Опрос

ПЛАСТИКОВАЯ КАРТА ИЛИ СБЕРКНИЖКА? Сейчас во многих отделениях Сбербанка пенсионерам предлагают перейти на пластиковые карты. Вы к этому готовы?
 

Видео

Подписка

dosr_podp

Ваш вопрос

Напишите нам письмо

Мы обязательно на него ответим.

Оставьте жалобу, напишите отзыв или внесите предложение по любому волнующему Вас вопросу.

Архив материалов издания

Все выпуски за последние годы

Книга отзывов и предложений

Важно ваше мнение

Оставьте жалобу, напишите отзыв или внесите предложение по любому волнующему вас вопросу.

Старый да малый
Актуально
15.04.2017 21:47


Молодость всегда тянется к героике и великим делам. Просто сейчас молодым, юным и пылким равняться
особо не на кого. Все герои остались в прошлом, в той великой державе, которой уже нет на карте мира.
А герои-современники если и есть, то их имена не на слуху. У нас явно произошла подмена понятий,
после чего к героям стали причислять лишь одиозные фигуры. И все же еще не все потеряно.
В подрастающем поколении, которое оппозиция использует как топливо революции, сильно
национальное самосознание. Нам надо только научиться с молодежью разговаривать,
чтобы та сама смогла отличить черное от белого.

Фото Дмитрия БУРЛАКОВА

Почему главной опорой протеста стали старики и дети?

Ведь что-то же их роднит? А среднее поколение, которое строит, таксует, стоит у станков и торгует в палатках, не желает участвовать в этом балагане. Почему?

БАБУШКИ ПО ИМЕНИ «ХОЧУ!»
Михаил Матвеев кричал на стариков: «Почему не пришли ваши сыновья и дочери?!»
Они и не придут. Никто не обратил внимания на очень странную особенность этих митингов. Кажется, что та тысяча человек, которая исправно ходит на эти сборища как на работу, не рожала детей, не растила внуков. И им абсолютно всё равно, что будет дальше со страной.
Разве хоть кто-нибудь сказал о том, что их дети могут вообще остаться без пенсии, потому что сплошь и рядом их не оформляют на работу? Может быть, они требовали новых детских садов и ясель? Тоже нет. Они требовали одного – вернуть им халяву. Заметьте: не бесплатный проезд. Он у них остался. Полсотни бесплатных поездок – это царский подарок, в других областях о таком только мечтают. Они требовали ничем не ограниченной дармовщины.
А теперь представьте вот такую сцену… Но сначала надо напомнить: деньги на оплату «бесплатного» проезда идут ведь не из Москвы, не капают от доходов с нефти, газа или продажи оружия. Это налоги всех жителей нашей области, которые стекаются в бюджет. Мы их заработали и сложили в общий котёл на общие нужды – на школы, сады, дороги. Как это и происходит в одной большой семье.
Итак, весёлый вечерок в большом семействе.
– Времена тяжёлые, денег мало, – говорит глава семьи. – Давайте думать, как будем выкарабкиваться. У сестрёнки пятый в семье родился – на племяша надо добавить.
– У тёти Вали инвалидская пенсия совсем крохотная, а цены растут, – вступила жена. – Ей тоже надо бы ещё подбросить.
– За секцию уже два месяца не платили, – угрюмо пробурчал сын. – Тренер сказал, что отчислит.
– И батарея у нас течёт. Если рванёт, то мало не покажется, – подытожил глава семейства. – Какие будут предложения? Сейчас каждого будем урезать в расходах. Мама, может, ты будешь чуть пореже по подружкам и магазинам на трамвае кататься? Мы хоть какие-то дыры сможем залатать тогда.
– Сволочь! – гневно сказала мама. – Я это заслужила! Я буду кататься сколько хочу и куда хочу. А ваши проблемы мне по барабану!
Вы думаете, я преувеличиваю? Да ничуть. И «сволочь» с трибуны митинга кричали, и плевались, и даже дрались. Я не знаю, кто эти люди. Их примерно тысяча. Ядро составляют сектантки Пеуновой. Остальных привозят в автобусах из Новокуйбышевска и Тольятти. Лица уже примелькались, потому что они ходят на все митинги как на работу. Может, и правда на работу?
Поэтому давайте условимся: мы имеем в виду только эту тысячу, которая подрядилась говорить от лица всех пенсионеров.
– Вы зачем раздаёте деньги бедным? Их это всё равно не спасёт. Отдайте лучше нам! – кричит пожилая дама, которую митингующим представили как ветерана труда.
То есть, по всем прикидкам, она лет двадцать, не меньше, проработала в советском трудовом коллективе. И её там, такую добрую, терпели. И не выгнали к чёртовой матери. Вы в это верите?
– Зачем вы строите стадионы и физкультурные комплексы? Они никому не нужны! Отдайте деньги пенсионерам! Сволочи!
Вам на внуков совсем плевать, бабушки? ФОКи нужны детям. Чтобы в подворотнях наркотики не употребляли. Самарская губерния ещё вчера была на последнем месте по количеству ФОКов. И на первом месте в стране по СПИДу. Никакой закономерности не наблюдаете? Что ж вы тогда не митинговали, уважаемые… Или вас всё устраивало, потому что вы могли на халяву кататься?
Это звучало настойчивым рефреном: «Раздайте деньги пенсионерам!» И действительно, зачем строить, к примеру, центр «Мать и дитя»? Зачем тратить деньги на младенцев, которые пока ничего не заслужили? Раздайте их пенсионерам!
Были на митингах наверняка и обычные бабушки и дедушки, но к трибуне их не пускали. Там за три метра стоял кордон из пузатых охранников. От имени целого поколения говорила эта тысяча.
И у меня есть только один выход: верить, что это массовка. Потому что иначе придётся признать, что страны больше нет. Нет больше страны, в которой веками жили ради детей. Придётся поверить, что старшему поколению плевать на будущее. А я отказываюсь в это верить!
Я не верю, что это и есть портрет наших ветеранов. Потому что, как бы ни врали проходимцы, число митингующих не растёт. Но именно эта отборная тысяча является надёжной опорой разрушителей страны. Бабушки по имени «Хочу!» идут тараном.

МАЛОЛЕТОЧКИ
А со второго фланга заходят «дети Навального», сбежавшие с урока физкультуры. С кроссовками через плечо они смело идут на бой с коррупцией.
Ровно год назад Владимир Владимирович Путин поручил создать всероссийскую детскую организацию, которая объединила бы всех детей, без возрастных ограничений – от семи лет до восемнадцати. Просто хотелось бы знать, где те умные взрослые, вожатые и командиры, которые смогли бы ответить на любой вопрос 12-летнего борца с коррупцией?
Сколько было пресс-кон­ференций, красивых лозунгов и страстной веры в будущее! При этом твёрдо оговаривалось главное условие: никакой идеологии, дети будут вне политики. Но если мы не занимаемся детьми, то ими непременно займётся кто-то другой. Детки – товар ценный. Их легко можно посадить на иглу, и они начнут носить денежки. А можно отправить в детский бордель на утеху педофилам.
Сейчас, прямо в эти дни, нашими детьми занимаются заокеанские дяди. Они прививают им идеологию ненависти. И бросают малолеток под дубинки ОМОНа.
Нам удалось встретиться с одним из волонтёров Навального. Он самарский школьник. Больше – никаких личных данных и подробностей. Кто его знает, чего можно ждать от этих добрых и совестливых людей, которые планируют использовать детей как митинговое мясо…
Дело серьёзное. Слушайте внимательно и предупредите всех, кого можете, и обязательно – учителей, где учатся ваши дети и внуки.
Игорь (назовём его так) сделал диктофонную запись одного интересного семинара, который проводили в самарском штабе Навального. Детей там учили, что все разговоры со взрослыми нужно фиксировать на диктофон? Учили! Ну вот ребёнок и записал. А мы потом послушали.
Семинар вели двое. Один голос удивительно был похож на голос «американской бабушки» – Людмилы Гавриловны Кузьминой, которая, несмотря на преклонный возраст, без устали передаёт юному поколению всё, чему её научили в американских школах. Эти курсы ЦРУ наплодили в России несметное количество своих агентов. Там никто ничего не скрывает, фотографии выпускников выложены на сайтах. И если бы вы знали, сколько до боли знакомых самарских физиономий мы там нашли!
Второй голос был тоже женский. И по голосу, и по описанию было очень похоже на известную самарскую активистку, пропагандирующую в среде молодёжи гомосексуальные связи. Ну, очень похоже!
Ребят учили устраивать провокации.
– Вы несовершеннолетние, – говорила женщина, удивительно похожая на Людмилу Гавриловну Кузьмину, – поэтому вам ничего не будет.
Прямо как кондовый вор в законе, натаскивающий юное мясо перед первой ходкой. Ребятам называли статьи наших законов, которые оберегают детей, и обучали грамотному применению. Рассказывали, что никто не имеет права вести с ними в учебное время воспитательные беседы. Школа обязана оказывать только образовательные услуги. Поэтому детки вправе спокойно поворачиваться и уходить с любого классного мероприятия.
– Если вас вызвали к директору и в кабинете находится ещё один, незнакомый человек, – поучала детей женщина, слишком похожая на известную самарскую лесбиянку и гей-активистку, – то немедленно начинайте кричать, что он похож на маньяка и вы его боитесь. Имитируйте обморок.
– Если учительница решила показать в классе какие-то видеоматериалы о борьбе с экстремизмом и терроризмом, немедленно жалуйтесь родителям. Говорите, что вы маленькие, что вам было плохо и страшно, что вас тошнило.
– Гы-гы-гы, – радостно заржали дети, которые каждый день часами играют в компьютерные игры, где мозги растекаются по стенкам.
– И самое главное, – говорила дама голосом Кузьминой, – сразу включайте диктофон. Он есть в любом смартфоне. Не отвечайте на вопросы. Спрашивайте сами: «Почему вы это делаете? Почему вы заставляете меня это смотреть?»
… Первая запись появилась через два дня. Её, с пылу с жару, приволок в штаб Навального мальчик Егорушка. Мальчика похвалили. Мальчику пожали руку и сказали, что он герой и большой молодец.
На записи Егорушка действовал строго по методичке. Его учительница приняла на себя первый удар. Ей огромное спасибо, ибо теперь на её опыте быстро научатся действовать все наши учителя. Заокеанские технологи, конечно, большие мастера провокаций, но и наши учителя, простите, не дураки.
И разговаривать с детьми они умеют. Даже если мозги детей вконец затуманены кричалками Навального. Справятся. Но один вопрос нужно решать немедленно! Необходимо экстренно принять закон, который запрещает участвовать в любых митингах, даже санкционированных, детям до восемнадцати лет. С жестокими штрафами для родителей. Тысяч 50 для начала – нормально. Голосовать они имеют право с восемнадцати? Значит, пока у них нет голоса. Срочно!
Мы ведь вообще выжили чудом. На нас опустили огромную бетонную плиту. А мы выползли. Уродливые, искалеченные, но всё ещё живые. Сколько у нас недостатков? Да море! У нас учителя берут взятки и учат Родину любить. У нас в вузах продают дипломы. У нас старикам навязывают кредиты, а рабочим не платят зарплату. Но мы живы. Мы зализываем раны и огрызаемся. А тут вот такая беда пришла, откуда не ждали: два поколения горячих революционеров – старый да малый. Готовые сокрушить всё к чёртовой матери и добить недобитую страну.
Всё чаще Навального сравнивают с Крысоловом из сказки, который увёл из города и убил всех детей. Но только в сказке это была месть горожанам, которые не заплатили ему за работу.
Но мы ничего не должны Крысолову. И мы не отдадим наших детей. И стариков не отпустим, раз уж так вышло, что выстроились под флейту Крысолова у нас старый да малый. Нужно учиться с ними разговаривать? Будем учиться разговаривать. Драться за них будем. Без команды сверху. Сами! Кто пережил перестройку, тот никогда не скажет, что сверху виднее.

Нина БОГАЕВСКАЯ.

 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Наши выпуски

< Ноябрь 2017 >
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
    1 2 3 4 5
6 7 8 9 10 11 12
13 14 15 16 17 18 19
20 21 22 23 24 25 26
27 28 29 30      

Наши партнеры

2015

gebernia ra175x110

 gong 2016