Подписка

dosr_podp

Опрос

У вас скопились книги. Что с ними делать
 

Видео

Ваш вопрос

Напишите нам письмо

Мы обязательно на него ответим.

Оставьте жалобу, напишите отзыв или внесите предложение по любому волнующему Вас вопросу.

Архив материалов издания

Все выпуски за последние годы

Книга отзывов и предложений

Важно ваше мнение

Оставьте жалобу, напишите отзыв или внесите предложение по любому волнующему вас вопросу.

Черное золото в белых снегах
Социальный аспект
01.07.2017 21:54


На счету Антонина Михайловича Армишева не одно открытое им
нефтяное месторождение.

Фото Татьяны ХАРИТОНОВОЙ

У него редкое  для наших дней  имя – Антонин. И такая же необычная судьба, в которой многие события идут с пометкой «впервые»

НАЧАЛО
Наверное, где-то свыше была определена жизненная стезя Антонина Армишева. Сын нефтяника – представителя профессии в то время чрезвычайно уважаемой не за стоимость барреля «черного золота», а за огромное значение нефти для народного хозяйства страны, – мог ли он не пойти по стопам отца?
Едва окончив семилетку и поступив в нефтяной техникум, Антонин начал выходить с геологами «в поле». Поручения ему давали, естественно, посильные. Ранней зорькой отправлялся он на речку за рыбой для ухи на всю группу, а вечером подсаживался к геологам и учился обрабатывать добытые ими образцы пород. Он тогда вдоволь наслушался рассказов про геологическую историю Урала (семья жила в Перми) и убедился в правильности выбора дела своей будущей жизни.
Ему вообще везло на учителей и в техникуме, а потом и в институте – на ученых-теоретиков, на практиков, всю жизнь посвятивших геологии.
На каком бы месторождении Антонин Армишев ни работал, он, чтобы ничего не упустить, в ответственный момент всегда должен был находиться на буровой. Поэтому, даже сменив статус холостяка на звание мужа, за весь первый год семейной жизни ночевал дома всего тридцать ночей.
Свою первую нефть он получил в Пермском крае, в поселке Куеда. Когда туда приехал, двадцать работавших там станков-качалок выдавали на-гора всего по 3-4 тонны нефти в сутки. А вскоре добыча вообще сошла на нет. Нефтепромысел решено было ликвидировать. Но поскольку это дело не сиюминутное и до консервации буровых оставалось некоторое время, Антонин Михайлович начал просматривать документы и сделал вывод, что нефть есть, но только в более молодых отложениях. Зимой в течение нескольких месяцев он каждый день ездил по восемь километров на тракторе до скважин, контролируя изыскания. И фонтан нефти был-таки получен, причем дающий ни много ни мало 200 тонн в сутки. Вскоре заработала вторая скважина, затем третья. Общий объем ежедневной добычи нефти достиг трехсот тонн.
И за это Армишева... чуть было не привлекли к уголовной ответственности. Дело в том, что его докладам в «верхах» просто не поверили. Поднялся шум на всё объединение: мол, это наглые приписки. На место примчалась солидная комиссия во главе с главным геологом объединения. Но своими глазами убедившись, что ни о каком обмане и речи нет, специалисты лишь руками развели.

ГДЕ НЕ СТУПАЛА НОГА НЕФТЯНИКА
Нефтью Армишев никогда не умывался, но радость испытывал огромную, когда из глубин земли начинал бить черный маслянистый фонтан. Тем более что именно он, Антонин Михайлович, зачастую становился первооткрывателем месторождения.
Главным своим достижением он считает открытие нефти на островах Северного Ледовитого океана. В Арктическую нефтегазоразведочную экспедицию его пригласили в 1979 году. «Я рванул туда с огромным желанием, – рассказывает Антонин Михайлович. – Ведь это были места, на которых вообще никогда никто не искал нефть. А здесь мы впервые в мире ее получили. Причем не с предполагаемой глубины в три с половиной километра, а всего с 1618 – 1622 метров. То есть открыли толщу, которую никто не ждал, к тому же с запасом 18 миллионов тонн».
За это открытие А.М. Армишеву был вручен «Диплом первооткрывателя».
Подобные нефтеносные пласты есть и под Баренцевым морем, и под Карским. Так что, получается, Армишев открыл на относительно небольшой глубине целую чрезвычайно перспективную нефтеносную толщу. Что упрощает технологию работ и серьезно сокращает финансовые расходы.

АРКТИЧЕСКИЕ «ЭКЗОТЫ»
Там, в Арктике, Антонин Михайлович северной экзотики хлебнул вдоволь. На практике познал, что такое вечная мерзлота, которая у кромки моря была порядка пяти метров, в ста пятидесяти метрах от воды – уже 150, а еще через три километра – аж 350 метров. Бурить там, естественно, несравнимо сложнее, чем в обычном грунте. Стоит немного замешкаться, и оставленная в скважине на четыре – пять часов промывочная жидкость, выносящая из скважины разбуренную породу – шлам, замерзала в трубах намертво.
Жили нефтяники в вагончиках, по крышам которых ходили белые медведи. Верными помощниками людей были собаки – они и вовремя сообщали о приближении умки (кстати, умка с языка чукчей переводится как белый медведь), и с ними не страшно ходить по льду – собака ни за что не пойдет туда, где есть трещина, пусть даже полностью закрытая снегом.
На острове Колгуеве, где нефтяники вели свои первые работы, по переписи значилось 240 жителей, но реально жили девяносто, поскольку детей отправляли на Большую землю в интернаты. Работающее же население составляло чуть больше двадцати человек. Восемнадцать из них двумя бригадами занимались разведением обычных серых оленей, поголовье которых достигало пятнадцати тысяч. Одно стадо базировалось на севере острова (кстати, его территория – всего 60 на 90 километров), второе – на юге, и они никогда не смешивались.
Еще несколько человек занимались разведением «парадных» выездных бело-черных рогатых красавцев, без которых на Севере не обходится ни один праздник. Кстати, собаки выручают и оленеводов – именно они и охраняют стадо, и собирают его по команде пастухов, и гонят в нужном направлении.

САМАРСКИЙ ЭТАП 
Перебравшись в Самару, А.М. Армишев без дела не остался. Его очень скоро подключили к работам на Березовском месторождении, что в районе Сызрани. Нефть там была найдена еще в 1943 году, на глубине от 1500 до 1600 метров. Но за сорок лет эксплуатации залежь, естественно, выдохлась и была списана с баланса. А в начале девяностых здесь было организовано первое частное предприятие по добыче нефти, и Самарский геологический комитет предложил Армишеву выяснить, что именно нефтяник-частник сможет сделать на этом месторождении.
Антонин Михайлович начал изучать материалы и обнаружил несколько небольших, всего в два-три метра толщиной, нефтеносных пластов, которым из-за их вроде бы незначительности прежде не придали значения. Но поскольку скважина была давно признана неперспективной, то эксплуатационная колонна уже была зацементирована, к тому же при ликвидации ее превратили в свалку покореженного инструмента. Причем глубиной не в метр-два, а в полтора километра.
Будь на месте Армишева специалист с меньшим опытом, он наверняка бы и голову не стал ломать, как можно очистить ствол, и поставил бы на нем крест.
Но Армишев-то, с его десятилетиями наработанным опытом, знал! Три месяца возилась бригада, извлекая из ствола металлический мусор, пока не добралась до нефтеносного пласта. На сегодняшний день две березовские скважины дали 50 тысяч тонн нефти и продолжают работать.
Вторым месторождением, с которым был связан А.М. Армишев уже в 2002 году, было Восточно-Денгизское. Именно с легкой руки Антонина Михайловича была сделана дополнительная сейсморазведка и получена нефть. На сегодняшний день здесь добыто 260 тысяч тонн, а резерв, по предварительным подсчетам, – 14 миллионов. Однако даже это, полагает Армишев, не предел. Он убежден, что в недрах нашей губернии таятся весьма значительные запасы «черного золота». Их можно найти, и он знает, где это нужно делать.
Антонину Михайловичу 82 года. Только этот возраст ему не дашь – ни по внешности, ни по бодрости духа, ни по творческому запалу. К нему до сих пор за советом приезжают коллеги. «Если этим не буду заниматься, мозги засохнут», – смеется он. Только, думаю, не засохнут. Характер не позволит.

Татьяна ХАРИТОНОВА.

 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Наши выпуски

< Сентябрь 2017 >
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
        1 2 3
4 5 6 7 8 9 10
11 12 13 14 15 16 17
18 19 20 21 22 23 24
25 26 27 28 29 30  

Наши партнеры

2015

gebernia ra175x110

 gong 2016