Подписка

dosr_podp

Опрос

У вас скопились книги. Что с ними делать
 

Видео

Ваш вопрос

Напишите нам письмо

Мы обязательно на него ответим.

Оставьте жалобу, напишите отзыв или внесите предложение по любому волнующему Вас вопросу.

Архив материалов издания

Все выпуски за последние годы

Книга отзывов и предложений

Важно ваше мнение

Оставьте жалобу, напишите отзыв или внесите предложение по любому волнующему вас вопросу.

Нехорошая квартира
Социальный аспект
11.03.2017 22:54

Коллаж Романа ГРАМОТЕНКО

Вообще-то квартира замечательная. Просто за неё перестали платить

А потом, когда у хозяев отключили свет и воду, они написали в редакцию письмо, где рассказали, что стен у дома нет, потолки рушатся, УК наглеет. А готовят они на костре, вырыв ямку и поставив туда два кирпичика. Разумеется, мы помчались на помощь.
Однако попасть к нашим бедолагам оказалось совсем непросто. На входе были шлагбаум и пост охраны. Профсоюзная турбаза, гремевшая в 90-х годах бандитскими гулянками и перестрелками, сегодня стала самым престижным и респектабельным местом Самары, где поселилась действительно солидная публика. Каждая сотка здесь даже не золотая, а бриллиантовая. Чудный воздух, берег Волги, тишина и покой. И всё это в черте города.
А бывшим работникам турбазы это счастье обломилось даром: они просто приватизировали свои служебные квартиры. Семь из восьми. В восьмой квартире живёт наша героиня, и квартиру она не стала приватизировать. Теперь она муниципальная. Дом оказался кирпичным, стены вопреки ожиданиям были на месте, и крыша, что примечательно, не съехала.
– Видите, какие сосульки! Эта управляющая компания совсем обнаглела! – Наталья Ивановна (так назовём нашу героиню) была полна возмущения.
«Ну если это повод не платить за квартиру, – меланхолически подумала я, – то нынче вся Самара ходила бы в должниках».
В трёхкомнатной квартире, слава богу, никаких костров не наблюдалось. В подсвечниках стояли витые свечи.
– Дорогие, однако, свечи, – отметила я. – Прижми меня так, я бы обошлась и стеариновыми.
Квартира была в очень приличном состоянии. Видали мы и похуже. Сильно похуже. На кухне стояли керогаз, банки с водой и японские термосы. Видимо, в них хранят кипяток.
А на столе заряжались несколько смартфонов и ещё какие-то гаджеты.
– Ой, сколько у вас телефончиков! – радостно сказала я.
И телефончики тут же исчезли. Наталья Ивановна – инвалид второй группы. Ещё в 85-м упала с какого-то этажа и крепко ударилась головой. Наталья Ивановна рассказала, как её обследовали в Четвёртом управлении, где лечилось всё Политбюро, как лекарства присылали из Лондона. Она очень забавно говорила «акадЭмия», ибо всю жизнь, по её словам, отдала культуре – она была культоргом на турбазе. Слушать это было потрясающе интересно, но я поймала себя на том, что смотрю на всё глазами профессионального оценщика, ищу, что можно было бы быстро продать и погасить долг за ЖКУ. Но нищетой здесь действительно не пахло…
За квартиру она перестала платить примерно два года назад. До этого с ней жил старший сын, который стал инвалидом первой группы в результате аварии. Вот такое несчастье. И оба они, поскольку инвалиды, имели право на 50-процентную компенсацию квартплаты. В Самарской области решили не мелочиться и просто насчитали всем льготникам «по средней». В итоге никто не проиграл, а многие даже выиграли.
А если в семье оба льготники? Тогда одну и ту же квартплату им компенсируют дважды. Сколько таких случаев… Тьма! В реальности 20 процентов льготников просто считали ЕДВ-ЖКУ приятной прибавкой к пенсии и не платили за квартиру. Самарская область здесь не рекордсмен: по всей стране примерно такие же цифры.
А затем сын уехал к друзьям на Север. И Наталья Ивановна перестала платить за квартиру. Через два года ей отключили свет и воду. Канализацию и отопление оставили. Жить можно. Посредине захватывающего повествования о том, как содержимое двух огромных холодильников пришлось скармливать собакам, а трёхлитровая банка чёрной икры просто испортилась, в кухню зашёл здоровый лоб тридцати лет по имени… ну, пусть он будет Лерик. Не инвалид. Я ж говорю: здоровый!
Сейчас Лерик нигде не работает. А за квартиру он не платит, оказывается, из чувства протеста: управляющая компания совсем обнаглела и не ремонтирует их квартиру. А у них уже штукатурка потрескалась. А в туалете с потолка даже отвалилась.
– Видите, как над нами издеваются! – восклицала Наталья Ивановна. – Это же палачи!
– Скажите честно: вы на самом деле хотите, чтобы вам просто списали долг?
– Конечно! – хором ответили Лерик и мама.
…Я шла по территории бывшей турбазы и думала о том, что только с марта и Наталья Ивановна, и её старший сын, который уехал, но всё равно здесь прописан, перестанут получать ЕДВ-ЖКУ. Всё это время областной бюджет продолжал исправно выдавать им деньги на квартплату. Которую они не платили. Никто же не контролировал…
Ещё я думала, что у нас в системе соцобеспечения сам чёрт ногу сломит. Льготами сегодня занимаются чуть ли не все министерства. А у семи нянек, как известно, дети всегда остаются голодными. Ведь даже элементарную базу, где должна быть собрана информация обо всех мерах поддержки, которые причитаются каждому гражданину, создать всё никак не можем. Тут русские хакеры, говорят, компьютеры Пентагона взломали и Трампа выбрали, но создать единый реестр оказалось не под силу.
А ведь придётся. Придётся раскладывать всё по полочкам, отнимать у жирных, отдавать бедным. Учёт и контроль – дело, конечно, скучное. И вообще – пережиток социализма. Но без них никак. Пора наводить порядок.

Нина БОГАЕВСКАЯ.

 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Наши выпуски

< Октябрь 2017 >
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
            1
2 3 4 5 6 7 8
9 10 11 12 13 14 15
16 17 18 19 20 21 22
23 24 25 26 27 28 29
30 31          

Наши партнеры

2015

gebernia ra175x110

 gong 2016