Версия для печати

В небесах мы летали одних

Автор  фев 29, 2020 - 574 Просмотров
Оцените материал
(0 голосов)

В школьные годы в домашних библиотеках всех моих одноклассников непременно была скромно изданная книжка «Суровый воздух». Конечно, ничего удивительного: пятидесятые годы, в памяти свежа война, о которой рассказывает писатель, да и героями повести были авиаторы – люди, к которым и стар и млад всегда испытывали особое уважение. Мы, ребятня, зачитывались эпизодами о боях, но у нас даже мысли не появлялось, что книга имеет самое непосредственное отношение к нашему родному городу.
Во-первых, потому, что именно в Куйбышеве делали штурмовики «Ил-2», на которых воевали летчики. Во-вторых, автор повести Иван Арсентьев после войны жил на Волге и работал на 4-м ГПЗ. И это еще не все, что связывает наш край с «Суровым воздухом». Но обо всем по порядку.
Вообще-то Иван Арсентьев – это литературный псевдоним. По документам же он Иван Арсентьевич Чернец. Украинский крестьянский паренек родился в 1920 году, мечтал о море, а стал летчиком. Боевые вылеты он начал совершать уже в первые месяцы Великой Отечественной войны. Тогда же его сбили, и он целый месяц в крайне истощённом состоянии выбирался из вражеского тыла.
С конца 1942 года Иван Чернец воевал на «Ил-2», а в январе 1943-го сумел посадить повреждённую машину на одно шасси. Через считанные дни он, тяжело раненный, теряя сознание, посадил повреждённый самолёт в горах Черкессии. Из искорёженных обломков машины летчика извлекли местные жители, и он несколько месяцев пролежал в госпитале с перебитой ногой и ранением в лицо.

Иван Арсентьевич Чернец.

 

В октябре 1943 года Иван Чернец вернулся в полк и добился разрешения летать. А 9 декабря – новое испытание. Выстрелами зенитной артиллерии был пробит топливный бак его самолета. Пилот дотянул объятый пламенем штурмовик до песчаной косы на таманском берегу, а после с сильнейшими ожогами, обугливанием не только тела, но и костей, с повреждением черепа и с сотрясением мозга вновь несколько месяцев провел на госпитальной койке.
Однако летом 1944-го он снова вернулся в строй, а 23 февраля 1945 года за мужество и героизм гвардии старшему лейтенанту Чернецу было присвоено звание Героя Советского Союза.
С военной службы он ушел в 1947 году. Через несколько лет оказался в Куйбышеве, поскольку на малой родине у него не осталось ни близких, ни отчего дома. Работать Иван пошел на 4-й ГПЗ.
После войны свои воспоминания писали и генералы, и рядовые. Однажды взялся за перо и Иван. Так на свет появилась книга «Суровый воздух». Это была не сухая констатация фактов, а написанная живым ярким языком повесть, которая до сих пор читается на одном дыхании. И не удивительно, что Куйбышевское издательство выпустило четыре тиража книги – в 1954-м, 1957-м, 1962-м и 1972 годах. А в 1979-м «Суровый воздух» был издан в Москве. К тому времени Чернец-Арсентьев окончил Литературный институт имени А.М. Горького, написал несколько книг, а их у автора тринадцать, и стал лауреатом премии имени А.А. Фадеева.
А вот теперь пришел черед выполнить обещание раскрыть интригу.
Дело в том, что в Куйбышеве будущий писатель оказался совсем не случайно. В этом есть заслуга его боевого товарища – воздушного стрелка Петра Гурьянова, с которым он летал на одном самолете. В «Суровом воздухе» он фигурирует под фамилией Горянин. В книге описывается эпизод, когда стрелок признался своему командиру, что на Волге его ждет любимая девушка: «Мы хорошо друг друга знаем. В Куйбышеве в одной школе работали. Преподавали. Девушка – золото. Если уцелею, после вой­ны поженимся».
До войны Петр Гурьянов, несмотря на молодость, действительно успел приобщиться к педагогике. Родился он в 1923 году в семье крестьянина-бедняка в селе Александровка нынешнего Кинель-Черкасского района. Сразу после семилетки поступил в Бугуруслане сначала в пед­училище, а в 1940 году – в учительский институт. И уже через полгода, в январе 1941-го, его направили в начальную школу села Костливцево, где он не только обучал малышей грамоте, но и руководил немудреным педсоставом. Но война заставила сменить школьный класс на военный аэродром. В августе 1941 года пришла повестка, и молодого учителя призвали в армию.
Петр Гурьянов демобилизовался в октябре 1945 года, имея в наградном арсенале ордена и медали, которые, как известно, просто так не дают. Но как человек чрезвычайно скромный он не любил вспоминать о боях, о тяготах фронтовой жизни и, к сожалению, не оставил военных мемуаров.

Петр Тимофеевич Гурьянов.

Зато Иван Арсентьев всегда считал его самым верным и надежным другом. Он нередко приезжал в Куйбышев, где непременно встречался с Петром Тимофеевичем и обязательно оставлял ему свою очередную новую книгу с автографом: «Петру Гурьянову – моему верному щиту в дни суровых испытаний». «Другу военных лет Петру Гурьянову на память – через шестнадцать лет после последнего воздушного боя». «Дорогому фронтовому другу, моему верному щиту, с кем мы вволю нанюхались зенитного металла в небесах войны, Петру Гурьянову от всего сердца». И такие короткие, по-мужски сдержанные фразы подчас говорят куда больше, нежели пространные воспоминания.
Именно с его легкой руки данью памяти о войне, о фронтовом братстве и о земляках, которые внесли свой вклад в Великую Победу, – как вернувшихся с полей сражений, так и оставшихся на них навечно (а из трехсот воинов-александровцев погибли 112 человек), – стали торжественно открытый 9 Мая 1989 года парк Памяти и березовые аллеи. Рядом с каждым деревцем была установлена табличка с именем фронтовика.
Но это далеко не всё, что сделал Петр Тимофеевич для родного села. Окончив Куйбышевский пединститут, он преподавал и директорствовал в Александровской семилетке, а в конце 60-х годов добился разрешения на строительство нового школьного здания, да еще и с круглосуточным интернатом, где жили ученики из соседних сел. Мало того, он вместе с такими же патриотами и с учениками провел колоссальную работу по сбору документов и экспонатов для уникального музея, под который отдали старинную усадьбу Толстых – предков и родственников автора трилогии «Хождение по мукам», сказки «Золотой ключик», фантастической повести «Аэлита»...
В этом музее побывала и гостья из Франции – племянница Алексея Толстого Ольга Мстиславовна, которая увезла со своей малой родины самые теплые впечатления от увиденного и кусочек березовой коры с горстью земли для могилы отца, который жил в Александровке тридцать шесть лет, с 1880-го по 1916 год, и похоронен во Франции.
– Петр Тимофеевич планировал продолжать музейную работу, – рассказывает его бывшая ученица Н.П. Герасимова-Вишнякова. – Мечтал восстановить всю усадьбу, чтобы она стала культурным центром села, его гордостью и достопримечательностью. Но, к сожалению, после перестройки у усадьбы сменился собственник, и уникальный сельский историко-краеведческий музей, когда-то располагавшийся в семи залах, стал школьным и держится исключительно на энтузиазме его заведующей.
Да, мы многое потеряли за последние тридцать лет. Но как бы то ни было, память будет вечно жить о людях, таких, как Петр Гурьянов, которые не жалели себя ни на полях сражений, ни в мирное время, работая на износ. Ради людей. Ради сохранения великой истории нашей страны.

Татьяна ХАРИТОНОВА.

Последнее от Socgaz