Опрос

ПЛАСТИКОВАЯ КАРТА ИЛИ СБЕРКНИЖКА? Сейчас во многих отделениях Сбербанка пенсионерам предлагают перейти на пластиковые карты. Вы к этому готовы?
 

Видео

Подписка

dosr_podp

Ваш вопрос

Напишите нам письмо

Мы обязательно на него ответим.

Оставьте жалобу, напишите отзыв или внесите предложение по любому волнующему Вас вопросу.

Архив материалов издания

Все выпуски за последние годы

Книга отзывов и предложений

Важно ваше мнение

Оставьте жалобу, напишите отзыв или внесите предложение по любому волнующему вас вопросу.

Битва за Россию
Мы и власть
20.05.2017 21:57

Коллаж Юрия БАЛАШОВА

О западниках, державниках и сепаратизме

Пресс-конференция шла в отличном ритме: вопрос – ответ, шутка – хохот. Губернатор в хорошем настроении, зал живой и реагирует мгновенно. И вдруг: «Николай Иванович, конечно, у вас в Мордовии никогда не было таких митингов, как здесь…»
А зал молчит. Тут должен быть взрыв смеха! Журналисты должны икать и утирать слезы! Но все сидят спокойно, будто ничего и не произошло. И только губернатор быстро улыбнулся: «Как вы сказали? В Мордовии не было таких митингов?»
И тут же спрятал улыбку. И все покатилось дальше как ни в чем не бывало. И я вдруг поняла, что здесь действительно никто ничего не знает.
Ай да Самара, ай молодца… Пять лет проработать с человеком и ничего о нем не знать. Это все равно что встретиться с Рамзаном Кадыровым и отнестись к нему как к хорошему исполнителю лезгинки. А ведь это, на мой взгляд, равновеликие фигуры – Меркушкин и Кадыров. Один усмирил Чечню, другой вернул России Мордовию. Два таких региона было тогда в РФ – Чечня и Мордовия. И лишь чудом в Мордовию не ввели тогда войска.

«ЗОЛОТЫЕ ДЕВЯНОСТЫЕ»
Мордовия галопом неслась по пути «незалежности». В 1991-м, сразу после провала ГКЧП, все входы и выходы у тамошнего Белого дома блокировали вооруженные мужчины в кожаных куртках. Всем было понятно, чья теперь здесь власть. После серии покушений и убийств в директорском корпусе промышленные предприятия безропотно отгружали местным боевикам готовую продукцию, которой те распоряжались по своему усмотрению. Фактически промышленность Мордовии работала на бандитов.
Россия еще не знала, что такое невыплата заработной платы, а в Саранске рабочим уже не на что было кормить детей – им не платили по пять-шесть месяцев. Учителям и врачам выдавали жалованье бутылками водки. В республике проходит самая массовая студенческая политическая забастовка, а на митинги собираются по 30 тысяч человек.
Голову подняли националисты. Активисты общества «Масторава» требовали производить все назначения на руководящие должности, учитывая чистоту крови. Президент Мордовии (из демократов новой волны) яростно отбивал все попытки федерального центра наладить хоть какие-то отношения. Лишние глаза здесь были не нужны.
Наконец в Саранск прибыл вице-премьер правительства России. Вице-премьера в тычки выгнали из Белого дома и предельно конкретно указали, в каком направлении находится Кремль.
Несколько раз в Мордовию приезжал глава администрации президента РФ Сергей Филатов. Бесполезно. Его просто не желали слушать. В одном из интервью он сказал: «В России есть две опасные точки – Чечня и Мордовия. И если в Чечне идет горячая война, то в Мордовии – холодная. И что опаснее для страны – это еще вопрос».
Ежедневно Ельцину подавали две сводки: первая о ситуации в Чечне, вторая – в Мордовии. Кремль разрабатывал планы высадки на Советской площади Саранска десанта спецвойск. Перед ними ставилась задача прямого захвата Белого дома, Верховного совета и других административных зданий столицы региона.
В начале 1995 года председателем Государственного собрания Мордовии был избран Николай Иванович Меркушкин. И через пару дней он отправился в Москву, к президенту России.
Так что по сравнению с Самарской губернией в Мордовии лихие 90-е продолжались недолго – всего три-четыре года. Но и их хватило. По уровню экономического спада хуже ситуация обстояла только в Чечне. Но в Чечне шла война.
Сегодня Мордовия – первая среди регионов по доле инновационного продукта в промышленности, а Саранск – самый благоустроенный город в России.
Владимир Владимирович Путин точно знал, кто поможет ему спасти Самарскую область, которая загибалась. Ее называют «сердцем России». И это сердечко уже едва трепыхалось.

– Следующий вопрос Николаю Ивановичу, коллеги!
Вверх взметнулись десятки рук.
– А почему, на ваш взгляд, Самарская область оказалась в таком положении? Ведь не зря же говорят, что мы так и застряли в 90-х?
– Все регионы ведь по-разному проводили реформы. Кто-то не спешил, кто-то осторожничал. Но Самара всегда была самая передовая...

ВПЕРЕДИ ПАРОВОЗА
Да, Самара бежала впереди паровоза. Мы были первым регионом в стране, где решились отпустить цены. Говорят, Ельцин звонил наутро и кричал: «Вы там с ума посходили?»
Потом на нас испытывали ЕГЭ и страховую медицину. И даже с приватизацией местные элиты бежали впереди всех как ошпаренные! Это отсюда, из кабинетов губернской власти, ушло письмо в администрацию президента с просьбой разрешить приватизацию ВАЗа. А Москва в растерянности что-то мямлила. Говорила, что сейчас, может быть, еще не время.
Мы уже смирились с тем, что стали для всей России типа лабораторных мышей. Как проводились опыты, мы прекрасно помним. Но нас интересует, почему это происходило именно с нами? Однако Николай Иванович не дал ответа. Сказал откровенно: «Есть вещи, о которых я вам сейчас сказать не могу. Может быть, расскажу позже. И вы очень удивитесь».
Это понятно. Иные документы и через сто лет запрещено обнародовать. Но ведь думать самим и самим искать ответы нам никто не мешает?
И я думаю, что ответ нам нужно искать в августе 91-го. За несколько дней до ГКЧП произошло событие, которое народ не заметил, но которое свело с ума всю партноменклатуру. «Московские новости» опубликовали проект договора о Союзе суверенных государств, который готовили Горбачев и его
команда. Этот договор не должен был попасть в прессу. Это была утечка. И говорят, что документы журналистам передал Ельцин.
КПСС давно уже разделилась на западников и державников. Эта трещина расколола нашу элиту, превратившись в пропасть. Война элит идет по сей день, а страна так и стоит на краю пропасти.
Державники, или Русская партия, хотели освободить Россию от окраин, которые, по их мнению, висели у нее на ногах тяжким грузом. А западники собирались пустить все в распыл и кусочками войти в Европу. Русская партия уходит корнями в Ленинград. Это те, кого сегодня называют «питерские».
Я буду напоминать вам события, которые прошли на наших глазах, а вы попробуйте сами определить, кто из наших героев западник и либерал, а кто – державник.
В договоре ССГ, который сочинила
команда Горбачева, уничтожался как государство не только Советский Союз. В распыл пускалась вся Российская Федерация. Все очень просто. Все автономные республики, которых в составе РФ всего шестнадцать, получали статус союзных с правом на суверенитет.
Вы видели, что происходило с доброй, спокойной Мордовией? А это было только начало. Россия неминуемо разлетелась бы на кусочки. Этот договор должен был быть подписан 20 августа 1991 года.
То, что его опубликовали, – это подвиг. Информационная бомба взорвалась, и тогда случился ГКЧП.

– Следующий вопрос, коллеги!
– Николай Иванович, как вы относитесь к тому, что на митингах требуют вашей отставки?
– Спокойно отношусь. В Мордовии, когда вводили монетизацию льгот, собирались огромные митинги. И тоже кричали про отставку. А я вышел на трибуну и сказал: «Отставки не будет! Вы уже в 91-м на этой же площади кричали «Уходите в отставку». Вы тогда накричали, развалили одну страну, сейчас хотите развалить другую. Второго раза не будет. Не дам!»

КАК СПАСАЛИ РОССИЮ
И тогда случился ГКЧП. Министр обороны, министр МВД, председатель КГБ, премьер-министр – это были державники. Они выступили за два дня до подписания договора. И только сейчас стало ясно, что они выполнили свою задачу. Они сорвали подписание. СССР было не спасти. Но они спасли Россию.
Неизвестно, с какой стати Самарская область попала в список губерний, поддержавших ГКЧП. Знала ли местная элита о том, что написано в Союзном договоре? Вне всякого сомнения. Но председатель облисполкома Виктор Тархов заявил, что у него уборочная. Вроде как «моя хата с краю». И обком КПСС под руководством Валентина Романова сидел тихо-тихо. Не было ни митингов в поддержку, ни экстренных заседаний.
С державниками в наших краях вообще туго. Нет, народ у нас очень правильный. А вот в элитах державники как-то не приживались. Никто не любит вспоминать, как в 1998 году в губернской Думе местное начальство объявило о создании в области своего золотого запаса. И тут же депутатам предложили на утверждение герб и флаг губернии. И никто не закричал: «Это что за сепаратизм? Вы что, отделяться надумали?»
Нет, конечно, переглядывались и перемигивались. Но молчали. За Россию здесь на амбразуру бросаться не принято.
После ГКЧП, вернувшись из Фороса, Горбачев продолжил работу над договором. Правда, республики, получившие передышку и немножко пришедшие в себя, начали упираться. Но была объявлена новая дата подписания – декабрь 1991 года. После первой же подписи, поставленной под новым договором, Советский Союз прекращал свое существование. А с ним и Россия, которая распадалась на кучу удельных княжеств.
И тогда 8 декабря, опередив Горбачева, в Беловежской пуще собираются президенты Белоруссии, Украины и Российской Федерации и подписывают договор о прекращении существования СССР и создании СНГ. Ельцин вывел Россию целиком и на своих условиях.
Сейчас, когда я вспоминаю, как он прощался с нами и говорил «Простите меня. Берегите Россию», я ему верю. Но только сейчас, почти семнадцать лет спустя. Он потом то же самое повторил совсем молодому Путину, когда фактически передавал ему государство: «Береги Россию». И было видно, что питерский разведчик очень хорошо понимает, о чем его просит Ельцин, уходящий в небытие.

– Коллеги, пресс-конференция идет уже пять часов. Давайте последний вопрос Николаю Ивановичу.
– Николай Иванович, вы работаете губернатором Самарской области уже пять лет. Когда вы почувствовали, что начались какие-то изменения?
– Последние год-полтора. Когда были выборы. Самый тяжелый был этот зал в Белом доме и зал в театре оперы и балета, где мы отмечали юбилей нашей губернской Думы. Ведь сразу было видно, сколько там людей, глаз, которые подняты, слушают, интересуются тем, что говорит губернатор. И видно, как ко всему они относятся. Но вот уже года полтора, как я чувствую, что пошло движение навстречу. Пошли изменения.

…Россия, ты моя Россия, огромная белая птица. Как хорошо забраться к тебе под крыло и тихо гладить твои перья.
А в минуту опасности хочется сложить ладони ковшиком, взять и спрятать тебя на груди, как воробышка. И встать во весь рост, намертво вцепившись ногами в землю: «Ну, кто на нас?»
Я посмотрела на Меркушкина. Он знает про воробышка. Ему ничего объяснять не надо. Он ведет свой бой. Ну и слава Богу. Значит, в этом бою я знаю, куда подтаскивать снаряды.

Нина БОГАЕВСКАЯ.

 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Наши выпуски

< Декабрь 2017 >
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
        1 2 3
4 5 6 7 8 9 10
11 12 13 14 15 16 17
18 19 20 21 22 23 24
25 26 27 28 29 30 31

Наши партнеры

Podpiska Pochta Rossii

gebernia ra175x110

 gong 2016