Подписка

dosr_podp

Опрос

У вас скопились книги. Что с ними делать
 

Видео

Ваш вопрос

Напишите нам письмо

Мы обязательно на него ответим.

Оставьте жалобу, напишите отзыв или внесите предложение по любому волнующему Вас вопросу.

Архив материалов издания

Все выпуски за последние годы

Книга отзывов и предложений

Важно ваше мнение

Оставьте жалобу, напишите отзыв или внесите предложение по любому волнующему вас вопросу.

Куриная слепота
Мы и власть
18.03.2017 22:54


Некогда процветающая Обшаровская птицефабрика теперь представляет собой депрессивное зрелище.
Фото Романа ГРАМОТЕНКО

Куриная слепота (гемералопия) – это нарушение зрения, потеря ориентации в условиях сумрака

Все помнят сказку про Сумрак? Фантастика всегда на самом деле рассказывает про реальность. Вот и я воспользуюсь этой сказкой. Так будет легче рассказать вам о том, что происходит.
Мы плохо ориентируемся в Сумраке. Мы почти ничего не видим. А ведь главные битвы происходят здесь. То, что наверху, – часто спектакль, который нам показывают для отвода глаз. Но я не волшебник и даже не генерал полиции, чтобы приказать: «Всем выйти из Сумрака!»
Не везёт нам с этими генералами. Один генерал-полковник сейчас сам сидит на нарах. Нынешний генерал-лейтенант на днях отправлен в отставку. Но сегодня появилась надежда, что дело о загадочной гибели Обшаровской птицефабрики достанут из архива.

«ПТИЦЕПРОМ»
Что за странный мор пора­зил самарских кур? Ведь Куйбышевская область была лидером в Приволжье. У нас было девять птицефабрик, а Жигулёвская считалась самой крупной в Европе.
Чтобы понять, что случилось, нам придётся вернуться почти на двадцать лет назад. В самом конце 90-х в областном правительстве родилась идея – создать из нескольких птицефабрик объединение «Птицепром». И передать его газовикам. Газовики вряд ли могли определить, где у петуха яйца, зато отлично знали слова «холдинг» и «кредит». Поэтому у правительства взяли «на развитие» кредит примерно в 3 миллиона долларов, объединили фабрики в холдинг и запулили его Роману Абрамовичу.
В то время комбинацию, на которой можно было сделать хорошие деньги, деловые люди называли «тема». У нас в губернии птицефабрики были «темой». Напрасно вы думаете, что никто не понимал ценность этих предприятий и поэтому корпуса стояли пустые и рушились от времени. Корпуса, конечно, стояли, но деньги вокруг них звенели только так!
И Роман Абрамович тоже искал покупателя, которому можно было продать эти фабрики подороже. И ещё три года корпуса стояли пустыми. Из них куда-то исчезло всё советское оборудование. И, по сути, на торги выставлялись уже не фабрики, а земля и полуразрушенные коробки.
Наконец покупатель нашёлся. В Самаре. Это была фирма «Орикс», которая делала майонез, но мечтала разводить шампиньоны. А птицефабрики ей были нужны, чтобы их перепродать. И тоже немножко заработать. Но «пакетом» их уже никто не покупал. Пришлось «холдинг» раздёргать и торговать фабриками поштучно.
И снова ветер гулял по пустым птичникам. Дело оказалось небыстрое. Например, на Тимашевскую птицефабрику покупатель нашёлся только в конце 2009 года. Он приехал из Татарстана и долго бродил по пустым корпусам. Шаги звучали гулко, а глаза цепко ощупывали каждую стену. За двадцать лет эти стены совсем забыли, что такое хозяйский глаз.

ОБШАРОВКА
А на Обшаровской птицефабрике было всё отлично. Как её в 1996 году прибрал к рукам Борис Волков, так и не выпускал. Это был, конечно, зверь. Настоящая капиталистическая зверюга, причём очень жёсткая. На него даже в Страсбургский суд по правам человека жаловались. Волков обидел сынка одного очень влиятельного чиновника.
Пашни и птицефабрики, что удавалось захватить, чиновники записывали на сыновей. Или на доверенных людей. Ибо кровинушки, как правило, оказывались фантастически бездарны. Поэтому вся их «предпринимательская деятельность» была возможна, пока за спиной маячила тень отца.
Борис Волков не испугался могущественной тени и отобрал у чиновного сынка 7600 гектаров земли. Вот тот как раз и поехал в Страсбург. Но там как-то не решились вписываться в жестокие реалии российского капитализма.
Он был производственником, понимаете? Он был жёсток, но в птичниках у него кудахтали куры, а фирменные магазины были забиты отличными рулетами.
Но в 2009-м случилась очень странная история. Областной минфин вдруг обнаружил давний кредит. И вроде бы Волков по нему не рассчитывался. И это было странно, потому что кредит для его оборотов был копеечный. Но дело-то не в этом. Самарский минфин не хотел брать деньгами. Он требовал, чтобы с молотка пустили земельный участок и шесть корпусов, то есть всю фабрику. Чтобы вернуть всего 7 миллионов рублей.
То есть областное правительство пускало под нож самую успешную и процветающую птицефабрику области. Знал ли об этом губернатор, что правил тогда областью? Вряд ли. Сельское хозяйство не было его коньком…
Дело закончилось неожиданно: стороны пришли к мировому соглашению. А о чём договорились, на каких условиях сломали тогда несгибаемого и бесстрашного Волкова – доподлинно неизвестно. Но предположить можно.
Потому что дальше начались чудеса. Борис Волков как обезумевший начал брать огромные кредиты. Он никогда не делал этого раньше. Вёл хозяйство чрезвычайно экономно и работал на старом оборудовании. Впрочем, здесь он был не одинок. На самарских птицефабриках за двадцать пять лет вообще ни разу не меняли оборудование. А у соседей, которые теперь нас кормят, каждые пять лет запускали новейшие линии. Там теперь не птичники, а почти космические корабли. А у нас просто выжимали то, что досталось в наследство от погибшего СССР. Выжимали досуха, до капельки.
Через два года «Цыпочка из Обшаровки» набрала кредитов почти на 1 миллиард рублей. Корпуса были те же. Оборудование по-прежнему старое. Деньги ушли в неизвестном направлении.
Фабрику объявили банкротом. А Волков перетаскивал какие-то уцелевшие кормораздатчики, трубы, поилки. Ему дело надо было делать. Он начал откармливать индюков. Он был производственником, понимаете?
Борис Волков умер год назад. Он был блестящим организатором, хозяином, а умер с клеймом банкрота, человека, укравшего чужие деньги. Миллиард растворился в воздухе…

ВНИМАНИЕ: СУМРАК!
Дело пахло слишком дурно. От него несло вонью, как от скотомогильника. И резонанс мог быть оглушительный. Из государственного банка уведены огромные деньги, без средств к существованию остались восемьсот работников разорённой фабрики. Люди не понимали, почему их процветающее предприятие стало банкротом. Вот-вот могли начать писать заявления в прокуратуру и в Следственный комитет. А вот следствия допустить было никак нельзя... Слишком многое полезло бы из Сумрака наружу.
И на народный сход в Обшаровку высаживается десант КПРФ. Вы уж простите меня, но коммунистами я их называть не буду. Коммунист для меня – Урбанский, который голыми руками валил деревья. Вспомните, как он кричал: «Людям жррррать нечего!»
А КПРФ – она и есть КПРФ. Удивительная партия. Больше всех прочих заинтересованная в реванше либерал-финансистов. Она двадцать пять лет работала с ними в плотном сотрудничестве. Либералы давят – КПРФ ноет. И зарабатывает на хлебушек с маслицем. Так и жили в режиме «а я на вас бабушек натравлю». Десятилетиями верхушка партии делала бизнес на народном горе.
Но вот страна дождалась. Идёт революция сверху. Это же не просто нам так повезло, что пришёл губернатор, который строит фабрики, а не делает «бабки» на их перепродажах. Процесс идёт по всей стране. Создаётся русская национальная экономика. Пришло время объединяться и действовать! А эти ничего не могут… Они умеют лишь нудеть, причём только за деньги. Потому что без денег они даже нудеть не могут.
Посланцы КПРФ деловито забрались на трибуну и стали вкладывать народу «правильную» версию: «Это Меркушкин фабрику разорил! Специально! «Цыпочка» для его мордовских кур была конкурентом».
Как говорил Геббельс? Чтобы люди сразу поверили, ложь должна быть чудовищной? Геббельс был бы доволен. Ложь была адова. От такой запредельной наглости у специалистов падала челюсть, и они так и сидели с открытыми ртами.
Дело в том, что все птицефабрики, которые чудом уцелели после того, что творили с ними местные реформаторы, совокупно давали области всего 30 тысяч тонн курятины. А области надо в пять раз больше. Народ у нас, после того как здесь вволю погуляли реформаторы, сильно обеднел. И ему по карману теперь только куры – самое дешёвое мясо. Кур надо много, иначе люди останутся вообще без белка. Потребность области – 150 тысяч тонн мяса птицы. Вы про какую конкуренцию здесь несёте, граждане? Рынок пустой, на нём ветер гуляет. Местного производителя в микроскоп не рассмотришь!
Знали ли об этом ораторы из КПРФ? Да кого это волнует? Сценарии пишут те, кто прячется в тени. Вместо них на виду танцуют клоуны. И вот там, в Сумраке, очень веселились: «Вот лохи-то как повелись!»
Однако уголовное дело всё же завели. Масштаб хищений был чудовищный. Приличия требовали вмешательства МВД. Но потом дело приостановили и быстренько засунули в архив, где оно уже покрылось толстым слоем пыли.
Я смотрела материалы дела и спиной чувствовала ледяное дыхание Сумрака. Там, где вместо улыбок видны настоящие лица, вместо рукопожатий – занесённые для удара кулаки. Вопросов становилось всё больше. Но самый главный – почему все кредиты повешены на Бориса Волкова? Ведь у «Цыпочки» был второй учредитель, которому принадлежала доля в 45 процентов. Но этот спрятался в тень, растворился вслед за пропавшим миллиардом. Его звали Валерий Черноусов. Областные газеты открыто писали о том, что он – доверенное лицо семей из самой верхушки бывшего политбомонда губернии.
Их тени мечутся в Сумраке. Сумрак, как пылесос, жадно отсасывает деньги, срочно превращая активы в кэш, в наличность. И тени судорожно набивают этими пачками денег чемоданы. Они готовятся к эвакуации.
Сегодня по тому же самому сценарию, по которому банкротили Обшаровку, пытаются обанкротить Тольяттинскую птицефабрику. Точно так же за два года набрано немерено кредитов. И деньги исчезли в неизвестном направлении. И вот ведь совпадение! Учредитель тот же самый, что и в Обшаровке, – Валерий Черноусов.
Но дело застопорилось. Арбитражный суд вдруг перестал быть послушным и занялся детальным исследованием кредитов. И в областном МВД начали чистку, причём с самого верха. В полицию придёт новый руководитель.
И появилась надежда, что наконец раздастся приказ: «Всем выйти из Сумрака! Руки за спину. Лицом к стене».

Нина Богаевская.

 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Наши выпуски

< Октябрь 2017 >
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
            1
2 3 4 5 6 7 8
9 10 11 12 13 14 15
16 17 18 19 20 21 22
23 24 25 26 27 28 29
30 31          

Наши партнеры

2015

gebernia ra175x110

 gong 2016