Подписка

dekada 250x100

Подписка 

Видео

Ваш вопрос

Напишите нам письмо

Мы обязательно на него ответим.

Оставьте жалобу, напишите отзыв или внесите предложение по любому волнующему Вас вопросу.

Архив материалов издания

Все выпуски за последние годы

Книга отзывов и предложений

Важно ваше мнение

Оставьте жалобу, напишите отзыв или внесите предложение по любому волнующему вас вопросу.

Колобок, колобок, я тебя съем!
Социальный аспект
11.02.2017 06:15

Коллаж Юрия БАЛАШОВА

Когда родителям не до смеха

В младшей группе детского сада состоялась потасовка между двумя карапузами. Назовём их Алёшей и Русланом. Алёша хотел пройти в дверь, а Руслан его почему-то решил не пропускать. После короткой схватки путь был открыт.
«И всё?» – спросите вы.
Нет, конечно. Это только начало. Малышам по четыре годика, и поэтому группа называется «Колобочки». Этот детский сад считался элитарным, и попасть в него было совсем не просто. Но не так давно правительство Самарской области издало постановление, по которому дети родителей-одиночек обеспечиваются местами в детских садах вне очереди. Алёшина мама – одиночка. Воспитывала Алёшу бабушка. Мама работает в Самаре, как, впрочем, и многие тольяттинцы. В Тольятти с работой сегодня непросто, а Самара пока старается всех накормить. Вот мама и разрывается между двумя городами.
Вечером бабушка пришла за внуком. И, как теперь написано в бумагах, «стала хвалить ребёнка за то, что он дрался». Я же думаю, что на самом деле диалог был такой:
– Ты зачем дрался, Алёша?
– Он первый! Я сдачу дал!
– Ну если сдачу, тогда другое дело. Сдачу всегда нужно давать.
Скажите, дорогие читатели, вы иначе разговариваете со своими детьми и внуками? Может быть, я что-то пропустила, и сегодня уже принято мальчиков учить так: «Тебя стукнут, ты скорее убегай и прячься. И сразу жалуйся воспитательнице!»
Мама Руслана немедленно повела ребёнка в судмед­экспертизу «снимать побои». Интересно, кто ей подсказал? Ну какие побои мог нанести четырёхлетний малыш? Нашли пару царапин, но они были зафиксированы. И бумажечка легла в «дело».
Первая мысль, которая возникла у меня, как только я услышала об этой истории: «Это кому же в Тольятти приглянулся маленький красивый мальчик?»
Если вы знаете про ювенальную юстицию не понаслышке, то сразу увидите: кто-то раскручивает колесо. И делает это методично и профессионально.
Сердце материнское чует. Мать немедленно сорвалась с работы и повела Алёшу на психологическую экспертизу, чтобы специалисты подтвердили: у неё нормальный ребёнок! Они и подтвердили. Ребёнок нормальный, развитой, психологически устойчивый, воспитанный и не агрессивный, а значит, мама и бабушка – молодцы.
Зря она это сделала. Нужно было сразу хватать своего «колобка» в охапку и уво­зить в Самару. Или ещё дальше. Увозить и прятать. Потому что экспертиза – только один листочек, а в «деле» лежала уже приличная стопочка справок.
Первая справка о том, что мама Алёши – одиночка. Мама-одиночка совсем лёгкая мишень. Вступиться за неё, как правило, некому. Вторая справка о том, что пенсия у бабушки совсем маленькая. Третья справка о том, что и у мамы зарплата крошечная. А это значит, что они «не могут обеспечить потребности ребёнка».
А четвёртая справка о том, что мама не посещает родительские собрания в детском саду. У вас проводились собрания в младших группах, дорогие читатели? А теперь проводятся. Как правило, на них говорят не о заветах Макаренко и Песталоцци, а решают, кто сколько денег сдаст на новые шторы и игрушки. И то, что в рабочие дни мама находится в Самаре, это потом будете объяснять, когда вас судья спросит. Вы думаете, до суда здесь ещё далеко? На самом деле – рукой подать.
По той логике, в которой развиваются события, следующим этапом должен быть визит комиссии, в состав которой входят люди в погонах. Это бесстрастная бюрократическая машина, и она уже завертелась. Бумаги поступили в городской департамент, делу дан ход, и остановить его почти невозможно. Комиссия осмотрит жилищные условия, содержимое холодильника и, скорее всего, изымет ребёнка «до выяснения обстоятельств». А может быть, сразу не изы­мет, а заберёт потом. Вряд ли бабушка сможет оказать какое-то сопротивление. И возвращать внука будут годами. Дальше – суды, обращения, подписи. Сколько лет пройдёт, пока разберутся, что дело не стоит выеденного яйца! Одна надежда: мама оказалась умницей, сразу подняла шум. И чем дело кончится, ещё бабушка надвое сказала.
Но, согласитесь, молодые мамы повели себя очень странно. Как было раньше?
В крайнем случае поругались бы между собой. Или закатили скандал воспитательнице. А здесь с пол-оборота какие-то экспертизы, заключения специалистов… На самом деле ничего странного. Просто мамы в тренде, мамы в курсе. Они прекрасно знают, что детей сейчас защищают люди в погонах. Защищают от родителей.
Только что Государственная Дума одумалась и пересмотрела свой «закон о шлепках». Согласно закону, сосед может дать подзатыльник вашему ребёнку и отделается за это лёгким штрафом. А вы за то же самое загремите на два года в тюрьму. Ибо родитель – и №1, и №2 – главный враг ребёнка.
Именно от него исходит опасность. В Самаре против этого закона было «большое родительское стояние» на площади Героев 21-й армии. И по всей губернии стояли пикеты протеста, и собирали подписи члены самарского отделения организации «Суть времени». Патриарх Кирилл призвал законодателей: «Одумайтесь!» Добились, закон пересмотрели. Но ювенальная юстиция как гидра ползучая пробирается в наши дома. И под ударом прежде всего матери-одиночки и бабушки, которые воспитывают внуков.
«Детская» юстиция стоит на нескольких главных принципах. Первый – у ребенка те же права, что и у взрослого. Про его обязанности ничего не говорится. Ребенок имеет право самостоятельно обращаться за защитой своих прав, в том числе с жалобой на родителей в полицию или в суд. Создается специальная база данных о детях. Школьников и даже малышей в детсадах обязывают вести специальные дневники с оценкой поведения родителей. Дополняют систему органы социального надзора – это социальные работники при судах и психологи. А главное – ребенка сразу отбирают у «ненадлежащих» родителей и отдают в приют или приемным родителям до проверки фактов.
До проверки фактов, понимаете? И могут на это время передать малыша в другую семью, другим людям. Может быть, как раз тем, которые давно присмотрели вашего ребёнка. Тем временем ни региональное министерство образования, ни соответствующие службы полиции никакого анализа этих «фактов» не делают, судя по тому, что до сих пор общественность просто бомбардируют и давят цифрами.
На днях серьёзный чин в больших погонах сообщил населению области ужасающую цифру: «В губернии в течение года совершено восемьсот преступлений против детей».
Никакой расшифровки при этом нет. А ведь сюда входят все ДТП, укусы собак, отравления угарным газом и даже синдром внезапной смерти младенца. А вы уже, наверное, представили всякие ужасы с изнасилованиями грудничков, собачьими ошейниками на детских шейках и прочими кошмарами? Ну, так на то, похоже, и расчёт.
Или вот ещё цифра из свежих, обнародованных для создания впечатления:
«По состоянию на 1 сентября на профилактическом учете ПДН ОВД области числятся 4079 родителей, отрицательно влияющих на детей».
Кошмар? Да ничего подобного! Это гимн самарским семьям. Получается, что неблагополучных семей у нас 0,3 процента. А остальные 99,7 процента любят своих чадушек и готовы за них отдать жизнь.
Скажите, граждане, вы зачем нас кошмарите? Вы с какой целью жути нагоняете? Чин в погонах, который обнародовал эти «жуткие» цифры, призывал общественность: «Молчать нельзя!».
Ну что ж… Будьте уверены: молчать мы не будем.

Нина Богаевская.

 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Наши выпуски

< Июнь 2017 >
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
      1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30    

Опрос

Какая рубрика новостей наиболее интересна для вас?
 

Наши партнеры

2015

gebernia ra175x110

 gong 2016