Подписка

dosr_podp

Опрос

У вас скопились книги. Что с ними делать
 

Видео

Ваш вопрос

Напишите нам письмо

Мы обязательно на него ответим.

Оставьте жалобу, напишите отзыв или внесите предложение по любому волнующему Вас вопросу.

Архив материалов издания

Все выпуски за последние годы

Книга отзывов и предложений

Важно ваше мнение

Оставьте жалобу, напишите отзыв или внесите предложение по любому волнующему вас вопросу.

Что выросло, то выросло
Социальный аспект
29.07.2017 19:52
Нет ничего хуже взрослого сына, сидящего на шее пожилой матери и считающего, что это нормально

По большому счету, как и с кем жить – личное дело каждого. Чужая судьба – это не моя забота. Устраивает кормить-поить, тащить на своих плечах лоботряса – пожалуйста. Но только еще и на мои плечи не надо рассчитывать. Я как журналист и человек готова помочь бабушке, но когда выяснилось, что в соседней комнате здоровый бугай в потолок плюет от безделья, моему возмущению не было предела. Искренне не понимаю, почему не он, а я должна дублировать его функции – ходить по инстанциям, писать заявления и чего-то добиваться. Тем более что он лицо самое что ни на есть заинтересованное.
А дело в квартире, которую пожилая женщина (назовем ее Наталей Ивановной) как ветеран Великой Отечественной вой­ны могла бы получить от государства согласно указу президента. Но загвоздка в том, что нуждающейся ее не признают: площадь квартиры на полметра больше норматива – 14,5 вместо положенных 14 квадратных метров.
Прекрасно помню тон главы государства, да и нашего губернатора, когда они наставляли своих подчиненных в подобных случаях не переусердствовать, строго следуя букве закона, и в каждом случае разбираться индивидуально.
У Натальи Ивановны были все шансы побороться, тем более что для расчета общей площади, по ее словам, специалисты департамента имущества взяли неверную цифру. Согласно сведениям из БТИ, та составляет 42,5 квадратных метра, что после деления на троих прописанных дает результат 14,1 на брата. А с «излишками» всего лишь в 0,1 квадратных метра уже можно попробовать достучаться до чиновничьих сердец.
На это Наталья Ивановна и рассчитывала, позвонив в редакцию, слезно умоляя помочь. Вся больная, она в свои девяносто лет не может даже выйти на улицу и посидеть на лавочке, чтобы воздухом подышать, – тяжело. И жить вместе с сыном и внуком невозможно – она ж старая, обуза для них.
На просьбу написать в «Социалку», ответ был вполне ожидаем: не могу писать, тяжело, да и куда только не обращалась, все без толку.
– Сына или внука попросите, – продолжаю я гнуть свою линию. Но выясняется, что сын болеет, внук работает за тридевять земель, приезжает редко, и ему, естественно, некогда.
И только из уважения к возрасту и заслугам ветерана, а также в связи с предположением, что в данном случае не все так безнадежно, соглашаюсь приехать лично, посмотреть документы, грамотно составить обращения «куда надо», ну а после и статью написать.
В свои девяносто Наталья Ивановна очень плохо слышит, поэтому через полчаса общения стало понятно, что без помощи её сына, который, естественно, должен быть в курсе событий, никак не обойтись. Куда обращались, что предпринимали – мне нужны были детали.
Мужчина вышел к нам, даже не одевшись. Ну, Бог с ней, с этакой мелочью: голым торсом меня не удивишь, ведь воспитание и хорошие манеры свойственны далеко не каждому мужчине.
– Сколько вам лет? – задаю я свой первый вопрос.
– Пятьдесят шесть.
– Работаете?
– Нет.
– Почему? – ну, думаю, может, болен или какая-то другая причина.
– Вот за ней ухаживаю, – кивает он в сторону своей матери, сухонькой старушки, чья комната давно нуждается если не в ремонте, то в генеральной уборке точно. – И получаю за это от государства аж тысячу двести рублей.
В его голосе чувствуется явное возмущение, что так мало платят.
– На что же вы живете? На пенсию Натальи Ивановны?
Тот утвердительно кивнул головой, а я, вспомнив, как пожилая женщина жаловалась на катастрофическую нехватку денег, не удержалась и спросила:
– А чего не устроитесь?
– Болею. Спина болит.
В принципе здесь можно было поставить точку, потому что с образом жизни этой конкретной семьи мне все было ясно. У меня вот тоже спина болит, а в редакции полколлектива – на инвалидности, но пашем же, не паразитируя на родителях. А тут с виду пышущий здоровьем мужик цинично живет за счет матери и его все устраивает.
Из дальнейшего разговора стало понятно, что никаких писем он писать не будет, что ему квартира от президента не нужна. «Матери надо – пусть она и занимается», – сказал он. Хотя, по правде говоря, мы все прекрасно понимаем, что после кончины Натальи Ивановны ее недвижимость перейдет к сыну и внуку. И ради бесплатного жилья мог бы и постараться. Но если им, заинтересованным людям, не хочется суетиться и писать, то почему я, посторонний человек, должна этим заниматься?
Сынуля, оскорбившись моими вопросами, ушел в свою комнату, демонстративно хлопнув дверью. И мне не оставалось ничего другого, как обнять Наталью Ивановну и распрощаться. Но, судя по её охам и вздохам, сына она искренне жалела, государство обвиняла, а во мне разочаровалась, что не помогла.
Нет, ветерану я готова помочь, но двум здоровым лбам, паразитирующим за счет родной матери и бабушки, – нет.

P.S. А перед уходом выяснилась еще одна маленькая деталь: внук сейчас живет отдельно, работает, снимает квартиру. Угадайте, за чей счет он арендует жилье?!
…Мужики, вам не стыдно?

Елена ДМИТРИЧКОВА.

 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Наши выпуски

< Октябрь 2017 >
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
            1
2 3 4 5 6 7 8
9 10 11 12 13 14 15
16 17 18 19 20 21 22
23 24 25 26 27 28 29
30 31          

Наши партнеры

2015

gebernia ra175x110

 gong 2016