Подписка

dosr_podp

Опрос

У вас скопились книги. Что с ними делать
 

Видео

Ваш вопрос

Напишите нам письмо

Мы обязательно на него ответим.

Оставьте жалобу, напишите отзыв или внесите предложение по любому волнующему Вас вопросу.

Архив материалов издания

Все выпуски за последние годы

Книга отзывов и предложений

Важно ваше мнение

Оставьте жалобу, напишите отзыв или внесите предложение по любому волнующему вас вопросу.

«Беда не в диагнозе, а в отсутствии любви»
Социальный аспект
03.06.2017 12:44


Н.Б. Кажаева: «Своим приёмным детям с инвалидностью говорю: вы имеете такие же шансы в жизни, как и другие,
только потрудиться придется побольше».

Фото Юрия БАЛАШОВА

 

О проблемах адаптации «особых» приемных детей в семьях

Каждый ребенок уникален. И к каждому приходится искать свой подход, выстраивая особые отношения. А вдруг понимания не получится, вдруг сын или дочка в семье не приживется? Тогда снова придется возвращаться в «казенный дом», перечеркнув свою мечту жить, как все дети, с любящими родителями. А вторичное сиротство (именно так это называется на педагогическом языке) – еще одна душевная травма для маленького человечка и, по сути, еще одно предательство со стороны взрослых.
Но как избежать трений, конфликтов и непонимания? Специалисты службы семьи считают, что нужно обязательно проговаривать все проблемы, не стесняться задавать вопросы, просить совета у педагогов и психологов, у более опытных приемных пап и мам.
Именно поэтому Центр социальной помощи семье и детям Самарской области и организовал встречу приемных родителей для обсуждения наболевших проблем. Одной из самых острых стала тема принятия в семью «особых» детей – ребятишек с инвалидностью.

«ПО ВЕЧЕРАМ МЫ С НЕЙ СЕКРЕТНИЧАЕМ»
Наталья Александровна Ильина:
– У меня в семье трое приемных дочек – двух, семи и десяти лет. Однако существенные трудности в воспитании я испытала со средней, которой еще в раннем детстве был поставлен диагноз ЗПР – задержка психического развития. В этом году она пошла в первый класс. У девочки проблемы с памятью, обучение по программе средней школы она не тянет.
У нас есть заключение психолого-медико-педагогической комиссии (ПМПК) с рекомендацией посещать специализированную школу, но я прилагаю все усилия, чтобы дочка училась в обычной. К счастью, классный руководитель пошла нам навстречу, у нее индивидуальный подход к каждому ребенку. Но и дома приходится много работать. Я пригласила репетитора, которая занимается с дочкой по десять часов в неделю, девочка учится в музыкальной школе, плавает в бассейне. По вечерам мы с ней «секретничаем» – разговариваем о том, что ее волнует. Стараюсь не акцентировать внимание на ее особенностях. И успехи от такого подхода уже налицо – дочка выходит на уровень среднего ученика в классе.

«И САША ПОШЁЛ!»
Ирина Сергеевна Писарева:
– В нашей семье растут четверо детей, один из которых – приемный. У него ДЦП. Мы увидели Сашу, когда ему было года четыре, в социальном ролике, где он, детдомовский мальчишка, говорил, что хотел бы встретить Новый год с папой и мамой. Еще два года мы колебались и наконец решились – берем! В семью он вошел нормально, хотя, конечно, трудности были. Зато теперь он – душа компании. Саша не мог ходить, но интеллект при этом у него сохранен. Нам помогли курсы ЛФК и массаж. Кроме того, ему сделали операцию на ноги, сейчас ждем вторую. Саша пошел! И ходит самостоятельно, без опоры.
На что хотелось бы обратить особое внимание: родителям, которые берут в семью детей с инвалидностью, катастрофически не хватает медицинского сопровождения. Помощь специалистов службы семьи – пожалуйста, педагогов – тоже, а вот медицинской поддержки нет, а она просто необходима.

«ПРИНЯТЬ РЕБЁНКА ТАКИМ, КАКОЙ ОН ЕСТЬ»
Анастасия Владимировна Медникова:
– Когда мы решили взять в семью приемного ребенка и просмотрели банк данных, нам понравилась Таня. Но оказалось, что девочка очень «тяжелая» – у нее масса диагнозов. Здесь и ДЦП, и глубокая умственная отсталость, и аутизм… Справимся ли? Муж предложил самим посмотреть девочку, и мы поехали в детский дом. Нам описывали Таню как совершенно неконтактного и неадекватного ребенка, но девочка вдруг к нам потянулась.
И вот уже три года она с нами. За это время с нее было снято несколько тяжелейших диагнозов, среди них – ДЦП и глубокая умственная отсталость.
Когда Таня начала делать первые успехи, члены медико-педагогической комиссии были потрясены, говорили, что такого не может быть. Думаю, что проблема таких детей не в диагнозе, а в том, что в детдоме просто не оказывается любящих людей, ради которых ребенок хотел бы развиваться.
Да, я понимаю, что Тане никогда не стать полностью здоровой. И все равно меня очень расстраивает, когда в дочку не верят другие люди. Ведь, несмотря на болезни, несмотря на отставание в развитии, она идет вперед! «Это у вас приемный ребенок? Из детского дома? Ну тогда всё с ней ясно» – таков обычный ответ-отмашка на приеме у врача или психолога, не желающих заниматься с Таней. Это в корне неправильная позиция, подрывающая реабилитацию таких детей.

«ИСЦЕЛИЛО ТВОРЧЕСТВО»
Лариса Владимировна Соломова:
– Когда мы взяли Вику в семью, у нее было несколько тяжелых диагнозов, в том числе ЗПР.
В семь лет она ни с кем не разговаривала, ничем не интересовалась, была погружена в себя. Но мы не сдавались, водили ее на занятия с логопедом, с психологом, ездили с ней по святым местам. Лишь через несколько месяцев в поведении девочки появились положительные сдвиги. Мы заметили, что ей очень нравится заниматься росписью по дереву, поделками из макарон, лепить фигурки из пластилина. У Вики потрясающая мелкая моторика рук! Занимаясь творчеством, она будто оттаяла, стала общаться, разговаривать, научилась читать. И нам дали разрешение на обучение по обычной программе. Вике сейчас восемь с половиной лет, и осенью она пойдет в первый класс средней школы.

«УПАЛ – ВСТАВАЙ И ИДИ ДАЛЬШЕ!»
Наталья Борисовна Кажаева:
– Из моих семи приемных детей шестеро с инвалидностью – ДЦП, недержание мочи, умственная отсталость. Так вот, у меня установка в воспитании детей такая: «Меня с вами всю жизнь не будет, и ваша задача – научиться обслуживать себя и максимально делать всё самим. Если упал – поднимайся и иди дальше!»
Сына Степу я взяла инвалидом-колясочником, сейчас он ходит по дому сам. Учу детей самих стирать за собой носки и белье.
У каждого есть обязанности в доме – все по очереди дежурят на кухне, моют посуду за другими членами семьи. Да, приходится быть суровой и требовательной, но без этого им не помочь.
Ведь какое отношение к детям-инвалидам в казенном учреждении? Их там ничему не учат, даже элементарному – складывать и убирать за собой одежду. Для воспитателей главное – чтобы дети им не мешали. Поэтому они и уходят в себя, живут в «параллельном мире». В итоге оказываются абсолютно оторванными от жизни. Мне же хочется, чтобы мои приемные дети, повзрослев, смогли сами выбрать свой путь.

ИТОГИ
Галина Владимировна Жданова, директор ГКУ СО «Центр социальной помощи семье и детям Самарского округа»:
– Наша встреча выявила несколько моментов, на которые хотелось бы обратить внимание. Во-первых, Родительские чтения оказались очень востребованными, а значит, мы их будем проводить еще. И обязательно нужно приглашать к участию работников здравоохранения, министерства образования, специалистов психолого-медико-педагогической комиссии. Выяснилось, что у приемных родителей накопилось очень много вопросов к представителям этих структур, на которые они хотели бы получить ответы.
Во-вторых, в районных центрах «Семья» надо организовывать общение кандидатов с опытными приемными родителями, чтобы те могли что-то подсказать и посоветовать.
В-третьих, помимо непосредственного общения приемных родителей, нужно помогать им объединяться в группы в Интернете – с тем, чтобы на любой неожиданный вопрос приемная семья могла немедленно получить ответ от коллег.

Марина ГОНЧАРЕНКО.

 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Наши выпуски

< Октябрь 2017 >
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
            1
2 3 4 5 6 7 8
9 10 11 12 13 14 15
16 17 18 19 20 21 22
23 24 25 26 27 28 29
30 31          

Наши партнеры

2015

gebernia ra175x110

 gong 2016