1 2 3 4 5
6 7 8 9 10 11 12
13 14 15 16 17 18 19
20 21 22 23 24 25 26
27 28 29 30 31    

Наши партнеры

 

Please publish modules in offcanvas position.