Опрос

ПЛАСТИКОВАЯ КАРТА ИЛИ СБЕРКНИЖКА? Сейчас во многих отделениях Сбербанка пенсионерам предлагают перейти на пластиковые карты. Вы к этому готовы?
 

Видео

Подписка

dosr_podp

Ваш вопрос

Напишите нам письмо

Мы обязательно на него ответим.

Оставьте жалобу, напишите отзыв или внесите предложение по любому волнующему Вас вопросу.

Архив материалов издания

Все выпуски за последние годы

Книга отзывов и предложений

Важно ваше мнение

Оставьте жалобу, напишите отзыв или внесите предложение по любому волнующему вас вопросу.

Деревенский детектив с улицы Солдатской
Актуально
04.11.2017 20:00

10 ноября – День сотрудников органов внутренних дел

 

Горожанином Алексей Тихонович Князев числится всего последние восемь лет из своих девяноста двух. Да и то, если бы не уговорила перебраться в наши края дочка, так и жил бы в своей Воронежской губернии на вольном воздухе, всласть огородничая и поддерживая в исправности деревенский дом.

А МОГ БЫ СТАТЬ ЖЕЛЕЗНОДОРОЖНИКОМ
В жизни сельского парнишки Лёшки Князева было немало случайностей. До тринадцати лет жил в небольшой деревушке и даже не задумывался, насколько широк мир. Но в августе сорокового года пришли к ним в дом незнакомые люди и с порога заявили матери: «По разнарядке сына мы у вас забираем – учиться на рабочего-железнодорожника». Согласна мать, не согласна – не интересовало никого. Как и то, как она, оставшаяся слепой после тифа, будет без него жить.
Но и года не отучился Лёшка на слесаря по ремонту вагонов – началась война. Училище эвакуировали на Урал. И вместо того, чтобы осваивать премудрость, как приводить в порядок подвижной состав, Алексей Князев с однокашниками помогал сооружать домну – стране был нужен металл.
В сорок третьем за хорошее поведение и старательность в работе поощрили его кратковременным отпуском, чтобы навестил родных. Только надо было такому случиться – на вокзале попался он на глаза военному патрулю. Парнишку отвели в военкомат, и хотя было ему всего семнадцать лет, отправили на курсы связистов. И через полтора месяца кончилась для него тыловая жизнь.

ОН ПОЛ-ЕВРОПЫ ПО-ПЛАСТУНСКИ ПРОПАХАЛ
– Я был связистом-проволочником, – рассказывает Алексей Тихонович. – Мы тянули провода, нередко под огнем противника. Помните, песня есть «Мы пол-Европы по-пластунски пропахали»? Так это и про нас, связистов. Начал налаживать связь под Сталинградом и дошел до самой Вены. Стоило осколку снаряда перебить линию – мы тут же отправлялись устранять разрыв. Опасность – на каждом шагу. Пули над головой свистят, а ты все равно ползешь вперед. Потому что мы твердо усвоили: связь – это нерв армии.
Когда снаряд перебивал провод, это было еще полбеды. Подползешь, стянешь концы – и порядок. А вот действительно беда – когда проходит танк. Он провод на гусеницы наматывает, а вместе с проводом тянет за собой и телефоны. Приходилось за ним бежать, чтобы обрезать провод. А бои были такие, что на земле, как колосья после жатвы, лежали люди – советские, немецкие, живые, мертвые, вперемешку.

АНИСКИН МЕСТНОГО МАСШТАБА
Он не расстался со службой в армии и в мирное время. В кадровых войсках служил до 1950 года. А демобилизовался, вернулся на свою малую родину. В райкоме партии сказали: «В милиции нужны работники». Что ж, нужно – значит, нужно.
В селе милицию не любили. Мать, узнав, что он стал участковым, расплакалась: «Нешто, сынок, будешь теперь ни за что ни про что людей за решетку сажать?»
Но прошло совсем немного времени, и отношение к нему изменилось, потому как люди видели – хоть и крут он бывает, но всегда справедлив. Звали не иначе, как «наш Тихоныч». А как только вышел фильм «Деревенский детектив», моментально окрестили Анискиным. Тем более что на артиста Жарова он в ту пору и впрямь был похож – и ростом, и комплекцией, и дотошностью да знанием специфики деревенской натуры.
Вот, казалось бы, что особенного было в том, что однажды, объезжая свои владения на выделенном ему трехколесном «Урале» с коляской, он увидел, что от одного забора доска оторвана и рядом лестница припрятана. А у него сразу мысль: «Ох, неспроста это. Не иначе в сумерки в дом незваные гости надумали нагрянуть». Он и хозяев предупредил, чтобы те начеку были, научил, что нужно делать, чтобы беды не случилось, и, прикинув, у кого темные мысли в голове родились, с предполагаемыми нарушителями беседу профилактическую провел. Помогло.


Ну чем не Анискин?

 

А был еще такой случай. Жили в селе братья-гармонисты. И появилась у них вдруг вторая гармошка. Сейчас на это и внимания никто не обратит – эка невидаль, хоть белый рояль в стразах покупай, были бы финансы. А в пятидесятых годах лишних денег у людей не было, да и на деревенских прилавках музыкальные инструменты не так уж часто появлялись. Вроде как невзначай завернул к братьям в гости, повертел в руках гармошку, а заодно зафиксировал в памяти ее заводской номер. По номеру и выяснилось, что она – ворованная. Потянул Князев за этот «хвостик» и раскрыл недавнюю кражу. Оказалось, что именно эти братья обстоятельно «обчистили» местное сельпо. Чтобы не светиться, мануфактуру отправили на реализацию сестре в Ростовскую область, а вот расстаться с гармошкой душа не позволила. Они-то – и душа, и тальянка – их подвели…
На своей территории – а это двадцать шесть сел и поселков с населением семь тысяч человек – Князев о каждом жителе знал все: к кому приехали гости, от кого можно ждать подвоха, у кого какие проблемы в семье, кто гонит самогонку, а кто не прочь прихватить с фермы десяток-другой кукурузных початков.
– А по-другому нельзя, – говорит Алексей Тихонович. – Участковому надо быть в курсе всего, что происходит вокруг. Я никогда не сидел на месте. Во все подвалы «своих» домов спускался, обходил улицы не только с парадных калиток и ворот, но и с задворков. А сколько «несунов» задержал с поличным, ведь в советское время фразу «все вокруг колхозное, все вокруг мое» понимали в прямом смысле. К счастью, часто достаточно бывало одной беседы, чтобы человек понял, что такое хорошо, а что такое плохо и что не все может ему сойти с рук.
Он постоянно общался с подростками, потому как понимал, насколько важно вовремя удержать их от неверного шага, чтобы не затянуло в водоворот противозаконных поступков. Молодежь к нему тянулась. Может, оттого, что мало в селах в послевоенное время было настоящих мужиков, которые могли наставить на путь истинный, в нужное время поддержать, а при необходимости и кузькину мать показать, чтобы неповадно было пацану бедокурить и ломать себе жизнь.


Много лет не расстается Алексей Тихонович Князев со своей подружкой –
гармонью.

 

ТРИ ЗАПИСИ В ТРУДОВОЙ КНИЖКЕ
Трудовая книжка у Князева тонюсенькая. В ней всего три записи. Первая – о семи годах службы в армии, а две последующие – о приеме на работу в органы Министерства внутренних дел и об увольнении. Непрерывный стаж работы – 32 года 9 месяцев 10 дней. И все.
Зато в сведениях о награждениях тридцать три записи. Здесь и почетные грамоты, и переходящие вымпелы, и денежные премии, и занесение на доску почета и в книгу почета УВД.
Князевские навыки ценили не только на областном уровне. В советское время его даже приглашали на коллегию МВД СССР – поделиться опытом работы сельского участкового в раскрываемости и профилактике правонарушений.
Он и сейчас готов делиться своими знаниями с самарскими участковыми, ведь некоторые методы работы с населением актуальны и по сей день.
– Эх, скинуть бы десяток-другой годков, и я бы опять пошел работать, – говорит Алексей Тихонович. – Уж больно не хочется в четырех стенах сидеть. К людям тянет, к делам.

Татьяна ХАРИТОНОВА..

 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Наши выпуски

< Январь 2018 >
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
1 2 3 4 5 6 7
8 9 10 11 12 13 14
15 16 17 18 19 20 21
22 23 24 25 26 27 28
29 30 31        

Наши партнеры

Podpiska Pochta Rossii

gebernia ra175x110

 gong 2016