Опрос

ПЛАСТИКОВАЯ КАРТА ИЛИ СБЕРКНИЖКА? Сейчас во многих отделениях Сбербанка пенсионерам предлагают перейти на пластиковые карты. Вы к этому готовы?
 

Видео

Подписка

dosr_podp

Ваш вопрос

Напишите нам письмо

Мы обязательно на него ответим.

Оставьте жалобу, напишите отзыв или внесите предложение по любому волнующему Вас вопросу.

Архив материалов издания

Все выпуски за последние годы

Книга отзывов и предложений

Важно ваше мнение

Оставьте жалобу, напишите отзыв или внесите предложение по любому волнующему вас вопросу.

Поздравляем вас, соврамши…
Социальный аспект
18.11.2017 00:11


Фотография сделана 16 ноября. Участок Ново-Садовой закрыт.
Фото Романа ГРАМОТЕНКО

 

Движение на улице Ново-Садовой – от Первомайской до Полевой – начнется в первых числах ноября…
Южный мост откроется на этой неделе…
Ракитовское шоссе откроется первого сентября…
Газон на стадионе «Самара-Арена» начнут готовить в мае 2017-го… И т.д. и т.п.

Интересная закономерность наблюдается во всех этих недавних чиновничьих посулах. Ни одно из них не было выполнено в обещанный срок.
А вот и более ранние уверения.
«Стройка пойдет под снос, а застройщица попадет в черный список». Это крупные самарские чиновники – о том, как на месте первоначального трехэтажного особняка на улице Красноармейской, что в Самаре, растет незаконная десятиэтажная «свечка»… Сейчас, кстати, она почему-то оказалась узаконена.
Девятого января, в первый рабочий день 2017 года, министр социально-демографической и семейной политики Самарской области Марина Антимонова пообещала, что уже к концу января будут решены все проблемные вопросы, связанные с переходом на 50-процентную компенсацию совершенных платежей за коммунальные услуги. Потом она говорила, что в конце февраля, затем – в марте и т.д. Но до сих пор наши читатели сообщают, что они или совсем не получают эту компенсацию, или получают столько, что понять ничего не могут.
Ее коллега, министр транспорта и автомобильных дорог Иван Пивкин, тоже в январе на встрече с ветеранами обещал сделать так, чтобы во время поездок в общественном транспорте на социальном билете отражалось или число совершенных поездок, или количество оставшихся. Но и тут ничего не сделано. Все еще «идет процесс изучения ситуации и ее отработки», как сказано в недавнем официальном ответе на запрос редакции.
У наших чиновников всегда есть масса причин для объяснения срывов обещанных сроков. А причина-то всегда одна – они просто не создали надежную базу для завершения работ в назначенный срок.
Нельзя же всерьез принимать утверждения сотрудников ведомства госпожи Антимоновой о том, что управляющие компании и ТСЖ отказались сообщать им данные о платежах, совершенных гражданами. Неуважаемые столоначальники, а кто мешал вам провести предварительную работу и сделать этим организациям, управляющим нашими домами, такие предложения, от которых они не только не смогли бы отказаться, но даже и подумать об отказе?
Ничего, кроме печального смеха, не могут вызвать и утверждения чиновников о том, что вовремя завершить работы на том или ином объекте им якобы помешали неожиданные дожди, как это было и с Ракитовским шоссе, и с Южным мостом, да и с улицей Ново-Садовой тоже.
Я еще могу понять, что погодные катаклизмы могут принести некоторое поражение в весенней или осенней битве за урожай, когда сеять или убирать нужно в очень маленький промежуток времени. Но при сооружении дорожных объектов, когда временной люфт огромен, надо просто максимально использовать погожие дни, а околачивать груши можно и в непогоду. Увы, наши дорожники что в погожие дни, что в непогожие работали одинаково – ни шатко ни валко. Потому и дотянули до осенних хлябей, сорвавших и намеченные планы, и благостные рапорты чиновников.
Честно говоря, я не знаю, как сейчас организована оплата труда строителей, работающих по госзаказу. Скорее всего, они получают деньги в полном объеме несмотря на срывы графика. Предполагаю так только потому, что ни разу не видел ударного их труда.
И поэтому постоянно вспоминаю трудовые семестры, проведенные в студенческих стройотрядах (ССО), когда работали по так называемой аккордно-премиальной системе. То есть за каждый день опережения получали приличную премию. Если же опаздывали, то за каждый день опоздания вычитали из общего заработка. Естественно, никакой расхлябанности в нашей работе и быть не могло.
Почему бы и нашим государственным и муниципальным заказчикам, среди которых, кстати, есть и ветераны ССО, не вспомнить хорошо забытое старое?
И второй момент. Сейчас далеко не редкость, когда тендер на тот или иной заказ выигрывают фирмы и фирмочки, у которых в загашниках нет ничего, кроме малюсенького офиса и пары-тройки так называемых руководителей. Но именно такие фирмы и выигрывают весьма серьезные тендеры. А потом, став подрядчиками, нанимают огромное количество субподрядчиков, которые в свою очередь нанимают своих субподрядчиков. И понеслось, и покатилось…
В результате очень ответственные работы перекладывают за смешные деньги на совершенно непрофессиональных гастарбайтеров, которые ни за что не отвечают. Вот отсюда и срыв сроков, и очень низкое качество работы, и отсутствие ливневки на отремонтированных дорогах, и колышащаяся и проваливающаяся плитка на только что уложенных тротуарах.
Кто в этом виноват? Конечно, прежде всего закон о госзакупках, который приняли депутаты, а они, как я не раз уже писал, давно находятся в абсолютном отрыве от реальной жизни. Главное требование этого закона – отдать бюджетный заказ не тому, кто лучше сделает, а тому, кто меньше за его выполнение денег возьмет.
Конечно, каждому хочется приобрести что-то хорошее на халяву. Это в крови, в менталитете наших людей. А я всегда в таких случаях вспоминаю свою покойную тёщу, которая, когда мы обсуждали предстоящие семейные покупки, любила повторять: «Дорого – мило, а дешево – гнило». И ведь никогда не ошибалась в своих прогнозах.
Вот и наши чиновники, определяя претендентов на бюджетные заказы, обязаны покупать не то, что мило, а то, что гнило. Вот они и покупают, а потом дают нам невыполнимые обещания. Не это ли одна из причин их постоянного вранья? Вранья, за которое почему-то никто и никогда не отвечает.
Однажды я попал на планерку к начальнику строительства Игналинской атомной электростанции Геннадию Середе. И стал невольным свидетелем того, как на этой планерке Середа снял с должности начальника одного из СМУ только за то, что тот опоздал на неделю с обещанным завершением строительства – и не какого-то особо важного объекта, а обычной жилой девятиэтажки.
«Трепачам у нас не место», – подвел итог этой неприятной истории начальник АЭС.
Конечно, в Минсредмаше СССР, которое строило атомные объекты, в силу его специфики существовали свои жесткие нормы и правила. Но, думается, некоторые из них можно было бы перенести и в нашу донельзя расхлябанную жизнь, навести порядок в которой может только такая жесткость.
На мой взгляд, только так можно заставить наше «крапивное семя», как именовал чиновников мой любимый Николай Гоголь, заставить работать честно, правильно и добросовестно.

Аркадий СОЛАРЕВ.

 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Наши выпуски

< Декабрь 2017 >
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
        1 2 3
4 5 6 7 8 9 10
11 12 13 14 15 16 17
18 19 20 21 22 23 24
25 26 27 28 29 30 31

Наши партнеры

Podpiska Pochta Rossii

gebernia ra175x110

 gong 2016