Опрос

ПЛАСТИКОВАЯ КАРТА ИЛИ СБЕРКНИЖКА? Сейчас во многих отделениях Сбербанка пенсионерам предлагают перейти на пластиковые карты. Вы к этому готовы?
 

Видео

Подписка

dosr_podp

Ваш вопрос

Напишите нам письмо

Мы обязательно на него ответим.

Оставьте жалобу, напишите отзыв или внесите предложение по любому волнующему Вас вопросу.

Архив материалов издания

Все выпуски за последние годы

Книга отзывов и предложений

Важно ваше мнение

Оставьте жалобу, напишите отзыв или внесите предложение по любому волнующему вас вопросу.

Никому не нужен...
Социальный аспект
21.10.2017 21:02

В заложниках у собственной немощи

«ГНИЮЩИЙ ЗАЖИВО»
Именно так выразился позвонивший в редакцию пенсионер Владимир Ильич Зиновьев: «Помогите, у нас тут человек заживо гниет!»
По его словам, ситуация у его соседа по подъезду действительно сложилась бедственная. Беспомощный больной человек, неспособный самостоятельно себя обслуживать, живет один в антисанитарных условиях, не нужный ни родным, ни государству.
Полиция сделать с этим ничего не может, управляющая компания тоже – квартира в частной собственности. Обращались соседи и в Центр социального обслуживания, ведь за беспомощным человеком нужен постоянный уход и присмотр. Но у социальных работников полномочия тоже небезграничны – никто не может приставить к пенсионеру круглосуточную сиделку, а тем более забрать его в пансионат.
У Юрия Николаевича есть родной сын, которому принадлежит доля в квартире, но он живет отдельно и, по словам соседа, наведывается нечасто.
Когда мы пришли к Юрию Николаевичу, в квартире висело едкое марево – сгорело что-то на плите. Но гораздо более плачевное впечатление произвел сам хозяин – полуодетый, давно махнувший рукой и на свой внешний облик, и на гигиену, то и дело принимающийся плакать… Не так давно Юрий Николаевич перенес урологическую и глазную операции, у него отекают ноги.
«Ну как же так? – возмущается Владимир Ильич. – Как же может быть, что в нашем социальном государстве никому нет дела до того, что человек, проработавший пятьдесят лет на благо этого государства, медленно гибнет у себя в квартире? И ни у кого нет полномочий, чтобы что-то сделать? Разве такое могло быть раньше, в Советском Союзе?»

КТО ВИНОВАТ?
Сын пенсионера Игорь Юрьевич, которому я позвонила вскоре после визита к его отцу, сразу занял оборонительную позицию: мол, мы тоже хотим во всем обвинить его, не разобравшись в ситуации. По его словам, отца он навещает регулярно, оплачивает жилищно-коммунальные услуги, иногда наводит порядок в квартире. В общем, делает всё, что позволяют силы и здоровье.
У сына имеется заключение о недее-способности Юрия Николаевича, сделанное врачом-психиатром после обследования. Это подтвердила и специалист Центра социального обслуживания. По заключению врачей, Юрий Николаевич страдает прогрессирующей деменцией и нуждается в опеке родственников или в помещении его в пансионат. Правда, для того чтобы признать человека недееспособным, одного врачебного диагноза недостаточно – это должен сделать суд. А инициировать этот процесс могут опять-таки родственники, то есть всё тот же сын. Который всё собирается оформить опеку над отцом и поместить его в пансионат, да вот только никак не соберется.
Можно было закончить эту статью почти традиционно – обличением бездушных потомков, забросивших родного отца и деда (у Юрия Николаевича есть еще и взрослый внук). Но делу этим не поможешь. Тут, скорее, нужно думать не о том, кто виноват, а что делать. А дело действительно не терпит отлагательства, ведь случись что, пострадать может не только одинокий пенсионер, но и жильцы дома.

ЧТО ДЕЛАТЬ?
Недавно, связавшись по телефону с заведующей отделением надомного обслуживания Октябрьского района Ольгой Валентиновной Плотниковой, мы узнали, что сын Юрия Николаевича заключил с ними договор на услуги социального работника – та приходит раз в десять дней, делает уборку. Этого, конечно, мало в данной ситуации, но хоть что-то. К тому же соцработник иногда по собственной инициативе, по доброте душевной что-то приготовит, принесет поесть... Исчезли, по словам соседа, и тараканы.
В августе пенсионера направили на обследование и лечение в гериатрическую больницу на Хлебной площади. В сентябре с сыном Юрия Николаевича встретился консультант аппарата уполномоченного по правам человека Самарской области В.А. Бесперстов, и тот сообщил ему, что отец находится на лечении в самарской психиатрической больнице. После выписки Игорь Юрьевич на основании медицинского заключения намерен незамедлительно предпринять действия по признанию отца недееспособным, установить над ним опеку и поместить в пансионат. И это будет, пожалуй, наилучшим выходом и для самого пожилого человека.
Кстати, по словам уполномоченного по правам человека в Самарской области Ольги Дмитриевны Гальцовой, которой мы направили письмо Владимира Ильича Зиновьева, в органы опеки, а точнее – в районные отделы департамента опеки, попечительства и социальной поддержки администрации городского округа Самара могут в подобных случаях обращаться и соседи одинокого беспомощного человека, поскольку именно у этих органов есть полномочия что-то сделать в данной ситуации.
Вопреки расхожему мнению, человека у нас действительно нелегко выселить из собственной квартиры, поместить надолго в психиатрическую больницу, в дом престарелых... И это правильно. Но закон, защищающий гражданина от произвола других людей, часто оборачивается против него, когда он нуждается в защите от других, нередко не менее опасных вещей – собственной физической и душевной немощи, неспособности себя обслуживать и полной ненужности родным и близким.

Надежда ЛОКТЕВА.

 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Наши выпуски

< Декабрь 2017 >
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
        1 2 3
4 5 6 7 8 9 10
11 12 13 14 15 16 17
18 19 20 21 22 23 24
25 26 27 28 29 30 31

Наши партнеры

Podpiska Pochta Rossii

gebernia ra175x110

 gong 2016