Подписка

dosr_podp

Опрос

У вас скопились книги. Что с ними делать
 

Видео

Ваш вопрос

Напишите нам письмо

Мы обязательно на него ответим.

Оставьте жалобу, напишите отзыв или внесите предложение по любому волнующему Вас вопросу.

Архив материалов издания

Все выпуски за последние годы

Книга отзывов и предложений

Важно ваше мнение

Оставьте жалобу, напишите отзыв или внесите предложение по любому волнующему вас вопросу.

Ботаника с арифметикой
Актуально
16.09.2017 20:15

Озеро в Ботаническом саду. Утки улетели.
Фото Романа ГРАМОТЕНКО

 

И будет как в Зарядье...

Дикий виноград сняли с забора. Забор висел, вывороченный из земли, вот-вот готовый рухнуть на землю. Он больше ничего не скрывал. И весь кошмар разрухи и запустения Самарского Ботанического сада стал, наконец, очевиден.
И вопросы начинались прямо вот здесь, около рухнувшей чугунной ограды. Здесь точно работают учёные-биологи? Ведь первое, что они должны были сделать, это немедленно вырубить все лианы, как только те полезли из земли. Им ли, профессиональным биологам, не знать страшную разрушительную силу дикого винограда: корни разрушают основание забора, а крона наваливается на ограду страшной тяжестью. Ни один забор не устоит. Даже если он поставлен на века советской властью. А они, наши учёные, выходит, об этом не догадывались?
Из всей живности здесь только дикие утки. Уткам чем больше грязи и ила, тем лучше. Сегодня в Верхнем пруду огромная концентрация солей тяжёлых металлов. Степень загрязненности воды органическими веществами в четыре раза превышает предельно допустимую норму. Дно покрыто илом, слой которого растёт с угрожающей скоростью. Пруды как экосистема находятся на грани гибели. Заметьте: всё это происходит под неустанным надзором и опекой учёных-биологов.
Никто не мешал биологам запустить в пруды того же толстолобика, который быстро сожрёт все эти отложения. И уж тем более никто не мог помешать студентам биофака раз в год выйти на субботник и обкосить берега прудов. Вот и думай, стоя на берегу болота: то ли учёные-биологи и вправду не знают элементарных вещей, то ли почему-то не желают этим заниматься…
В официальных документах учёные Ботсада застенчиво сообщают, что «дикорастущие древесные растения представлены также на участке местной флоры площадью около двух гектаров». Это чаща, заросли и бурелом из карагача и американского клёна, которые мгновенно вырастают в наших краях на любой неухоженной пустоши. Интересно, сколько же их на самом деле, если сейчас на расчистку Ботсада решено бросить стройотряды? Похоже, наши учёные-биологи и про то, как бороться с сорной растительностью, тоже не знают. Или причина в другом?
Я посмотрела, какую площадь занимают университетские ботанические сады у наших соседей. Те самые сады, которые предназначены для научных исследований и студенческих лабораторных. Для сравнения: В Самаре Ботсад занимает 34 гектара.
Итак, Ботанический сад Казанского университета – площадь 3,5 гектара. Ботанический сад Волгоградского государственного педагогического университета – площадь 3,2 гектара. Екатеринбург, Ботанический сад Уральского федерального университета – площадь 10 гектаров. Киров, Агроботсад Вятского государственного гуманитарного университета – площадь 2 гектара.
В России есть ещё и академические сады, муниципальные, есть те, кто подчиняется Министерству природных ресурсов. И они реально большие. Но университетские, как правило, очень компактные. И у вузов хватает сил их содержать.
Так, может быть, не стоило в 1975 году отдавать Ботанический сад целиком в ведение университета? Может быть, стоило выделить какую-то площадь для научных изысканий, а весь сад оставить муниципальным?
Вот только не надо заламывать руки и кричать об особой научной ценности и проч. У нас больше всех об этом кричит некий депутат-профессор. Правда, депутат он, проигравший выборы. А профессор – на одной восьмой ставки. А спросите у этой «одной восьмой профессора»: каков же здесь реальный вклад в науку? Он наверняка застесняется. А я скажу: за сорок два года здесь было защищено четыре кандидатские диссертации. Самим-то не смешно?
Сейчас у нас посреди города 34 гектара крайне запущенной территории, заросшей сорной растительностью, с водоёмами, фактически превратившимися в болота.
И я понимаю, почему учёных-биологов, от имени которых вещает «одна восьмая профессора», перемены не очень радуют. Они потихоньку приторговывают экзотическими растениями, ведь экзоты нынче весьма ходовой и недешёвый товар… Их, по большому счёту, всё давно устраивает. А нас – нет. И перемены будут. Да они, собственно, уже начались.
Сейчас в Ботаническом саду восстанавливают ограду. Стройотряды выкорчёвывают карагач. Строители засыпают гравием дорожки и ставят новые фонари и систему видеонаблюдения. Но главное – восстановят дамбу, которая у учёных-биологов практически сползла в пруд.
Это первый этап. Его оценили в 89 миллионов рублей. Николай Иванович Меркушкин выделил их. В этом году бюджет напряжённый, но всё равно деньги нашли. В Москве Ольга Юрьевна Васильева, министр образования РФ , подтвердила: деньги на Самарский Ботсад дадут. А это значит, что будет второй этап. И в саду построят новые оранжереи и конгресс-холл. На месте былых пустошей появятся космические поляны и зоны для отдыха студентов. И, как в Московском Ботсаду, проложат велодорожки.
…Сейчас вся страна ахает от парка Зарядье, что появился рядом с Кремлём. Там идея та же, что и у нас в Ботсаду: большая растительная карта всей страны, и у каждой зоны – свой уголок. Только в Москве уже сделали, а у нас пока засучили рукава. Ну, подождите годок. Потом сравним.

Нина БОГАЕВСКАЯ.

 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Наши выпуски

< Октябрь 2017 >
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
            1
2 3 4 5 6 7 8
9 10 11 12 13 14 15
16 17 18 19 20 21 22
23 24 25 26 27 28 29
30 31          

Наши партнеры

2015

gebernia ra175x110

 gong 2016