Опрос

ПЛАСТИКОВАЯ КАРТА ИЛИ СБЕРКНИЖКА? Сейчас во многих отделениях Сбербанка пенсионерам предлагают перейти на пластиковые карты. Вы к этому готовы?
 

Видео

Подписка

dosr_podp

Ваш вопрос

Напишите нам письмо

Мы обязательно на него ответим.

Оставьте жалобу, напишите отзыв или внесите предложение по любому волнующему Вас вопросу.

Архив материалов издания

Все выпуски за последние годы

Книга отзывов и предложений

Важно ваше мнение

Оставьте жалобу, напишите отзыв или внесите предложение по любому волнующему вас вопросу.

Зона умолчания
Социальный аспект
21.10.2017 21:09

Коллаж Романа ГРАМОТЕНКО

 

Большого разговора о приватизации нам всё равно не избежать

Наши ваучеры лежат в энциклопедии – тоненькая стопка, накрытая папиросной бумагой. Мы их не трогаем. Как положили тогда, в 1992-м, так и лежат. А вчера я их достала. Разложила на столе розовато-серые кусочки бумаги. Ну, с юбилеем тебя, ваучер...

А НАРОД ЗА ВАУЧЕРАМИ НЕ СПЕШИЛ
Октябрь 92-го был на удивление сухой, дождей почти не было. А вот температура была ниже, чем сейчас. В 20-х числах столбик термометра выше плюс трех градусов уже не поднимался. Пахло кострами и прелыми яблоками, под ногами шуршали листья. И вроде бы всё нормально. Вот только в воздухе летает что-то… То ли осенние паутинки, то ли тревога носится вокруг, липнет к лицу и рукам. Это нашу страну зашатало уже, как пьяную.
Ровно двадцать пять лет назад, в октябре 1992-го, нам начали выдавать ваучеры. По одному на каждую человеко-единицу: и старенькому дедушке, и грудному младенцу полагался ваучер. Вот такая уравниловка.
Получать приватизационные чеки нужно было в сберкассах. Тогда они уже назывались отделениями Сбербанка, но народ ещё не привык и говорил по старинке: сберкасса. Очередей не было. Никаких, даже маленьких. Как-то народ не ломанулся получать по две «Волги» в одни руки. Эти ваучеры нам старательно впихивали ещё целый год: реклама по телевизору, статьи в газетах, напоминания в почтовых ящиках. А народ почему-то не бежал сломя голову за своим счастьем.
Удивительно? Нисколько! В Самарском государственном экономическом университете за эти годы защитили не одну и не две диссертации, в которых учёные без эмоций, с цифрами, таблицами и графиками исследовали ход приватизации предприятий в Самарской области. Я смотрела эти диссертации, читала авторефераты, и сейчас, спустя двадцать пять лет, наконец обнажались тайные пружины, рычажки и винтики, благодаря которым всю страну закружили тогда в пляске безумия.
Оказывается, социологи уже тогда предупреждали реформаторов: население поддерживает приватизацию парикмахерских, ателье, магазинов и пекарен – то есть торговлю и сферу обслуживания. Люди прекрасно помнили, как во времена Сталина в стране работали кооперативы и артели. И ничего плохого, кроме хорошего, от них не видели. Пока Никита Хрущёв со своими троцкистскими загибами не выкорчевал с корнем любую частную собственность.
Но тогда, в 1992-м, люди категорически возражали против приватизации крупных промышленных предприятий. Они, кстати, и сейчас возражают. Согласно свежему опросу ВЦИОМ, больше половины жителей страны уверены, что государственные предприятия работают эффективнее. И вообще голосуют за то, чтобы подавляющая часть экономики принадлежала государству.
Только в конце 1993-го реформаторы радостно сообщили: 80 процентов приватизационных чеков наконец-то розданы населению Самарской области. И понеслась! Под Новый год в Самаре состоялся первый чековый аукцион.
Тут мы были впереди России всей. Если в других регионах насчитывалась пара-тройка чековых инвестиционных фондов, то у нас было четырнадцать ЧИФов. И все они уговаривали земляков доверить им свои ваучеры. А ЧИФы купят правильные акции, которые принесут огромную прибыль, и будет всем счастье. С помощью ЧИФов бесследно пропали ваучеры у четверти населения Самарской области.
В 1993-м Верховный Совет принял постановление, где депутаты назвали аукционы «мошенничеством, в результате которого государственная собственность уходит в частные руки за бесценок». Во многих регионах сразу остановили аукционы. Но не в Самарской области. У нас приватизацию, как лошадь, нахлестывали нещадно, и она неслась уже в мыле, не разбирая дороги. А Верховный Совет расстреляли из танков.

В КОСМОС ВЕРХОМ НА САМОВАРЕ
По выручке от продажи предприятий Самарская область устойчиво занимала третье место в РФ – после Москвы и Санкт-Петербурга. И всё равно председатель комитета по управлению имуществом в Самарской области Мамигонов на пресс-конференции посетовал: «Проблема приватизации сложно вписывается в милитаризованную экономику области».
Вон оно как… Мы называли наши заводы «оборонкой». А оказалось, что мы тут захватчики-милитаристы.
Заводы самарской «оборонки» готовились к акционированию и беспощадно вытравливали своё постыдное милитаристское прошлое. На областной выставке конверсионной продукции ПО «Прогресс», работавшее на космос, представило автомат для производства сосисок. Производственное объединение «Салют», которое до этого изготавливало бронезащиту для самолётов и вертолётов, освоило конвейерную машину для мойки томатов и агрегат для очистки чеснока. СМПО «Металлист» (оно делало камеры сгорания двигателей межконтинентальных баллистических ракет) показало на выставке свою новую продукцию – самовары с ручной росписью.
По данным исследователей Самарского государственного экономического университета, примерно треть ваучеров жители области вложили в покупку акций своих предприятий. Учёные отметили интересную закономерность: там, где директора при акционировании усидели в своих креслах, события развивались по единому сценарию. В кресле, кстати, усидел каждый второй «красный директор». На предприятии вдруг начинались перебои с зарплатой. Её могли не платить два-три месяца, а кое-где и полгода. Рабочие перекрывали Московское шоссе и улицу Ново-Садовую, шли маршем гнева по проспекту Кирова, но деньги от этого всё равно не появлялись. А ведь всего-то и надо было – продать за бесценок перекупщикам свои акции. Там, где «акционеры» не упирались, тут же начинали выдавать зарплату. Вывод, к которому пришли исследователи-экономисты, беспощаден: перебои были не случайны. Не было для этого никаких объективных причин, кроме ненасытной жадности бывшей советской номенклатуры.
А дальше начиналось второе действие номенклатурной приватизации. Забрав акции у рабочих и став полновластным хозяином, старый директор начинал рвать завод на куски, выводя из него самые рентабельные производства. Так хищник вырывает печень, оставляя подыхать обескровленное животное. Учёные бесстрастно описывают механизм убийства ЗиМа, 4-го ГПЗ, КИНАПа…
Итак, приватизация в пользу «красных директоров» съела не менее трети всех ваучеров. Ещё четверть, как мы помним, украли у самарцев ЧИФы. Чековые инвестиционные фонды просто растаяли как дым.
А каждый третий житель Самарской области продал свой ваучер. В 93-м на каждом ларьке висело объявление: «Куплю золото, медали, ваучеры». На приватизационном чеке был написан номинал – 10 тысяч рублей. Но в ларьках за него давали бутылку. А фирма «Пушкин, Столяров, Гаранин» скупала ваучеры по 3 тысячи рублей. Их офис находился в центре города, и к ним даже стояла небольшая очередь. На эти деньги можно было купить, например, десять килограммов говядины. На рынках Самары она стоила тогда от 300 до 500 рублей. Или можно было закупить в зиму целый центнер картошки. Её на базарах продавали примерно по 30 рублей. Натуральное молоко у молочниц стоило от 60 до 80 рублей…
Вы уже насторожились, мой дорогой читатель? Вам тоже эти цены показались вдруг удивительно знакомыми, будто вы их вчера видели на ценниках? Да нет, почему вчера, когда это было буквально сегодня? Обида!
Вот и я в изумлении тёрла глаза, увидев в одной из научных работ цены 1992 года. Года, когда началась приватизация… И тут нас с вами ждёт серьёзное открытие.

ОБИДА
Итак, цены двадцать пять лет назад были такие же, как сегодня. А зарплаты? У учёных отношение к фактам трепетное. Их цифры, как правило, трижды перепроверены. Средняя зарплата в ноябре 1992 года в самарской промышленности составляла 11 тысяч 832 рубля.
Такого чудовищного расслоения ещё не было, и средняя зарплата соответствовала реальности. Разумеется, её никак нельзя сравнивать с сегодняшней «средней», которая к жизни не имеет никакого отношения, а высчитывается для хорошей отчётности хитрым образом: складывают зарплаты топ-менеджеров «Самаранефтегаза» с зарплатами дворников и слесарей. И в среднем получается неплохо.
Статистики эти фокусы прекрасно знают, поэтому у них есть другая категория – «модальный доход». Это уровень дохода, встречающийся наиболее часто среди населения (имеющий наибольшую частоту). На сайте Федеральной службы государственной статистики опубликованы данные о модальном уровне денежных доходов в регионах Российской Федерации.
Вы уже догадались? Да, в Самарской области абсолютное большинство получает зарплату не выше 11 тысяч 995 рублей 70 копеек. Практически такую же, как и двадцать пять лет назад, до начала приватизации. Это можно было сразу сказать по рыночным ценам: доходы не увеличились, ибо торговцы пишут на ценниках максимум того, что люди могут заплатить.
Правда, тогда, в 1992-м, жилось всё же полегче. За квартиру платили 200 – 300 рублей, билет в трамвае стоил 20 руб-лей, да и больницы были ещё бесплатные. И люди не тонули, захлёбываясь, в кредитном омуте.
Только 13 процентов населения сумели тогда приобрести на свои ваучеры акции доходных компаний. Но и им рассчитывать на дивиденды было смешно. Мелкие акционеры, как правило, при дележе доходов остаются «при своём интересе». Согласно опросам, абсолютное большинство населения чувствует себя сегодня жестоко обманутым. «Приватизация выродилась в перераспределение государственной собственности и концентрации её в руках узкого круга лиц». Это не я говорю, это сухо и беспощадно формулируют свой приговор учёные.
Да ведь и их на днях оберут – этот «круг с узкими лицами». Второго февраля банки США и Англии по закону «О криминальных финансах» начнут замораживать вклады российских богачей. Их деньги будут с ищейками разыскивать во всех офшорах. И заберут. Будьте уверены: всё, что украдено в России, Запад, скорчив постную физиономию, заберёт себе.
Грустно это или радостно? Не знаю… Я снова накрываю папиросной бумагой тоненькую стопочку ваучеров – несколько долей, несколько кусочков моей Родины. Родины, которую я не продавала. Да всё равно так и не уберегла.

Нина БОГАЕВСКАЯ.
(Автор выражает благодарность за помощь в подготовке материала кандидатам экономических наук М.В. Михейкиной и Г.А. Добронос.)

 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Наши выпуски

< Декабрь 2017 >
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
        1 2 3
4 5 6 7 8 9 10
11 12 13 14 15 16 17
18 19 20 21 22 23 24
25 26 27 28 29 30 31

Наши партнеры

Podpiska Pochta Rossii

gebernia ra175x110

 gong 2016