Подписка онлайн

Лучшие материалы месяца

best

Ваш вопрос

Напишите нам письмо

Мы обязательно на него ответим. Оставьте жалобу, напишите отзыв или внесите предложение по любому волнующему Вас вопросу.

Архив материалов издания

Мы в Соцсетях

МИГРАНТЫ

Автор  фев 06, 2016 - 989 Просмотров
Глядя на то, как бесчинствуют мигранты в Европе, мы снисходительно улыбаемся: «Смотри-ка, справиться не могут. Да у нас их столько…» А действительно, сколько их у нас?

В прошлом году Самарский регион посетили 317 тысяч 809 иностранных граждан. На самом деле это огромная армия. Население области разом увеличилось на 10 процентов. Причём в подавляющем большинстве это молодые крепкие мужчины, которые приехали на заработки. Приехали и… пропали. Растворились! Патент, по данным ФМС, получил только один из шести мигрантов. А куда же делись остальные?
Они в основном на наших с вами дачах, уважаемые самарцы. Ещё пара-тройка недель, и, как только появятся первые проталинки, у калиток зазвучит заискивающе: «Хозяйка, рабочие не нужны, да? Всё умеем, да? Берём недорого, да?»
На самом деле берут дорого и, как правило, не умеют ничего. Каменщик в месяц свободно может заработать 70 – 80 тысяч. Но попробуйте, найдите в сезон русскую бригаду плотников или каменщиков. Бесполезно! А зарубежные помощники – вот они, всегда под рукой, ходят толпами по дачным просекам. Я подсчитала: в прошлом году у нас в округе работали восемь бригад – в основном таджики. Узбеков меньше – они считаются более умелыми работниками. В целом, я полагаю, только в нашем дачном массиве нашли работу и кров не меньше сотни гастарбайтеров.
В отличие от своих земляков, тех немногих, кто получил патент, «дачники» устроились прекрасно. За патент нужно платить каждый месяц по 3 тысячи рублей (что в среднем равно подоходному налогу самарца). А они не платят. И за квартиру тоже не платят, а живут бригадами на заброшенных участках. Работают исключительно на свой карман.
Кто о них знает? Кто проверял их документы? Я всерьёз задумалась об этом, когда к соседям пришла вставлять окна довольно странная бригада. Это были молодые спортивные мужчины. Все почему-то в белых рубашках. Несколько раз в день они расстилали на земле коврики и совершали намаз. У них были очень умные глаза, и я ответственно заявляю: они никогда раньше не занимались строительством. Окна поставили вкривь и вкось.
Они платят в карман председателю садово-дачного товарищества за право работать в его массиве и, как я могу предполагать, дают взятки участковому из соседней деревни, чтобы тот вовремя отводил глаза. Но и председатель, и участковый имеют дело только с бригадиром. А уж кого он там набрал себе в бригаду – его дело. И тогда я всерьёз задумалась о том, что если кому-то понадобится укрыть неограниченное число боевиков «ИГИЛ», то сделать это будет нетрудно. А при таком количестве наших дачных массивов – легче легкого!
Однако если бы председателей всех дачных кооперативов под роспись уведомляли об уголовной ответственности, которая неизбежно наступит, если на их дачах обнаружат нелегальных мигрантов, то тех бы как ветром сдуло! Но ведь не предупреждают.
Бригадирам обычно лет под пятьдесят. Они ещё застали Советский Союз и хорошо говорят по-русски. Молодёжь не знает языка вообще. Ни слова. Хозяева дач в массе своей тоже выросли в СССР, и азиаты научились тонко играть на струнах советских людей. Для них, советских, и таджики, и узбеки всё ещё соотечественники, о которых у нас в стране было принято заботиться. Русские не любят торговаться и не ждут, что их обманут. Ещё они очень стесняются контролировать работников. Гастарбайтеры воспринимают это как глупость и слабость. И работают соответственно.
Но нашему околотку повезло – у нас есть Серёжа. Многие старики знают его с детства: он вырос на их глазах, а сейчас стал майором полиции. За защитой идут к нему. Но когда Серёжа разбирается с работничками, старики отходят в сторону. Им неудобно. Потому что Серёжа разговаривает с азиатами как бай. И удивительное дело: халтурщики и бракоделы сразу становятся шёлковыми, отлично понимают русский язык и быстро исправляют всё, что накосячили.
– Поймите, – внушает старикам Серёжа, – с ними только так и надо разговаривать. Иначе они не понимают.
И каждый шаг проверять и контролировать. Только отвернёшься – такое наворотят!
В начале октября гастарбайтеры собираются домой. Они сезонные мигранты. Но мне больше нравится название «маятниковые». Наши «перелётные птицы» тащат в тёплые края из холодной России компьютеры, телефоны, стиральные машины и телевизоры. Всё это по бросовым ценам таджики и узбеки покупают в самарских ломбардах. И к концу октября витрины пустеют: наши гости весь сэконд-хенд выметают подчистую. Зимой они отдыхают. Но сейчас, наверное, уже снова собираются в дорогу.
А теперь давайте подсчитаем, во сколько нам обходится наше гостеприимство. Патенты, по нашим подсчётам, получают примерно 15 процентов гастарбайтеров. Деньги идут в областной бюджет. Знаете, сколько мы получили от патентов в прошлом году? Всего 628 миллионов рублей. А если бы заплатили все? Мимо нашего рта утекают миллиарды. Утекают туда – в экономику чужих стран.
В общем, не знаю, как вы, а я решила твёрдо. Отныне разговор будет короткий:
– Хозяйка, работа есть, да?
– А патент есть, нет?
Пусть привыкают. Кончилась лафа.

Дарья БОГАЕВСКАЯ.
Коллаж Романа ГРАМОТЕНКО.

 

Другие материалы в этой категории: « КРОВАВОЕ ВОСКРЕСЕНЬЕ И НА ПОЧТОВОЙ СТОЙКЕ »

Оставить комментарий

Убедитесь, что вы вводите (*) необходимую информацию, где нужно
HTML-коды запрещены

Полезные ссылки

 

Фоторепортажи

 

Видео материалы

Архив материалов

« Июль 2020 »
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
    1 2 3 4 5
6 7 8 9 10 11 12
13 14 15 16 17 18 19
20 21 22 23 24 25 26
27 28 29 30 31    

Наши партнеры

 

Please publish modules in offcanvas position.