Опрос

ПЛАСТИКОВАЯ КАРТА ИЛИ СБЕРКНИЖКА? Сейчас во многих отделениях Сбербанка пенсионерам предлагают перейти на пластиковые карты. Вы к этому готовы?
 

Видео

Подписка

dosr_podp

Ваш вопрос

Напишите нам письмо

Мы обязательно на него ответим.

Оставьте жалобу, напишите отзыв или внесите предложение по любому волнующему Вас вопросу.

Архив материалов издания

Все выпуски за последние годы

Книга отзывов и предложений

Важно ваше мнение

Оставьте жалобу, напишите отзыв или внесите предложение по любому волнующему вас вопросу.

НЕУДОБНЫЙ РЕБЕНОК
Рейтинг пользователей: / 2
ХудшийЛучший 
Лучшие материалы месяца


МАМУ Саши В. вызвали к директору школы. Классный руководитель Сашиного шестого класса и несколько мам из родительского комитета потребовали перевести мальчика на индивидуальное обучение (это такая система, когда учителя занимаются с ребенком вне класса). Однако психологи, наблюдающие Сашу, категорически не советуют обучаться по подобной схеме, так как мальчику необходимо общение с другими детьми.

В ТО ЖЕ время Саша действительно ведет себя на уроках далеко не идеально: отвлекает детей, разговаривает, вертится… По мнению мам из родительского комитета, Саша угрожает безопасности других детей. Согласна с этим определением и классный руководитель. Поэтому вопрос о совместном обучении мальчика с другими детьми и был вынесен на суд директора.
Для Сашиной мамы это далеко не первый «вызов на ковер». Совсем недавно ее с сыном пригласили на классное собрание, где учитель и родители назвали ее сына «неуправляемым», «неадекватным», а после того, как мать попыталась заступиться за своего ребенка, и того хуже – обозвали Сашу «шизофреником»…
На первый взгляд может показаться, что эти обвинения заслуженны и мальчик действительно кругом виноват. Но стоит сразу уточнить: перед нами не совсем обычный ребенок. Одиннадцатилетний Саша – гиперактивный мальчик, «с моторчиком», как их еще называют. Такие дети постоянно находятся в движении, куда-то бегут, прыгают, лазают, что-то трогают, рассматривают и тут же бросают… И Сашу нельзя назвать ни хулиганом, ни тем более страдающим таким серьезным психическим заболеванием, как шизофрения. В то же время на уроках таким детям, как Саша, очень трудно спокойно усидеть на месте.
По незнанию гиперактивного ребенка можно принять за непослушного, в поступках такого ребенка часто видят лишь дурные свойства характера – хулиганство, упрямство либо невоспитанность. Однако это не так.
При обследовании гиперактивным детям ставят неврологический диагноз: минимальная мозговая дисфункция. Это остаточные явления органического поражения головного мозга, которое могло возникнуть при тяжелом токсикозе или при резус-конфликте, когда ребенок еще находился в утробе матери, либо во время родов. Задаваться вопросом «в кого он такой?» бесполезно, наследственность здесь ни при чем. Необходимо просто поддержать «трудного» малыша и сделать все, чтобы ему помочь. Причем гиперактивный ребенок нуждается в помощи не только родителей, но и педагогов, воспитателей.
В силу своих особенностей такой ребенок не может долго удерживать внимание на одном деле. Поэтому нужно чередовать виды деятельности, привносить в учебный процесс что-то новое, подкрепляя его интерес самыми разными способами.
Но вернемся к истории с Сашей. Серьезные проблемы у мальчика и его родителей возникли с того момента, как он пошел в школу. Высидеть положенных 45 минут ребенок никак не мог: спустя 15-20 минут после начала урока он начинал вертеться. Нетрудно представить, что классного руководителя это совершенно не устраивало. Компромисс был найден – рядом с мальчиком за парту села его бабушка. Она мягко успокаивала внука, и благодаря ее влиянию Саша сидел на уроках спокойно. Но время шло, Саша переходил из класса в класс, окончил начальную школу и теперь учится в средней. И учится, между прочим, хорошо – в табеле всегда четверки и пятерки. Но проблемы с дисциплиной остались. Психологи рекомендуют уделять Саше во время уроков больше внимания, чаще спрашивать, давать ему специальные задания. Мама донесла все эти рекомендации до сведения классного руководителя, но та ответила, что в классе большое количество учеников, с которыми преподаватели и без этого не могут справиться, а тут им еще предлагают изыскивать время на особое внимание к «нестандартному» мальчику.
Впрочем, не все школьные педагоги рассуждали подобным образом. Например, учительница русского языка и литературы, выслушав просьбу Сашиной мамы, попробовала последовать советам психологов и стала чаще спрашивать мальчика на уроках, а когда замечала, что Саша скучает, давала ему специальные задания. В итоге на ее уроках Саша стал вести себя хорошо, без замечаний работал, и у него оставались от уроков самые позитивные впечатления.
Но другие учителя менять свой подход к мальчику не захотели и продолжали настаивать на переводе Саши на индивидуальное обучение.
Понимая, что разговор предстоит нелегкий, Сашина мама на встречу с директором пригласила детских психологов, работавших с мальчиком, попросила прийти и корреспондента «Социальной газеты». Скажем сразу: присутствие незапланированной «группы поддержки» очень не понравилось директору школы. С большим трудом согласилась она на наше присутствие на встрече. Ведь эта школа считается одной из самых престижных в Самаре, педагоги гордятся успехами своих выпускников. Поэтому любая возможность появления негативной информации заведомо воспринималась в штыки.
К сожалению, сейчас многие современные школы напоминают маленькие «царства-государства», охотно демонстрирующие гостям свой лаковый фасад и старательно прячущие неприглядную «изнанку».
Явно раздражало педагогов и присутствие «чужих» психологов, чье мнение было практически единодушным: Саша – ребенок очень способный и адекватный, при этом он обладает высоким уровнем любознательности и оперативным интеллектом. Его поведение – следствие недостаточного к нему внимания и информационной загрузки на уроках. Если мальчика нормально загрузить – уйдут сами собой и дисциплинарные проблемы.
Но решить все эти вопросы добром на встрече с директором не получилось. Классного руководителя и членов родительского комитета не устраивала никакая другая схема посещения Сашей школы, кроме индивидуального обучения. И попробовать изменить свое отношение к Саше, уделить ему больше внимания классный руководитель не захотела: «Мы что, на уроках вашего ребенка развлекать должны?!» Единодушны с нею были и мамы: «Почему наши дети должны подстраиваться под вашего мальчика, а не он под других детей?» Кстати, негативное отношение к Саше большинства учителей сказалось и на отношении к мальчику со стороны одноклассников.
Когда же Сашина мама упомянула о положительном педагогическом опыте учительницы русского языка и литературы, классный руководитель парировала: «Так она же молодой педагог, у нее еще силы и желание работать с вашим сыном не иссякли. Вот пройдет немного времени, она устанет, и ей тоже будет не до особых подходов».
Когда спор достиг наивысшего накала, слово взяла детский психолог, которая работает с Сашей. «Разрешите мне приходить на уроки в Сашин класс и наблюдать за тем, как он себя ведет и как проходит учебный процесс, чтобы я смогла скорректировать ситуацию», – предложила она директору школы. Но та категорически отказалась: «Я не хочу, чтобы в школе присутствовали чужие люди».
Таким образом, разговор зашел в тупик. И неожиданную трагическую нотку в самом его конце внесла бабушка Саши, зашедшая в кабинет директора. «Только что одноклассник на моих глазах ударил Сашу по лицу, – сказала пожилая женщина. – Тот заплакал и убежал, а когда я схватила хулигана за руку и спросила его, за что он бьет Сашу, он выругал меня и внука матерно, вырвался и был таков!»
Возмущенная бабушка потребовала разобраться с этим безобразным поступком: «Я старый человек, разве я заслужила к себе такое хамское отношение?» Но, как ни странно, ее рассказ не вызвал ни капли сочувствия со стороны директора, классного руководителя и членов родительского комитета. Они как ни чем не бывало продолжили обвинять Сашу и настаивали на том, что его мама плохой родитель и что мальчику не место рядом с их детьми…
Нетрудно догадаться, чем все закончилось. Саша отказался идти в класс, говоря, что теперь его там совсем затравят. Что, кстати, и подтвердилось: на другой день им домой позвонили из школьной администрации и пригрозили, что передадут его дело в комиссию по делам несовершеннолетних. И маме пришлось срочно искать сыну другую школу.
Вот такая невеселая история. Конечно, можно понять загруженных педагогов, устающих от большого количества учеников. Но с другой стороны, такова их работа, они сами ее выбрали. Учить детей и при этом уметь находить подход к каждому ребенку – тихому и шумному, болтливому и молчаливому, здоровому и болезненному – их профессиональная обязанность.
Кстати, новый закон «Об образовании» гарантирует даже ребятам с инвалидностью инклюзивное (то есть совместное со здоровыми детьми) обучение в обычной средней школе.
Прокомментировать ситуацию мы попросили специалистов областного министерства образования и науки. Они пояснили, что заболевание Саши – синдром дефицита внимания с гиперактивностью (СДВГ) – не относится к числу тех заболеваний, при которых ребенку положено индивидуальное обучение. По мнению психологов областного минобразования, «коррекция СДВГ требует особого подхода к ребенку, включая в себя лекарственную терапию, педагогическую и психологическую поддержку. А учет индивидуальных особенностей каждого ученика при условии тесного сотрудничества педагогов с семьей является необходимым условием успешности его обучения и психоэмоционального благополучия».
Но это в теории, а на практике многие наши школы уподобляются армии с ее дедовщиной, подавлением индивидуальности и стремлением подогнать всех под единый стандарт. Конечно, так проще. Вот только где вы видели «стандартных» детей?

ОТ РЕДАКЦИИ. Мы собирались в своем материале указать номер школы, в которой произошла эта история, но мама Саши попросила нас этого не делать. Почему? «Во-первых, боюсь, что школьная администрация может навредить моему сыну, позвонив в его новую школу, – пояснила женщина. – Во-вторых, подозреваю, что ситуация наподобие нашей может произойти абсолютно в любом учебном заведении. Так что задуматься над ней и изменить свое отношение к «нестандартным» детям, наверное, нужно многим педагогам».
Мы присоединяемся к мнению Сашиной мамы и адресуем эту статью в министерство образования и науки Самарской области. Современные учителя в большинстве своем прекрасно преподают предмет, но вот знаний детской психологии, умений воспитателя им явно не хватает. Поэтому считаем, что есть смысл проводить постоянные обучающие семинары по психологии для учителей средних учебных заведений.

Марина ГОНЧАРЕНКО.
Коллаж Влада ГРАМОТЕНКО.

 

Комментарии  

 
0 #1 Татьяна 21.04.2016 22:04
Здравствуйте. Меня зовут Татьяна. У меня похожая ситуация. Решить тоже пока не можем. Видно очень мало осталось настоящих учителей.
Цитировать
 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Наши выпуски

< Январь 2018 >
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
1 2 3 4 5 6 7
8 9 10 11 12 13 14
15 16 17 18 19 20 21
22 23 24 25 26 27 28
29 30 31        

Наши партнеры

Podpiska Pochta Rossii

gebernia ra175x110

 gong 2016