Опрос

ПЛАСТИКОВАЯ КАРТА ИЛИ СБЕРКНИЖКА? Сейчас во многих отделениях Сбербанка пенсионерам предлагают перейти на пластиковые карты. Вы к этому готовы?
 

Видео

Подписка

dosr_podp

Ваш вопрос

Напишите нам письмо

Мы обязательно на него ответим.

Оставьте жалобу, напишите отзыв или внесите предложение по любому волнующему Вас вопросу.

Архив материалов издания

Все выпуски за последние годы

Книга отзывов и предложений

Важно ваше мнение

Оставьте жалобу, напишите отзыв или внесите предложение по любому волнующему вас вопросу.

Увядающие приметы весны
Актуально
13.05.2017 19:55


Сон-трава, или прострел раскрытый, занесена в Красную книгу Самарской области 
и в Красные книги других регионов России.

Каждый раз в начале мая мимо метро и маленьких стихийных рынков я проскакиваю, не поднимая глаз. Не могу... Раньше спорила, пыталась убеждать, а теперь просто сил нет. Сердце кровью обливается, когда вижу эти охапки пушистых лиловых колокольчиков сон-травы, появление которых в нашем городе становится приметой наступившей весны. Где-то свежие, где-то уже поникшие, отцветающие...
Насколько радостно смотреть на них в естественной среде обитания – на солнечном пригорке среди сосен, среди гудящих шмелей, настолько жалкими и заморенными выглядят они в руках продавцов, связанные в тесные пучки и втиснутые в пластиковые стаканчики с водой. Кого-то это зрелище, может, и радует, но если сложить в уме всю массу лесных первоцветов, ежегодно наводняющих улицы и большей частью отправляющихся на помойку, не дойдя до покупателя (слишком уж нежен и недолговечен товар), то масштабы бедствия становятся очевидны...
Почему с этими торговцами не борются? Почему к ним не подходят полицейские и не конфисковывают «товар»? Где, наконец, патрули экологов, поднимающих шум, когда речь заходит о каких-нибудь стройках? На сайте регионального министерства лесного хозяйства, охраны окружающей среды и природопользования сообщается, что местные администрации должны ежегодно уведомлять руководство рынков о запрете торговли растениями, занесенными в Красную книгу, и вести разъяснительную работу с населением.
Ответ, мне кажется, очевиден: никому не хочется связываться. Слишком мелким видится правонарушение. Да и как-то неловко – задерживать этих бабушек с букетиками... Поэтому хочется просто обратиться к нашим читателям, среди которых наверняка есть и продавцы, и покупатели первоцветов, а также те, кому больно смотреть на эту умирающую красоту: только мы с вами способны прекратить это варварство. Даже если просто не поддадимся соблазну купить такой букетик и таким образом не поддержим своим руб­лем торговца. Не говоря уже о том, чтобы самим участвовать в этом «бизнесе».
Понимаю, что некоторым людям кажется, что их бедность извиняет всё. Понимаю, что нужда бывает действительно отчаянной. Но почему-то сомневаюсь, что это относится к сборщикам и торговцам первоцветами. Человеку, способному ехать за десятки километров от города и несколько часов бродить по лесу, обрывая цветы в промышленных масштабах, вполне по силам найти себе подработку, хотя бы и сезонную – например, в сфере благоустройства и озеленения.
Но главное – цветочные браконьеры и те, кто покупает у них букетики, наносят ущерб государству не в лице ненавистных чиновников и олигархов, а в лице своих внуков и правнуков, которым такой красоты, может быть, уже и не увидать. Ведь это только кажется, что богатства природы неиссякаемы, что их хватит еще на века.
В западноказахстанском Уральске, где мне довелось жить в детстве, весной на улицах точно так же продавали дикие тюльпаны – красные, белые, желтые, сиреневые... Как-то родители возили нас с братом на машине поглядеть на их цветение – за сотню километров в степь, в сторону озера Челкар. А в папином послевоенном детстве эти тюльпаны цвели прямо за городской чертой.
...Заканчивается время цветения сон-травы, наступает сезон ландышей. Они, правда, не занесены в Красную книгу и пока еще устилают сплошным ковром все окрестные леса, однако с такими масштабами истребления скоро станут редкостью и они. Пока буйствуют в лесах белая и желтая ветреница, встречаются еще недалеко от города мелкий желтый тюльпанчик Биберштейна, адонис весенний, рябчик русский, расцветает на волжских склонах лиловый и желтый касатик низкий – ирис каменистых степей. Но уже не увидеть в наших краях дикого пиона – марьина корня, редкостью стали майник и белая анемона – ветреница лесная...
А потом начнется купальный сезон, и отдыхающие будут радостно набирать себе охапки водяных ирисов (тоже, кстати, краснокнижных, как и некоторые виды колокольчиков, и гвоздика лесная), тащить из воды белые и желтые кувшинки. Кому-то посчастливится встретить на лугах и полянах дикий гладиолус – шпажник тонкий, а под сенью леса – лилию кудреватую, местные орхидеи – дремлики, ятрышники, любку двулистную. И кто-то, не задумываясь, сорвет их для букета...
Но ведь правда, это будете не вы, уважаемые читатели?

Надежда ЛОКТЕВА.

* * *

НАША СПРАВКА
За уничтожение редких и находящихся под угрозой исчезновения растений предусмотрена административная ответственность – штраф от 2500 до 5000 
рублей, если речь идет о растениях, занесенных в Красную книгу РФ.
А если вы сорвете зеленое богатство, занесенное в Красную книгу Самарской области, то сумма штрафа составит от полутора до двух с половиной тысяч.

* * *

ВАЖНО
Телефоны Управления экологического надзора Министерства лесного хозяйства Самарской области, куда нужно сообщать о нарушениях: 8(846) 266-74-60,
266-74-61, 266-74-62, 266-74-63, 266-74-64, 266-74-65.

 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Наши выпуски

< Ноябрь 2017 >
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
    1 2 3 4 5
6 7 8 9 10 11 12
13 14 15 16 17 18 19
20 21 22 23 24 25 26
27 28 29 30      

Наши партнеры

2015

gebernia ra175x110

 gong 2016