Опрос

ПЛАСТИКОВАЯ КАРТА ИЛИ СБЕРКНИЖКА? Сейчас во многих отделениях Сбербанка пенсионерам предлагают перейти на пластиковые карты. Вы к этому готовы?
 

Видео

Подписка

dosr_podp

Ваш вопрос

Напишите нам письмо

Мы обязательно на него ответим.

Оставьте жалобу, напишите отзыв или внесите предложение по любому волнующему Вас вопросу.

Архив материалов издания

Все выпуски за последние годы

Книга отзывов и предложений

Важно ваше мнение

Оставьте жалобу, напишите отзыв или внесите предложение по любому волнующему вас вопросу.

И ВСКРЫТИЕ ПОКАЖЕТ?
Социальный аспект
16.01.2016 21:30
Когда у вас спрашивают, не хотите ли вы «принять участие во вскрытии», такое предложение здорово будоражит. Даже если это не вскрытие тела, а вскрытие квартиры. Тем более что предшествовала этой процедуре очень трагическая история.

«ЧУЖАЯ» РОДНЯ…
Ирина Чичерина – сирота, выпускница детского дома, в котором воспитывалась с девяти лет. Её мать лишили родительских прав. После детдома девушка окончила училище, затем вуз (что в таких случаях, кстати, большая редкость). Сейчас она работает логистом. Но вот уже восемь лет никак не решается ее жилищная проблема. Все эти годы девушка живет на съёмных квартирах, на что уходит львиная доля зарплаты. Между тем у нее есть право на половину двухкомнатной квартиры покойной матери.
По словам воспитателей детского дома, в свое время родная тётя девушки, Таисия Ивановна Мизина, инициировала лишение родительских прав Ириной мамы Татьяны, которая стала пить после смерти мужа. Так девочка попала в детский дом. Потом, спустя несколько лет, та же тетя оформила опеку над девочкой. Забрав ее из детдома, она в качестве опекуна вселилась в двухкомнатную квартиру своей сестры и приватизировала ее. По документам половина жилья стала принадлежать самой Таисии Ивановне, а половина – Ирине. После чего тётка сразу же отказалась от опёки и возвратила девочку в детский дом. А сестру Татьяну выгнала из дома. Та поскиталась и умерла.
Саму же племянницу тётя не пустила в квартиру. Девушка прошла множество судов и все их выиграла, но «любящей» тётушке на это было наплевать. Равно как и на то, что Ирине негде было жить.
Был период, когда тётя потребовала от племянницы квартплату, и Ирина исправно платила, но в квартиру ее так и не пустили.
«Здесь живу я, мой муж, мои дети и внуки! – заявляет она. – Ирине места нет. Мы даже ремонт недавно сделали, племянница ни копейки в него не вложила, а теперь заселиться в отремонтированную квартиру хочет!» Вот и весь разговор. Не драться же с пожилой женщиной.

«С РЕШЕНИЕМ СУДА НЕ СОГЛАСНА!»
Обращения девушки к силовикам, к чиновникам самых разных рангов и должностей ничего не дали. «У вас по документам есть жильё», – отвечали ей везде. А то, что Ирина имеет его только теоретически, а на практике ее на порог не пускают, никого не волновало.

И вот проблемами Ирины занялись общественники из самарского областного родительского комитета «Доверие». Они связались с судебными приставами, подключили правоохранителей, пригласили журналистов. Так был назначен день вселения Ирины в квартиру. А так как предупрежденная об этом Таисия Ивановна категорически заявила, что дверь не откроет и племянницу не пустит, было решено вскрывать замок.
Вскрытие проходило как раз накануне новогодних праздников. Руководил им судебный пристав-исполнитель Кировского района Самары Константин Павлович Ревков. Знакомлюсь с ним, с представителями Кировского РОВД. Квартира, в которую предстоит Ирине вселиться, находится на Металлурге, в старой двухэтажке. И при взгляде на нее становится ясно, почему Ирина не может поступить со своей собственностью «хитро-мудро», не связываясь с тёткой, – просто взять и реализовать свою долю, а на вырученные деньги купить себе комнату. Дом не только выглядит старым, но еще и признан аварийным, поэтому продать жилье в нем невозможно.
– Вселить – вселим, – уверены правоохранители. – Другой вопрос, не поставит ли тётка новый замок, пока Ира будет на работе…
Пристав звонит в дверь квартиры, ответа не получает. Тогда участковый набирает номер сотового телефона Таисии Ивановны и сообщает ей, что если она не откроет добровольно, то на основании решения суда в ее квартиру племянницу вселят принудительно, значит, придётся вскрывать замок… Тетя долгое время упирается, говорит, что ждет ответа по ее жалобе на «самовольство пристава» из прокуратуры, но потом всё-таки открывает дверь.
На пороге стоит невысокая худенькая пожилая женщина, на вид очень аккуратненькая и приятная, и даже не верится, что такая благолепная тётя могла восемь лет не пускать племянницу в её же квартиру. Тут же полицейские и приставы сообщают Таисии Ивановне, что она обязана выполнить решение суда и вселить племянницу, выделив ей одну комнату, а если вздумает заменить замок во время отсутствия Ирины, будет платить штраф за нарушение закона. Повторит – снова оштрафуют. И так – до тех пор, пока она будет чинить препятствия девушке.

Дверь судебным приставам открыл муж Таисии Ивановны, не имеющий к этой квартире никакого отношения.

Таисия Ивановна в ответ продолжает повторять, что это незаконно, что племянница не имеет никакого права на её квартиру.
Но почему же незаконно? Мы попытались это выяснить у самой Таисии Ивановны. И услышали в ответ долгую и путаную историю о том, какой плохой была её сестра и как страдала от ее пьянок их мама, о том, что государство было обязано предоставить Ирине отдельную квартиру, а не вписывать её к тёте, кстати, и отобравшей жилье у сироты. На вопрос, почему она сначала оформила опеку на девочку и взяла её на воспитание, а потом отказалась от неё и вернула в детдом, Таисия Ивановна вообще ничего вразумительного сказать не смогла, ссылаясь то на какую-то смутную уголовную историю, из-за которой она якобы была вынуждена отказаться от Иры по настоянию опеки, то на собственные проблемы со здоровьем.
«Склероз у меня, с головой плохо, все забываю!» – шепчет Таисия Ивановна, но тут же грозно сообщает, что мириться с присутствием племянницы в квартире не собирается, будет судиться с ней и дальше.
Кстати, соседи Таисии Ивановны утверждают, что она говорила им о том, что якобы ее племяннице государство уже предоставило квартиру. И даже место конкретное называла – в «Кошелеве».

«МНЕ НЕКУДА ИДТИ»
«Мне негде жить, – говорит на все это Ирина. – Некуда идти. И поэтому другого для себя варианта, кроме вселения в эту квартиру, я не вижу».
Юристы так же рекомендуют девушке оформить раздел квартиры в натуре. То есть через суд определить, что племянница и тетя живут разными хозяйствами, а значит, каждая из них имеет право на отдельную комнату с отдельным замком, и оплачивать коммунальные услуги Ирина должна только за то, чем лично пользуется.
Надеемся, что девушке вопреки всем препонам, чинимым родственницей, удастся отстоять свои права и стать хозяйкой своего жилья. Тем более что теперь ей помогают общественники. Значит, она не одна. А мы будем следить за ситуацией.

Марина ГОНЧАРЕНКО.
Фото Романа ГРАМОТЕНКО.

КОГДА ВЕРСТАЛСЯ НОМЕР
Как видите, наше «вскрытие» выявило очень некрасивую историю. И, как мы и боялись, проблемы у нашей героини не закончились. Под Рождество тётя снова выставила её за дверь… Остаётся рассчитывать на «метод убеждения» штрафом, о котором говорили приставы. И одновременно – на раздел квартиры через суд.
В этой истории вряд ли кто встанет на сторону тёти. Жалко девушку, которая за все свои мытарства могла бы наказать свою родственницу. Но как? Да расприватизировать свою половину, отказавшись от «виртуальной» собственности, затем получить положенное сироте жильё. А что тёте достанется после переселения из аварийного дома? Лишь одна комната, равноценная той, которой она сейчас владеет.

 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Наши выпуски

< Ноябрь 2017 >
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
    1 2 3 4 5
6 7 8 9 10 11 12
13 14 15 16 17 18 19
20 21 22 23 24 25 26
27 28 29 30      

Наши партнеры

2015

gebernia ra175x110

 gong 2016