Подписка онлайн

Лучшие материалы месяца

best

Ваш вопрос

Напишите нам письмо

Мы обязательно на него ответим. Оставьте жалобу, напишите отзыв или внесите предложение по любому волнующему Вас вопросу.

Архив материалов издания

Мы в Соцсетях

КАК ТЫ ТАМ, ГОСПОДИ?

Автор  фев 27, 2016 - 983 Просмотров

Всю прошлую неделю в редакции телефон разрывался от звонков. Читатели просили, чтобы мы наконец разъяснили, зачем Патриарх Кирилл встречался с Папой Римским? И ведь не скажешь им: «Спросите у священника своего прихода».  Не знают они своих батюшек. Только три процента из тех, кто считает себя православным, ходят на исповедь и причащаются. А остальные, выходит, неверующие?

Не спешите, не всё так просто. Прежде всего все мы, как правило, крестим своих детей, то есть вручаем заботу об их душах православной церкви. А во-вторых, вот поехал Патриарх на встречу с Папой, и заколотило всю страну. Казалось бы, какая конкретно тебе разница – примут унию или нет? Ты из всех молитв знаешь «Отче наш», да и то с пятого на десятое. Но ведь вся страна насторожилась! А знаете, почему? Потому что шесть веков для народной памяти – это нет ничто. Будто вчера всё было.
… Всё-таки в Кремль нужно приходить зимой. Летом всё весёленькое, зелёненькое. А в феврале ветер разметает снег, как белые пряди, и вдруг ощущаешь, какой же он седой и древний, наш Кремль. И на секунду замираешь у стены Успенского собора, чтобы приложить к ней ладонь, как поздороваться: «Предки мои, люди русские, здравствуйте…» А потом долго стоишь перед царскими вратами и не можешь отвести глаз от амвона.
1439 год. Флорентийская уния… А ведь мы чудом не стали тогда подданными Римского Папы. Тогда случилось другое чудо: мы стали Россией.
Когда пришло известие, что Византия отреклась и приняла католичество, а с амвона Успенского собора зачли акт измены веры, русские епископы онемели. Трое суток не было произнесено ни одного слова. Спустя трое суток князь Василий II Тёмный сказал примерно следующее: «Акт сей есть ересь, плюнуть и забыть. А Папа со своей унией идёт в пешее путешествие».
Так мы взяли на себя защиту православной веры. Так мы стали Третьим Римом. А Четвёртого не будет. Потому что Москва от веры не отступится никогда. В декабре, когда ветер взвивал снег и пушил его, будто густые пряди, в Кремле выбирали первого русского митрополита. Своего. Первого, ни от кого не зависимого. И вот с этого момента началась Великая Россия.
Мы масштабные ребята. Нам действительно нужны очень большие, великие задачи. Вот тогда мы расправляем плечи, смахиваем с них всю налипшую грязь – и сам чёрт нам не брат!
Поэтому сегодняшняя задача «сделать жизнь комфортной» – это верный способ угробить народ и страну. От скуки займёмся мордобоем, распадёмся опять на восемь полугосударств – и бери нас, Батый, голыми руками… А здесь: «Так что, выходит, кроме нас, Бога защитить и некому? Ну, дык… Ребята, не Москва ль за нами?!»
Защитить Бога – серьёзная задача. В общем – самое нам по плечу.
«Ты, Христос, если можешь, конечно, подмогни. А так не переживай и не волнуйся – в обиду не дадим».
Есть такая книжка «Дети пишут Богу». Три тысячи русских ребятишек написали письма Христу. Знаете, что интересно? Там у детей к Богу покровительственное отношение:

– Как ты на небе живешь? Все ли у тебя есть? Может, что надо? (Зина, 3-й класс).
– Господи, давай дружить? (Федя, 1-й класс).
– Может, Вам там печально? (Соня, 1-й класс).

И это самые типичные послания наших детей Богу. Не волнуйтесь, это у нас национальное. И «Москва за нами!» – вековой клич – как пароль доступа к русской душе. Москва не значит столица: мало ли их было, столиц, на Руси? Москва – центр, солнечное сплетение Третьего Рима. Мы об этом задумываемся? Да ни боже мой! Просто умирали под Москвой…
Сейчас Патриарх вернулся из Латинской Америки, и стало окончательно ясно, что волновались напрасно – нашему Третьему Риму ничто не угрожало. В аэропорту Гаваны главы двух церквей решали сугубо политические вопросы. Помните, как ещё несколько дней назад казалось, что неминучая беда сгустилась и нависла над миром? Воспалённая, больная, как грозовая туча с сухими молниями. И нечем дышать, и нет дождя, а молиться ты не умеешь... А сейчас вдруг как-то стало полегче: в Сирии – перемирие, а в Украине униаты воют от ужаса и злобы. В общем, хорошо они в Гаване пошептались – продуктивно.
Можно расслабиться? Ни в коем случае! По всем законам информационной войны сейчас должна начаться самая дикая, самая грязная и разнузданная атака на нашу Церковь. И не только потому, что наши дорогие партнёры проворонили встречу двух святейшеств и хотели, да не смогли помешать. И не только потому, что встреча была очень плодотворной. А потому, что речь идёт о судьбе России. На карту хотят поставить само существование страны. Нас мечтают раздернуть на части. И нам за нашу Церковь вновь бороться придется. Не за Бога. Именно за Церковь как за институт. Нам её дать в обиду нельзя, нам её уберечь нужно. Ибо ей страну собирать. Она умеет, ей не впервой.
Две святыни в нашем сознании за эти двадцать пять лет так и не смогли расшатать – Победу и Церковь. И вот всем народом мы за них зацепились и повисли над пропастью. Образ не мой, но очень точный.
Знаете, почему у них так свербит и чешется при взгляде на наши купола? Они их боятся. Это мы плохо знаем историю своего Отечества. А они знают. Они понимают, что пока есть Церковь, нет никакой гарантии, что мы, порванные в клочья, как ртуть не сольёмся вновь.
Что держит нас вместе – Россию, Украину и Беларусь? Язык и вера. Пока мы понимаем друг друга, пока мы говорим на одном языке – ничего не потеряно. Мы ближайшие родственники. Мы семья. Понимаете, Путин и Медведев для Украины – никто. А Кирилл – тоже их Патриарх.
И точно такая же история была шесть веков назад. Нет, тогда было ещё страшнее. Там была перманентная гражданская война: брат на брата, князь на князя. Город с городом были врагами. Но у них был один на всех Патриарх. И земли русские собирала Церковь. Из маленьких княжеств – в великую Россию.
… Успенский собор стал самым главным храмом России. И со всех концов страны едут туда люди, чтобы услышать проповедь Патриарха. Иногда заходит Путин и тихо стоит среди молящихся.
– Он вон там обычно стоит, – показывает смотрительница, – у той колонны. Вчера они долго с Патриархом разговаривали. До поздней ночи свет горел.
Патриарх вернулся в Москву накануне праздника. И 23 февраля у Могилы Неизвестного Солдата в череде венков выделялся один, где из красных, как кровь, роз был выложен православный крест. На ступенях вдоль древней стены выстроилось духовенство в монашеских клобуках. А на брусчатке замерли в парадном строю солдаты. Так стояли и смотрели друг на друга, глаза в глаза, два великих русских воинства. И февральский ветер мёл позёмку, развевая седые космы Кремля.
Наверное, мы не самые образцовые прихожане. Так получилось. Но 70 процентов жителей России заявляют:
«Я – православный!» Вы представили эту армию, уважаемые партнёры? И всё ещё собираетесь идти войной на нашу Церковь? Даже не пытайтесь. Не советую.

Дарья БОГАЕВСКАЯ.

Оставить комментарий

Убедитесь, что вы вводите (*) необходимую информацию, где нужно
HTML-коды запрещены

Полезные ссылки

 

Фоторепортажи

 

Видео материалы

Архив материалов

« Июнь 2020 »
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
1 2 3 4 5 6 7
8 9 10 11 12 13 14
15 16 17 18 19 20 21
22 23 24 25 26 27 28
29 30          

Наши партнеры

 

Please publish modules in offcanvas position.