Опрос

ПЛАСТИКОВАЯ КАРТА ИЛИ СБЕРКНИЖКА? Сейчас во многих отделениях Сбербанка пенсионерам предлагают перейти на пластиковые карты. Вы к этому готовы?
 

Видео

Подписка

dosr_podp

Ваш вопрос

Напишите нам письмо

Мы обязательно на него ответим.

Оставьте жалобу, напишите отзыв или внесите предложение по любому волнующему Вас вопросу.

Архив материалов издания

Все выпуски за последние годы

Книга отзывов и предложений

Важно ваше мнение

Оставьте жалобу, напишите отзыв или внесите предложение по любому волнующему вас вопросу.

Ликвидаторы
Актуально
08.04.2017 20:50


Санкт-Петербург. Стихийный мемориал на станции метро «Технологическая».
Фото Александра ТАРАСЕНКОВА. Фотобанк «Лори»

Как связаны между собой митинги и теракт в Петербурге?

УЛИЦА СТОЙКОСТИ
Что бы вы почувствовали, если бы однажды вдруг опередили смерть на двадцать минут? Мы вышли на станции Технологическая и перешли на Красную линию питерского метро за двадцать минут до взрыва.
А бомба уже ехала под землёй в рюкзаке неприметного юноши. От него останется одна голова. Всё тело разлетится брызгами. И ещё девять человек умрут в ту же секунду. А машинист, нажав на гудок, с диким воем ворвётся на платформу Техноложки, как поезд, пришедший из ада. И петербуржцы начнут вытаскивать людей и укладывать их на мраморном полу – окровавленных, контуженых, с оторванными руками и ногами. Юная девушка будет всё пытаться прижать руками нос, который срезало осколком. А вокруг кровища…
Раненых окажется пятьдесят человек. На следующий день узнаем, что умерли ещё двое. Я не знаю, что бы почувствовали вы, если бы вот так, случайно, разминулись со смертью. А я ничего не чувствовала. Меня будто выключили. Щёлкнули тумблером – и черно, и пусто.
Утром в лифте я вдруг заметила, как питерцы молчат. У нас бы непременно зацепились языками: «Ну, как вы? Я... Да ужас, ужас!»
А питерцы молчат. Спокойно и сосредоточенно. Детей ведут за руку молча. На остановке стоят молча. По улице едет автобус, а на нём написано «улица Стойкости». Здесь остановили немцев. Они так и не вошли в город. Потому что город был готов умереть. Здесь все улицы военные, а главная – улица Стойкости.
Утро пришло в Петербург. Оно пришло на смену бессонной ночи. Господи, какие воспалённые у всех глаза! И вот тогда я вдруг закрыла лицо руками и наконец заплакала. Я стояла посреди серого питерского утра и плакала навзрыд. А вокруг рвали тишину неумолимые, злые сирены полицейских машин.

КРОВЬ И МИТИНГИ
Сирены выли всю ночь: то прямо под окнами, то доносились откуда-то дальним отголоском. А я вновь и вновь смотрела в Интернете запись самарского митинга, что прошёл накануне теракта. Я хотела понять, почему мне кажется бесспорной связь между этим митингом и кровью, которая залила петербургское метро?
В Самаре я быть не могла, ибо специально поехала посмотреть, как пытаются организовать беспорядки сначала на Манежной площади в Москве, потом в Петербурге. Я видела это своими глазами. Поверьте, все разговоры о якобы уникальности самарских событий смешны. Везде один и тот же сценарий. И то, что протест повсеместно сливается, было тоже очевидно.
Самарский митинг в своём унынии был не одинок: в столицах тоже было скучно. И даже то, что несколько безумных женщин, похожих на сектанток Пеуновой, сначала плевались, а потом начали драться, мало развлекло самарскую публику. Людей явно раздражала бессмысленность происходящего. Собрались в феврале, покричали «долой», разошлись. Пришли в марте, покричали «долой» и ушли по домам не солоно хлебавши. Пришли в апреле. И что, опять «долой»? Хотелось бы какой-то ясной программы. А организаторам, кроме «долоя», предложить людям нечего. И можно было сколько угодно кричать с трибуны, что протест растёт и ширится, но картинка говорила сама за себя: ряды желающих просто поорать стремительно редели.
Чрезвычайно интересно было другое. Кто собрал вместе и заставил стоять на одном митинге коммунистов, навальновцев и сектантов Пеуновой. Сектантки «Лады-Русь-Пеуновой» поначалу вдрызг разругались с Матвеевым. Но теперь покорно ходят в красных накидках, раздают листовки КПРФ. Матвеев, как мог, отбояривался от активистов Навального. Они были креативнее, ярче и нагло навязывали федеральную повестку. Однако теперь и Матвеев покорно ходит строем с «навальнятами» и даже читает со сцены их бездарные вирши. Волонтёрам Навального, которые меряются айфонами, даром не сдались старушки с их льготами. Однако и «навальнята» тоже покорно изображали на митинге возмущённые народные массы.
По-моему, очевидно, что существует третья сила, которая в состоянии построить по струнке весь этот около­политический сброд. Ведь кто-то же решал, в каких дозах будут представлены Матвеев и «навальнята», где стоит орать «Долой!», а где хорошо бы заткнуться? Явно была некая площадка, где Матвеев доказывал свою правоту, и там дали команду «Фас!». Согласитесь, это должна быть очень мощная и авторитетная сила. Кто это?

КТО ЭТОТ СЕРЫЙ КАРДИНАЛ?
И речь идёт совсем не о местных раскладах самарских элит. Этот процесс идёт по всей стране. Откуда у Навального вдруг возникли сто штабов в ста городах? Эксперты говорят, что у него нет ни денег, ни сил, чтобы создать такую огромную структуру. Значит, кто-то ему её предоставил?
Никакая президентская кампания Навальному не светит. У него судимость. А значит, эта структура не под выборы. Она под государственный переворот. На чьи «коммуникации» он приземлился? Интересно, не правда ли? Кто ему подогнал в Самаре готовенький офис с волонтерами и активистами?
Кто в Самаре обладает широкими связями и опытом по разрушению страны? Валентин Степанович Романов? Вечный депутат Госдумы – это хорошие связи по горизонтали и вертикали. Да и по части разрушения его опыт бесценен.
В государственной промышленности Куйбышевской области до конца 80-х не было никакого кризиса, а уровень экономического развития области в полтора раза превышал общесоюзный. Ровно до тех пор, пока коммунистическая партия не взялась за перестройку народного хозяйства. Секретарь Куйбышевского обкома КПСС Валентин Степанович Романов тогда стучал кулаком по столу и требовал, чтобы городские службы активнее привлекали горожан к созданию кооперативов.
По указанию пленума ЦК заводы переводили на самоокупаемость и самофинансирование. Куда они лезли? Какое самофинансирование могло быть у предприятий военно-промышленного комплекса? Романов, насильно внедрявший кооперативы, не догадывался, что это начало конца? Что кооперативы приведут к разорению заводов, бешеной инфляции и взлёту преступности? А если не знал, то зачем лез в то, чего не знает? Что, впрочем, не мешает ему сейчас на митинге глуховатым голосом клеймить тех, «кто разрушил промышленность».
Все эти «уточки», «кроссовки на проводах» были уже обкатаны в «цветных» переворотах в Бразилии, Ливии и даже в Китае. Сегодня их взяли в руки самарские девочки и мальчики. А дедушки из КПРФ им аплодируют и устраивают совместные митинги. Речь идёт о ликвидации России. И получается, что Романов входит в команду ликвидаторов?
– Крым наш? – кричит с трибуны митинга Матвеев.
– Нет! – орут молодыми глотками мальчики Навального.
Теперь они же – мальчики Матвеева. А куда денешься? Велено взяться за ручки!

ВНОВЬ САПЁРНЫЕ ЛОПАТКИ
Этот кусок я прослушала пять раз. На 53-й минуте записи Михаил Матвеев призывает собравшихся: «В субботу приходим на такой флешмоб – субботник коммунистический «Уберемся в Белом доме». Приходим на площадь Славы, не забываем шанцевый инструмент. И давайте вот все заглянем к Николаю Ивановичу – не надо ли прибраться у него в кабинете?»
Шанцевый инструмент – это саперное снаряжение, которое используется в воинских подразделениях. Это ножи, топоры, кирки, ломы и лопаты. Я проверила: в листовке тоже указан именно шанцевый инструмент. Значит, это не оговорка. Итак, Матвеев призывает митингующих вооружиться ножами, ломами и топорами и захватить государственное учреждение.
Это открытый призыв к мятежу и захвату власти. Вы полагаете, что Матвеева немедленно арестуют? Ничего ему не будет. По моим прикидкам, он наговорил и наоскорблял уже лет на пятнадцать строгого режима. Но он на свободе, как и Навальный, которому дважды определяли условный срок. И он при этом творит любые беззакония. И там, и тут – очень серьёзные покровители, которые, по-видимому, возглавляют группу ликвидаторов нашей страны.
Навальный снял фильм про якобы коррупционные связи Дмитрия Анатольевича Медведева. На самарском митинге раздавали пенсионерам диски с этим фильмом. Поверьте человеку, который провёл в жизни не одно журналистское расследование: этот фильм сделан на пальмовом масле. Это подделка. Накопать, я подозреваю, можно было много интересного. Но никто ничего не искал. Просто навалили кучу фантастической дури. Но теперь Дмитрия Анатольевича нельзя уволить. Он гоним оппозицией. А наш президент никогда не поддастся на такое давление.
Но до выборов надо ещё дожить. Сломать Путина у них не получится. А они торопятся. Налицо все оранжевые технологии. Значит, готовится государственный переворот.
Всех построили по линеечке. Бывшие коммунисты, а ныне КПРФ, целуются с сектантами и посадили на шею школьников Навального.
Выходит, час икс уже назначен? Митинги сдулись. Они, как говорят специалисты, «холодные». В Самаре пытаются расшевелить публику. Матвеев уже стишата читает, оскорбления текут рекой, и вот-вот ораторы перейдут на мат. Но разогреть толпу по-настоящему не удаётся.
Та же история по всей стране. Значит, нужен удар по нервам. Так, чтобы зашаталась под ногами земля. Чтобы Путин стиснул губы до синевы, когда клал цветы к траурным свечам на Техноложке. А я – плакала навзрыд посреди улицы. И петербуржцы молча смотрели, как я зажимаю рот руками…
…Ночь. Я смотрю в окно на улицу Стойкости. Говорят, что вечером на Малую Морскую снова вызывали сапёров. Опять подозрительный рюкзак в автобусе... Троллейбусы замерли в огромной пробке. Питерцы по-прежнему подвозят тех, кто боится зайти в метро или заждался на остановке. Машины тормозят, и водители спрашивают, кого куда подвезти. Скоро будем хоронить тех, кто погиб в метро. Похороним, и я вернусь. Самара, ты не бойся. Ничего не бойся. Теперь пусть боятся нас они.

Нина Богаевская.
Самара – Петербург, улица Стойкости.

Улица Стойкости
Что бы вы почувствовали, если бы однажды вдруг опередили смерть на двадцать минут? Мы вышли на станции Технологическая и перешли на Красную линию питерского метро за двадцать минут до взрыва. 
А бомба уже ехала под землёй в рюкзаке неприметного юноши. От него останется одна голова. Всё тело разлетится брызгами. И ещё девять человек умрут в ту же секунду. А машинист, нажав на гудок, с диким воем ворвётся на платформу Техноложки, как поезд, пришедший из ада. И петербуржцы начнут вытаскивать людей и укладывать их на мраморном полу – окровавленных, контуженых, с оторванными руками и ногами. Юная девушка будет всё пытаться прижать руками нос, который срезало осколком. А вокруг кровища…
Раненых окажется пятьдесят человек. На следующий день узнаем, что умерли ещё двое. Я не знаю, что бы почувствовали вы, если бы вот так, случайно, разминулись со смертью. А я ничего не чувствовала. Меня будто выключили. Щёлкнули тумблером – и черно, и пусто. 
Утром в лифте я вдруг заметила, как питерцы молчат. У нас бы непременно зацепились языками: «Ну, как вы? Я... Да ужас, ужас!»
А питерцы молчат. Спокойно и сосредоточенно. Детей ведут за руку молча. На остановке стоят молча. По улице едет автобус, а на нём написано «улица Стойкости». Здесь остановили немцев. Они так и не вошли в город. Потому что город был готов умереть. Здесь все улицы военные, а главная – улица Стойкости. 
Утро пришло в Петербург. Оно пришло на смену бессонной ночи. Господи, какие воспалённые у всех глаза! И вот тогда я вдруг закрыла лицо руками и наконец заплакала. Я стояла посреди серого питерского утра и плакала навзрыд. А вокруг рвали тишину неумолимые, злые сирены полицейских машин. 
Кровь и митинги
Сирены выли всю ночь: то прямо под окнами, то доносились откуда-то дальним отголоском. А я вновь и вновь смотрела в Интернете запись самарского митинга, что прошёл накануне теракта. Я хотела понять, почему мне кажется бесспорной связь между этим митингом и кровью, которая залила петербургское метро? 
В Самаре я быть не могла, ибо специально поехала посмотреть, как пытаются организовать беспорядки сначала на Манежной площади в Москве, потом в Петербурге. Я видела это своими глазами. Поверьте, все разговоры о якобы уникальности самарских событий смешны. Везде один и тот же сценарий. И то, что протест повсеместно сливается, было тоже очевидно. 
Самарский митинг в своём унынии был не одинок: в столицах тоже было скучно. И даже то, что несколько безумных женщин, похожих на сектанток Пеуновой, сначала плевались, а потом начали драться, мало развлекло самарскую публику. Людей явно раздражала бессмысленность происходящего. Собрались в феврале, покричали «долой», разошлись. Пришли в марте, покричали «долой» и ушли по домам не солоно хлебавши. Пришли в апреле. И что, опять «долой»? Хотелось бы какой-то ясной программы. А организаторам, кроме «долоя», предложить людям нечего. И можно было сколько угодно кричать с трибуны, что протест растёт и ширится, но картинка говорила сама за себя: ряды желающих просто поорать стремительно редели.
Чрезвычайно интересно было другое. Кто собрал вместе и заставил стоять на одном митинге коммунистов, навальновцев и сектантов Пеуновой. Сектантки «Лады-Русь-Пеуновой» поначалу вдрызг разругались с Матвеевым. Но теперь покорно ходят в красных накидках, раздают листовки КПРФ. Матвеев, как мог, отбояривался от активистов Навального. Они были креативнее, ярче и нагло навязывали федеральную повестку. Однако теперь и Матвеев покорно ходит строем с «навальнятами» и даже читает со сцены их бездарные вирши. Волонтёрам Навального, которые меряются айфонами, даром не сдались старушки с их льготами. Однако и «навальнята» тоже покорно изображали на митинге возмущённые народные массы. 
По-моему, очевидно, что существует третья сила, которая в состоянии построить по струнке весь этот около­политический сброд. Ведь кто-то же решал, в каких дозах будут представлены Матвеев и «навальнята», где стоит орать «Долой!», а где хорошо бы заткнуться? Явно была некая площадка, где Матвеев доказывал свою правоту, и там дали команду «Фас!». Согласитесь, это должна быть очень мощная и авторитетная сила. Кто это?
Кто этот серый кардинал? 
И речь идёт совсем не о местных раскладах самарских элит. Этот процесс идёт по всей стране. Откуда у Навального вдруг возникли сто штабов в ста городах? Эксперты говорят, что у него нет ни денег, ни сил, чтобы создать такую огромную структуру. Значит, кто-то ему её предоставил? 
Никакая президентская кампания Навальному не светит. У него судимость. А значит, эта структура не под выборы. Она под государственный переворот. На чьи «коммуникации» он приземлился? Интересно, не правда ли? Кто ему подогнал в Самаре готовенький офис с волонтерами и активистами? 
Кто в Самаре обладает широкими связями и опытом по разрушению страны? Валентин Степанович Романов? Вечный депутат Госдумы – это хорошие связи по горизонтали и вертикали. Да и по части разрушения его опыт бесценен. 
В государственной промышленности Куйбышевской области до конца 80-х не было никакого кризиса, а уровень экономического развития области в полтора раза превышал общесоюзный. Ровно до тех пор, пока коммунистическая партия не взялась за перестройку народного хозяйства. Секретарь Куйбышевского обкома КПСС Валентин Степанович Романов тогда стучал кулаком по столу и требовал, чтобы городские службы активнее привлекали горожан к созданию кооперативов.
По указанию пленума ЦК заводы переводили на самоокупаемость и самофинансирование. Куда они лезли? Какое самофинансирование могло быть у предприятий военно-промышленного комплекса? Романов, насильно внедрявший кооперативы, не догадывался, что это начало конца? Что кооперативы приведут к разорению заводов, бешеной инфляции и взлёту преступности? А если не знал, то зачем лез в то, чего не знает? Что, впрочем, не мешает ему сейчас на митинге глуховатым голосом клеймить тех, «кто разрушил промышленность». 
Все эти «уточки», «кроссовки на проводах» были уже обкатаны в «цветных» переворотах в Бразилии, Ливии и даже в Китае. Сегодня их взяли в руки самарские девочки и мальчики. А дедушки из КПРФ им аплодируют и устраивают совместные митинги. Речь идёт о ликвидации России. И получается, что Романов входит в команду ликвидаторов? 
– Крым наш? – кричит с трибуны митинга Матвеев.
– Нет! – орут молодыми глотками мальчики Навального. 
Теперь они же – мальчики Матвеева. А куда денешься? Велено взяться за ручки!
ВНОВЬ САПЁРНЫЕ ЛОПАТКИ
Этот кусок я прослушала пять раз. На 53-й минуте записи Михаил Матвеев призывает собравшихся: «В субботу приходим на такой флешмоб – субботник коммунистический «Уберемся в Белом доме». Приходим на площадь Славы, не забываем шанцевый инструмент. И давайте вот все заглянем к Николаю Ивановичу – не надо ли прибраться у него в кабинете?»
Шанцевый инструмент – это саперное снаряжение, которое используется в воинских подразделениях. Это ножи, топоры, кирки, ломы и лопаты. Я проверила: в листовке тоже указан именно шанцевый инструмент. Значит, это не оговорка. Итак, Матвеев призывает митингующих вооружиться ножами, ломами и топорами и захватить государственное учреждение. 
Это открытый призыв к мятежу и захвату власти. Вы полагаете, что Матвеева немедленно арестуют? Ничего ему не будет. По моим прикидкам, он наговорил и наоскорблял уже лет на пятнадцать строгого режима. Но он на свободе, как и Навальный, которому дважды определяли условный срок. И он при этом творит любые беззакония. И там, и тут – очень серьёзные покровители, которые, по-видимому, возглавляют группу ликвидаторов нашей страны. 
Навальный снял фильм про якобы коррупционные связи Дмитрия Анатольевича Медведева. На самарском митинге раздавали пенсионерам диски с этим фильмом. Поверьте человеку, который провёл в жизни не одно журналистское расследование: этот фильм сделан на пальмовом масле. Это подделка. Накопать, я подозреваю, можно было много интересного. Но никто ничего не искал. Просто навалили кучу фантастической дури. Но теперь Дмитрия Анатольевича нельзя уволить. Он гоним оппозицией. А наш президент никогда не поддастся на такое давление. 
Но до выборов надо ещё дожить. Сломать Путина у них не получится. А они торопятся. Налицо все оранжевые технологии. Значит, готовится государственный переворот. 
Всех построили по линеечке. Бывшие коммунисты, а ныне КПРФ, целуются с сектантами и посадили на шею школьников Навального.
Выходит, час икс уже назначен? Митинги сдулись. Они, как говорят специалисты, «холодные». В Самаре пытаются расшевелить публику. Матвеев уже стишата читает, оскорбления текут рекой, и вот-вот ораторы перейдут на мат. Но разогреть толпу по-настоящему не удаётся. 
Та же история по всей стране. Значит, нужен удар по нервам. Так, чтобы зашаталась под ногами земля. Чтобы Путин стиснул губы до синевы, когда клал цветы к траурным свечам на Техноложке. А я – плакала навзрыд посреди улицы. И петербуржцы молча смотрели, как я зажимаю рот руками…
…Ночь. Я смотрю в окно на улицу Стойкости. Говорят, что вечером на Малую Морскую снова вызывали сапёров. Опять подозрительный рюкзак в автобусе... Троллейбусы замерли в огромной пробке. Питерцы по-прежнему подвозят тех, кто боится зайти в метро или заждался на остановке. Машины тормозят, и водители спрашивают, кого куда подвезти. Скоро будем хоронить тех, кто погиб в метро. Похороним, и я вернусь. Самара, ты не бойся. Ничего не бойся. Теперь пусть боятся нас они.
  Нина Богаевская.
Самара – Петербург, 
улица Стойкости. 
 

Комментарии  

 
0 #1 Игорь 24.04.2017 03:13
Наркомания какая-то, автовру надо провериться, срочно.
Цитировать
 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Наши выпуски

< Декабрь 2017 >
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
        1 2 3
4 5 6 7 8 9 10
11 12 13 14 15 16 17
18 19 20 21 22 23 24
25 26 27 28 29 30 31

Наши партнеры

Podpiska Pochta Rossii

gebernia ra175x110

 gong 2016