Опрос

ПЛАСТИКОВАЯ КАРТА ИЛИ СБЕРКНИЖКА? Сейчас во многих отделениях Сбербанка пенсионерам предлагают перейти на пластиковые карты. Вы к этому готовы?
 

Видео

Подписка

dosr_podp

Ваш вопрос

Напишите нам письмо

Мы обязательно на него ответим.

Оставьте жалобу, напишите отзыв или внесите предложение по любому волнующему Вас вопросу.

Архив материалов издания

Все выпуски за последние годы

Книга отзывов и предложений

Важно ваше мнение

Оставьте жалобу, напишите отзыв или внесите предложение по любому волнующему вас вопросу.

Бросили умирать...
Социальный аспект
09.09.2017 21:08

Эта вопиющая по своей бесчеловечности история произошла пару месяцев назад в Сызрани

 

И АЛКОТЕСТЕР НЕ НУЖЕН

В тот день Тамара Андреевна Заворотнева поехала на городское кладбище, чтобы привести в порядок родные могилы. В автобусе ей внезапно стало плохо. И когда водитель высадил ее на остановке «Фомкин сад», стоять она уже не могла, упала, ударившись головой, уронила сумку.
Изъясняться нормально тоже не могла. Люди на остановке вызвали «скорую». Приехала четвертая бригада за номером 230. Молодая фельдшер Ольга Макарова, мельком глянув на Тамару Андреевну, с ходу вынесла вердикт: «Да это пьяница! Проспится, и все дела». После чего бригада уехала, а пожилая женщина осталась лежать на остановке на солнцепеке…
К счастью, случайные прохожие в отличие от «прозорливой» фельдшерицы оказались людьми нормальными, нашли в «мобильнике» Тамары Андреевны номера телефонов ее родных, дозвонились и сообщили, что с ней плохо.
На место немедленно выехал зять, а дочь и племянница принялись снова названивать в «скорую». Однако оператор ответила, что повторно бригада по этому адресу не поедет, поскольку она уже там была и якобы никого не нашла.
Только после того, как родным удалось дозвониться до руководства станции скорой помощи, на место была послана та же самая бригада, хотя родственники Тамары Андреевны, поняв по симптомам, что у нее, скорее всего, инсульт, просили прислать реанимацию. Тем временем с момента первого вызова прошло уже около двух часов драгоценного времени, ведь при инсульте счет идет не на часы, а на минуты.
– Вместо того, чтобы положить маму на носилки, – рассказывает ее дочь Вера Тарасова, – сотрудники «скорой» волоком затащили ее в машину, поскольку сама она передвигаться уже не могла.

«О СМЕРТИ МАМЫ СООБЩИЛИ РИТУАЛЬЩИКИ»
Её отвезли в Сызранскую центральную городскую больницу и положили в реанимацию неврологического отделения, наконец-то поставив ожидаемый диагноз: ишемический инсульт.
Родственников к больной не пустили, на их расспросы о ее состоянии отвечали скупо: мол, проводится стандартное лечение и ничего больше они сказать не могут. На третий день Тамара Андреевна умерла…
– Причем о смерти мамы мы узнали вовсе не от работников ЦГБ, а от… ритуальщиков, – вспоминает Вера Тарасова. – Уж им-то информация поступает оперативно.
Четвертого июля рано утром к нам домой пришла агент из похоронного бюро и предложила свои услуги.
Вслед за ней в дверь постучал агент из другой «ритуалки» с тем же предложением. И только после этого нам позвонили из больницы и сообщили, что мама умерла.
Родственники покойной убеждены, что вина в смерти Тамары Андреевны целиком лежит на медиках «скорой помощи», не оказавших эту самую помощь своевременно.
Да, действительно, симптомы инсульта очень схожи с состоянием человека, находящегося в сильном алкогольном опьянении. Но для того и существует скорая медицинская помощь, чтобы определить, что именно случилось с человеком, и немедленно помочь ему.
Причем помочь любому, в том числе и находящемуся в состоянии опьянения, если он явно нуждается во врачебной помощи. Это их главная и единственная профессиональная обязанность — помогать всем.

«ОНА БЫЛА ПРЕКРАСНОЙ МЕДСЕСТРОЙ»
Но вернемся к Т.А. Заворотневой. По иронии судьбы покойная сама всю жизнь проработала в медицине, причем около десяти лет фельдшером в той самой Сызранской станции скорой помощи.
То есть была коллегой Ольги Макаровой, которая при первом вызове, по сути, обрекла больную на смерть.
Затем более двадцати лет Тамара Андреевна проработала участковой и процедурной медсестрой в детской городской поликлинике.
Ее помнят несколько поколений сызранцев как внимательного и заботливого медицинского работника. Сослуживцы Заворотневой по детской поликлинике рассказывают, какой хорошей и душевной медсестрой она была, как ее уважали и любили…
Разумеется, обвинение мед­работника в неоказании медицинской помощи – дело серьезное, и это еще необходимо доказать, проведя всестороннюю проверку.
Но именно такой проверки и добиваются родственники умершей. Они обращались с запросами в Министерство здравоохранения Самарской области, в Росздравнадзор, подали заявление в Сызранскую прокуратуру, но никаких ответов не получили.
Только после того, как этой темой занялась «Социальная газета», написав официальный запрос в минздрав области, дочь умершей получила оттуда ответ, в котором значилось следующее:
«По информации, предоставленной администрацией Сызранской станции скорой медицинской помощи, вызов к Заворотневой Т.А. был принят при первом обращении 30 июня 2017 года, в 11 часов 26 минут.
На момент прибытия бригады скорой помощи пациентка по указанному адресу не была обнаружена (обратите внимание на это утверждение. – Авт.). В 13 часов 06 минут поступил повторный вызов к Заворотневой. После осмотра и оказания медицинской помощи Заворотнева была транспортирована бригадой СМП в Сызранскую центральную городскую больницу».
– К сожалению, у нас нет свидетелей того, как «скорая» приезжала первый раз и не забрала мою маму, – говорит Вера Тарасова. – Та женщина, которая вызывала бригаду, а потом с маминого телефона дозвонилась мне, уехала, когда подошел ее автобус. Я пыталась ее найти, давала объявление в местной газете, но безуспешно…

СВИДЕТЕЛЕЙ НАЙТИ НЕТРУДНО
«Социальная газета» решила провести собственное расследование и вместе с дочерью покойной выехала на то самое место, где Тамаре Андреевне стало плохо. Остановка «Фомкин сад» находится рядом с городским кладбищем. Мы подошли к женщинам, торгующим возле входа на кладбище цветами, и спросили их, видели ли они, как 30 июня, около полудня, на остановке автобуса женщине стало плохо?
Оказалось, не только видели и хорошо помнят, но даже пытались оказать ей помощь – предлагали воды и корвалол. Они еще спорили, что с ней. Вела себя, как пьяная, падала, все роняла, невнятно разговаривала, но одета была прилично, алкоголем от нее не пахло, Да и видели они неоднократно эту женщину раньше, на кладбище, когда она ухаживала за могилами близких.
– Да, мы видели, что к ней дважды приезжала «скорая», – утверждает и сотрудница кладбища Надежда Дубасова. – Первый раз приехала и тут же уехала. Второй раз ее забрали.
Конечно, эта женщина и в первый, и во второй раз была на месте – на автобусной остановке. Да и куда она могла уйти в таком состоянии? Так что это неправда, что ее первый раз на месте не было.
Цветочницы уверены в своих показаниях, готовы при необходимости подтвердить их в суде.
Кроме того, они запомнили, что оба раза к больной приезжала одна и та же бригада скорой помощи, как и было в действительности.
После разговора со свидетелями захотелось задать пару вопросов и руководителю Сызранской станции скорой помощи Дмитрию Савельеву. Но, к сожалению, его на месте не оказалось. А его заместитель посетовал на то, что не в его компетенции что-то комментировать.
Но на другой день главный врач все-таки встретился с родственниками Заворотневой и достаточно жестко заявил, что, по его мнению, фельдшер Ольга Макарова действовала грамотно.
По его мнению, специалист она хороший, никаких нареканий к ней до этого не было. Правда, узнав о наличии свидетелей, Дмитрий Савельев быстро изменил свое мнение. Уже не утверждал, что при первом вызове больную на месте не обнаружили, а упирал на то, что Тамара Андреевна, которая, по показаниям свидетелей, внятно говорить не могла, сама отказалась от госпитализации. Мол, поэтому фельдшер и уехала, не оказав ей медицинской помощи.
Ведь желание больного, в каком бы состоянии он ни был, для медиков закон. Похоже, главврач в свое время прогуливал лекции в мединституте, иначе бы помнил, что человек, перенесший инсульт, не может здраво рассуждать и адекватно оценивать свое состояние.
Вот такая картина вырисовывается. Причем, мягко говоря, некрасиво выглядит не только руководство Сызранской станции скорой помощи, покрывающее своих сотрудников.
Как объяснить тот «неловкий» момент, когда о смерти Тамары Андреевны родственники узнали не от медиков, а от ритуальщиков, в очередь выстроившихся возле их дома, чтобы поскорее «срубить бабло» на чужом горе? 

Марина ГОНЧАРЕНКО.
Коллаж Романа ГРАМОТЕНКО.

* * *

ОТ РЕДАКЦИИ
Когда номер был подготовлен к печати, из Сызранской станции скорой медицинской помощи родственникам покойной на электронную почту редакции пришло следующее сообщение: «Была проведена врачебная комиссия (ВК). В ходе разбора жалобы было установлено, что 30 июня 2017 года, находясь на суточном дежурстве, фельдшер скорой медицинской помощи в выездной бригаде
О.Е. Макарова при обслуживании вызова к пациентке Т.А. Заворотневой проявила халатное отношение к выполнению своих должностных обязанностей, а именно не осмотрела больную, не предложила госпитализацию, не оформила должным образом документацию.
По результатам работы ВК было принято решение: отстранить фельдшера Макарову О.Е. от самостоятельной работы, объявить фельдшеру Макаровой О.Е. выговор, лишить всех стимулирующих выплат».
Ну что ж, «стрелочника», после того как стало очевидным, что замять дело не удастся, нашли и о-очень «сурово» наказали. Значит, теперь сызранцы могут быть уверены, что ни с кем из них и их близких такого больше не случится? Справедливость восторжествовала?
Вопросы остаются...

 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Наши выпуски

< Декабрь 2017 >
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
        1 2 3
4 5 6 7 8 9 10
11 12 13 14 15 16 17
18 19 20 21 22 23 24
25 26 27 28 29 30 31

Наши партнеры

Podpiska Pochta Rossii

gebernia ra175x110

 gong 2016