Версия для печати

Блистательны, полувоздушны, смычку волшебному послушны

Автор  март 07, 2020 - 594 Просмотров
Оцените материал
(0 голосов)


Вот из таких маленьких фей танца вырастают настоящие балерины. 

 

Весна, которая ассоциируется с молодостью и красотой, в школе Самарского хореографического училища царит круглый год. Грациозные, стройные и подтянутые – вот такие они, юные принцессы балета с королевской осанкой

Впервые на балет меня, пятилетнюю, привела мама. Не знаю, откуда у нее, выросшей в простой многодетной семье, была эта любовь. И любовь настолько сильная, что в годы войны с Безымянки, где она жила, в любую погоду-непогоду пешком ходила на спектакли, в которых танцевала прима эвакуированного в Куйбышев Большого театра Ольга Лепешинская.
До сих пор помню, какими королевами выглядели зрительницы в партере – в горжетках из чернобурок, в панбархатных платьях и модельных туфлях. Но едва раздвинулся занавес, как их тут же затмили изящные феи в пышных юбочках-пачках. Перехватывало дыхание от их грациозности, отточенности движений, от рук, трепещущих как крылья птиц. Уже тогда мне захотелось узнать, где учат «на балерин». И эта возможность наконец-то появилась.

ВЫСТУПАЕТ БУДТО ПАВА
Если вы окажетесь в хореографической школе, ученицы не просто с вами поздороваются – любого гостя здесь приветствуют изящным поклоном.
Иногда дети переступают порог хореографической школы, практически ничего не зная о балете, а иногда, как Лиза Борисова, уже с багажом знаний. Трехлетней крохой родители отвели ее на занятия гимнастикой, но через некоторое время тренер посоветовала отдать девочку в балет. И в доме появились книги о Галине Улановой, Майе Плисецкой. А однажды мама повезла шестилетнюю дочку в Москву.
– Мы специально поехали на Новый год, чтобы Лиза в Большом театре посмотрела балет Петра Чайковского «Щелкунчик», – рассказывает Анна, мама Лизы. – Она уже много об этом балете знала – и какая музыка будет звучать, и какой герой выйдет на сцену. Как только мы вошли в вестибюль театра, Лиза вдруг произнесла: «Мама, представляешь, эту ручку держала сама Галина Уланова!» А в антракте Лиза начала танцевать. Ей аплодировали все, кто это увидел, и это были ее первые зрители. Решение заниматься хореографией у нее было совершенно осознанным. И в семь лет Лиза поступила в хореографическую школу. Сейчас ей восемь лет, и она прекрасно знает, что добиться успеха в любом деле можно только трудом. И понимает, что все замечания педагогов справедливы, и никогда не обижается. Станет ли балет ее профессией – неизвестно. Но знания и умения, которые дают занятия хореографией, конечно же, пригодятся в жизни.

ШКОЛА ПЛЮС УЧИЛИЩЕ
Еще год назад в здании Самарского академического театра оперы и балета располагались и школа как учреждение дополнительного образования, и училище, дающее среднее специальное образование. Теперь это одно большое учебное заведение, где готовят артистов и преподавателей балета.
«Все учащиеся имеют возможность планировать индивидуальную образовательную траекторию – предпрофессиональную или профессиональную с получением документа о соответствующем образовании, – поясняет его директор Регина Молошник. – В школу, как правило, приходят дети, которым очень нравится танцевать. Но в дальнейшем они видят себя и врачами, и учителями, и инженерами, а балет навсегда останется с ними как источник положительных эмоций, радости и красоты. А те, кто решил заниматься балетом на уровне профессионального образования, поступают в училище».

ОТ НЕУМЕЕК ДО ПРИМ
За годы своего существования школа выпустила более пятисот человек. Лучшие из них продолжили свое образование в профильных учебных заведениях Самары, Санкт-Петербурга, Москвы, Перми, Саратова, Уфы, Воронежа по направлениям «хореографическое искусство», «искусство балета» и стали артистами балета и преподавателями.
Наталья Евгеньевна Гордеева, выпускница хореографической студии, завершив исполнительскую карьеру, занялась обучением балетным премудростям юной смены – руководит школой Самарского хореографического училища (колледжа), учащиеся которого участвуют в концертах, творческих проектах Министерства культуры, в различных конкурсах, в спектаклях Самарского академического театра оперы и балета.
«Все это помогает детям обрести культуру и эстетику движения, артистичность, стать более уверенными в себе» – говорит Наталья Евгеньевна.
С азов осваивали в школе балетные па братья Шалины. Старший из них, Андрей, станцевавший на куйбышевской сцене всех принцев, получил приглашение в Москву и два десятка лет был премьером в труппе классического балета. Там же сейчас служит солистом средний брат – Антон. А младший, Артем, успешно танцует на самарской сцене.
Педагоги гордятся и другими своими выпускниками – в частности, такими профессионалами, как Ульяна Шибанова и Дмитрий Голубев и как Николай Корыпаев и Юлия Голицына, работающие в Берлине.

ВСЁ НАЧАЛОСЬ С КРУЖКА
Все-таки не зря говорят: век живи – век учись. Вот ведь мы с вами всех артисток театра, которые стоят на пуантах, именуем балеринами. Ан нет. Нельзя так говорить. Балерина – это исключительно танцовщица, исполняющая ведущие партии.
А первая ступенька в балетной иерархии – кордебалет. И работать в нем ни в коем случае не унижение. Поскольку он главное украшение спектакля. И даже самая гениальная балерина без него не создаст спектакль.
Но вот в чем проблема. Если в театре нет примы, то её можно переманить из труппы другого театра. А вот с кордебалетом, насчитывающим самое малое несколько десятков танцовщиков, такой «фокус» не пройдет. Здесь нужно искать какой-то более оптимальный выход.
Именно поэтому в 1960 году главный балетмейстер Куйбышевского театра оперы и балета Наталья Данилова организовала в городском Дворце пионеров хореографическую студию для подготовки собственных танцовщиков для балетной труппы. Ее стараниями студия очень скоро переехала в здание театра оперы и балета. Так в Куйбышеве появилась собственная «кузница кадров», обучение в которой всегда было и по сей день остается для учеников бесплатным.

ПРОГРАММА – ОБЩАЯ ДЛЯ ВСЕХ
Вступительные испытания в школу Самарского хореографического училища проходят в конце мая. Отбор детей проводят по физическим данным в форме творческих заданий, которые дают возможность определить и музыкальность, и артистичность, и танцевальность будущих учениц.
Ну а учебный процесс – это не только различные танцы (классические, историко-бытовые, народно-сценические, современные), но и музыкальная литература, история балета, ритмика, гимнастика. Главное назначение учебной программы – развивать духовность, творческие способности детей, умение видеть и творить прекрасное.


Занятия будущих артисток балета проходят исключительно под живую музыку. Концертмейстер Лариса Путилина.

 

НЕ СЧИТАЙТЕ ФУЭТЕ!
До знакомства с Валентиной Николаевной Пономаренко – художественным руководителем Самарского хореографического училища, заслуженной артисткой балета РСФСР, долгие годы проработавшей в должности директора детской центральной хореографической школы, – я всегда считала, сколько фуэте накрутила балерина. И разочаровывалась, если их меньше классических тридцати двух. Теперь не буду считать. Поскольку, как объяснила Валентина Николаевна, это не более чем трюк, по которому ни в коей мере нельзя судить о мастерстве балерины. К тому же в большинстве спектаклей российского балетного репертуара вообще нет вращений «на монетке». Сомневаться в ее словах невозможно – Валентина Николаевна без малого тридцать лет была солисткой нашего балета.
– По сути, тридцать два фуэте можно увидеть только в «Лебедином озере» и в «Дон Кихоте», – рассказывает она. – Анна Павлова их вообще не делала, поскольку в ее репертуаре не было этих спектаклей, но это не умаляет ее гениальности. Майя Плисецкая признавалась, что ее фуэте нестабильны, и в партии Одиллии она часто заменяла их на столько же вращений по кругу. И в этом плане ее ни за что не поняли бы китайцы. Их приводят в восторг только тридцать два фуэте, даже если весь спектакль балерина плохо танцевала. А ведь русский балет – это не трюки. Это в первую очередь душой исполненный полет, который трогает и зрителя, и самих исполнителей.
Давайте запомним это. Валентина Пономаренко, которую в свое время в Куйбышев пригласила сама Алла Шелест, в ту пору главный балетмейстер нашего театра, слов на ветер не бросает.
На стене кабинета Валентины Пономаренко висит фотография Николая Цискаридзе в окружении юных учениц. Эти девочки, отучившись несколько лет в Самарской детской хореографической школе, поступили в прославленную Академию русского балета имени Вагановой, которой он руководит. И это тоже, вне сомнения, свидетельство высокого уровня подготовки танцовщиков в Самаре, где учат любить балет – так, чтобы не просто танцевать, а чтобы им жить.

Татьяна ХАРИТОНОВА.
Фото Романа ГРАМОТЕНКО.

Последнее от Socgaz