Подписка

dekada 250x100

Подписка 

Видео

Ваш вопрос

Напишите нам письмо

Мы обязательно на него ответим.

Оставьте жалобу, напишите отзыв или внесите предложение по любому волнующему Вас вопросу.

Архив материалов издания

Все выпуски за последние годы

Книга отзывов и предложений

Важно ваше мнение

Оставьте жалобу, напишите отзыв или внесите предложение по любому волнующему вас вопросу.

Жертвы огня и равнодушия
Социальный аспект
11.03.2017 22:59


Вор хоть стены оставит, а пожар – всё унесёт. Дом № 106 на улице Буянова.
Фото Романа ГРАМОТЕНКО

В Самаре пострадавшим от пожаров предлагают переселяться в такие квартиры, куда и зайти-то страшно, не то что жить

ПОГОРЕЛЬЦЫ НАЧИНАЮЩИЕ…
87-летняя Мария Савельевна Грибанова поглаживает кота Тома и вспоминает, как они с мужем переехали в Куйбышев, как детей воспитывали, как ездили в Тулу за баяном, который стоил столько, сколько и автомобиль. За её плечами долгая жизнь, и говорить с ней, мудрой и умной женщиной, можно бесконечно.
Не хочет вспоминать Мария Савельевна лишь одно – пожар, сделавший её родной дом №21 на улице Бакинской в Самаре непригодным для проживания. Тогда, 15 ноября 2016-го, тихий вечер нарушил хлопок в одной из квартир. И был он вроде бы не настолько громкий, чтобы заподозрить неладное…
Чуть позже проезжавший мимо мужчина увидел дым и начал стучать в окна: «Пожар! Горите! Выходите быстрее!» Жильцы торопились: на бегу одевали детей, кто-то успел прихватить документы... Успели. Для огня дом с деревянными перекрытиями – лёгкая добыча. И только потом, когда пожарные разрешили зайти, чтобы забрать уцелевшее, осознали люди, что остались ни с чем. Что пощадил огонь, то замочила вода.
Сегодня Мария Савельевна живёт у дочери и её мужа в однокомнатной квартире. Женщины спят в комнате, глава семейства – на кухне. Разместить уцелевшие вещи старшей родственницы негде – временно они в гараже.
«Нам сказали, что советская власть кончилась и ждать нам нечего», – грустно говорит Людмила Алексеевна Ершова. К слову, тоже собственница квартиры в сгоревшем доме. Она рассказывает, что соседи-погорельцы, о которых ей известно, разместились кто где – кто у родни, кто комнату снимает.
Местная администрация помощи не оказывала, даже не собрала людей, чтобы объяснить, как им действовать. А ведь они, погорельцы, в пожаре не виноваты. Мэрия, вместо того чтобы предоставить людям квартиры по договорам социального найма, уже четыре месяца дом №21 на улице Бакинской обследовать не может. Ссылаются на то, что денег у города нет.
Заместитель руководителя департамента управления имуществом Самары Е.В. Елфимов так и написал: «При выделении денежных средств на проведение технического обследования многоквартирных домов данный дом будет включен в список планируемых к обследованию с целью признания их аварийными и подлежащими сносу или реконструкции на 2017 год».
Чувствуете расплывчатость формулировки? Столько условий и никакой конкретики. Так что признают ли сгоревший дом 1946 года постройки подлежащим сносу в 2017‑м – большой вопрос.
А что же сейчас делать людям? Законом предусмотрен выход – комнаты в маневренном фонде. Людмила Алексеевна показывает фотографии: ободранные стены, черная плесень в санузле, еле живые деревянные рамы, мусор. Предполагается, что в этой комнате двум пенсионеркам вполне нормально пожить пару лет, пока их собственный дом будут обследовать. А ведь речь идет о погорельцах, которые многих вещей лишились и уж точно деньгами на ремонт комнат из принадлежащего городу маневренного фонда не располагают. В общем, как посмеялись. Зато галочку где нужно, видимо, поставили.

…И УМУДРЕННЫЕ ДЕСЯТИЛЕТНИМ ОПЫТОМ
Если жители дома №21 на улице Бакинской ещё в начале пути, то с пожара, оставившего без крыши над головой другого самарца, Валерия Александровича Воронкова, минуло уже десятилетие. Дом №48 на улице Вилоновской подожгли. Это подтверждается заключением пожарной лаборатории. Наверное, кому-то приглянулся этот кусок земли в центре города… 

В 2011 году (чувствуете скорость работы властей?) дом был признан аварийным и подлежащим сносу.
Валерий Александрович квартиру не приватизировал – жил по договору социального найма. Поэтому предоставить ему другую квартиру, не хуже прежней, – обязанность мэрии. Причём во внеочередном порядке. Прошли годы, а Воронков по-прежнему ютится у родственников.
Но варианты для новоселья ему всё-таки предлагали. Один – в посёлке Винтай, с аварийной сантехникой и комнатами, заваленными мусором. Другой – в строительном полуфабрикате, с которым Самара опозорилась на всю страну, в посёлке Озерном. Квартира в нём и вовсе показалась Валерию Александровичу «чёрной дырой» – свет на кухню попадал только из соседней комнаты. Жить в такой «роскоши» он не хочет. Да и любой на его месте поступил бы так же.
Устав ждать, Воронков подал иск в районный суд. Помимо прочего, в нём он указал, что, несмотря на распространяемые слухи, жильё у города есть. Сведения он нашёл в Интернете, на сайте «Государственная автоматизированная система «Правосудие».
Оказывается, только в Кировском районе с 2014-го по 2015 год по искам департамента имущества были освобождены девять квартир от нерадивых жильцов по разным веским причинам. Кто-то вселился самовольно, кто-то утратил право пользования муниципальной квартирой. Примеры, причём свежие, обнаружились во всех районах. Так почему же ни одну из освободившихся квартир не предложили Воронкову, погоревшему десять лет назад?
Кстати, очередной суд в Ленинском районе разбираться в этом вопросе решительно отказался, даже причину истцу не объяснил. Не потому ли, что некоторые заведомо на стороне служащих департамента по управлению имуществом, привыкших отмахиваться от просителей как от мух?
Кстати, в Винтай посылали и других наших читателей – погорельцев из дома №106 на улице Буянова. А люди очень не хотели ехать на край географии города, имея на то веские причины. Местная администрация тогда сообщила, что нашла инвестора, согласившегося восстановить сгоревшее здание. Но затем тот по какой-то причине отказался. Сгоревший дом по-прежнему находится в плачевном состоянии, а жильцы потеряли надежду обрести крышу над головой.

НЕ ХОТЯТ ИЛИ НЕ МОГУТ?
Мы журналисты, нередко общаемся с людьми, которых по закону нужно переселять в другие помещения. И складывается стойкое мнение, что самарские чиновники работают формально, они не стремятся помочь людям, а хотят лишь отчитаться о том, что закон выполнили. Должны были предложить? Предложили. Отказались погорельцы? Их проблемы. Создается впечатление, что в департаменте намеренно предлагают такие квартиры, куда никто в здравом уме не вселится, а хорошие используют для иных нужд. Ну неужели ту комнату на улице Фрунзе, которую предлагали погорельцам с улицы Бакинской, нельзя было привести в нормальный вид: освободить от мусора, наклеить обои, заменить сантехнику? Ведь никто роскоши и излишеств не ждёт. И хорошо бы шире использовать для погорельцев нормальное высвобождаемое жилье, тем более что оно тоже муниципальное. И сделать списки этого жилья открытыми, а не делать из них тайну за семью печатями. Пострадавшие должны знать, на что они могут рассчитывать. Иначе эти квартиры становятся фактором коррупции, в которой, кстати, работники департамента по управлению имуществом ранее были замечены.

Юлия СУМКИНА.

 

 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Наши выпуски

< Июнь 2017 >
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
      1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30    

Опрос

Какая рубрика новостей наиболее интересна для вас?
 

Наши партнеры

2015

gebernia ra175x110

 gong 2016