Опрос

ПЛАСТИКОВАЯ КАРТА ИЛИ СБЕРКНИЖКА? Сейчас во многих отделениях Сбербанка пенсионерам предлагают перейти на пластиковые карты. Вы к этому готовы?
 

Видео

Подписка

dosr_podp

Ваш вопрос

Напишите нам письмо

Мы обязательно на него ответим.

Оставьте жалобу, напишите отзыв или внесите предложение по любому волнующему Вас вопросу.

Архив материалов издания

Все выпуски за последние годы

Книга отзывов и предложений

Важно ваше мнение

Оставьте жалобу, напишите отзыв или внесите предложение по любому волнующему вас вопросу.

Схватка
Актуально
01.04.2017 18:50

Сегодня очереди в отделениях соцзащиты – обычное явление.
Фото Романа ГРАМОТЕНКО

Это версия. Наверное, есть и другие. Но для меня пазл сложился

…С каждым днём ситуация становилась всё более шизо­френической и необъяснимой. Область, как и вся страна, переходит на адресную помощь льготникам. Мощная компьютерная программа отлажена, и министерские чиновницы убеждают, что нужно чуть-чуть потерпеть: деньги на компенсацию ЖКУ полностью выделены. «Денег нет!» – говорят люди.
Они же пришли на митинг не потому, что им сильно нравится КПРФ или Навальный. На выборах КПРФ свалилась вниз, набрав даже меньше голосов, чем «соколы Жириновского». Люди реально не получили свою компенсацию. И тоже не понимали, что происходит. Прошёл месяц. Казалось бы, система уже должна заработать, и недовольных должно стать меньше. Но и на втором митинге снова: «Денег нет!».
И организаторы митингов уверенно заявляют, что протест будет только нарастать. Я правильно поняла: им кто-то твёрдо гарантировал, что у народа и дальше денег точно не будет?

Прожуйте банан!
На остановке очень эмоционально разговаривали три женщины.
– В газетах пишут: ждите, всё будет. Март на дворе, сколько можно ждать?
– Дозвониться до собеса вообще невозможно. Я приехала, а мне: «Приносите документы!». Так что ж вы молчали три месяца!
Информация меня просто оглушила: какие ещё документы?! Я ведь тоже знала про то, что «нужно просто подождать».
Утром я была в Железнодорожном отделении соцзащиты. Вернее, сначала в течение двух часов я пыталась туда дозвониться по всем трём телефонам. Бесполезно! Или занято, или мой звонок сбивали щелчком, как надоедливую муху.
Поэтому я примчалась сюда к одиннадцати часам. И едва успела. Оказывается, по пятницам здесь работают только до двенадцати. Какая прелесть! Люди уже три месяца не могут получить компенсацию. Идёт болезненная ломка привычных схем. Бушуют митинги!.. Вы, поди, думали, что в отделе соцзащиты дым стоит коромыслом, соцработники пытаются тушить пожар, бегают в мыле и сутками не уходят домой? Ничего подобного! По всей области соцзащита продолжает работать в роскошном графике, устроив себе четыре выходных в неделю: среда – неприёмный день, да и по пятницам многие отделения тоже закрыты.
Всё очень просто. В российской системе органов соцобеспечения приняты два графика работы. При участковой системе за специалистом закреплены улицы, и он разбирается со всеми проблемами. Тогда два–три дня он принимает жителей, а остальное время обрабатывает документы.
А второй график для отделений, которые работают по функциональной системе. То есть у каждого специалиста своё направление. И тогда они обязаны принимать людей каждый день, всю рабочую неделю.
Ой как интересно! Система-то в отделении явно функциональная! И есть даже специальный отдел по обработке документов. А график себе поставили как участковый. Ай молодцы, ай умницы!
Талон мне уже не достался. Спасибо, пустили к стенду, где есть список документов, которые надо принести, чтобы начали наконец выплачивать компенсацию за ЖКУ. Я до последнего думала, что здесь какая-то ошибка. Но нет, вот список перед глазами. Ни стола, ни стула! Как хочешь, так и записывай.
– Простите, пожалуйста, – сказала я, заглянув в открытую дверь, – а у вас нет готового списка, чтобы я могла его просто взять?
Дама жевала банан. Она даже глаз не подняла.
– У меня – нет.
Её звали Ирина Александровна Антонова, и я была ей глубоко неинтересна. Народ толпился у кабинета №5, где занимались компенсацией ЖКУ. Уже третий час сидели и потели в тёплых куртках: посетителей здесь не раздевают. Ба-а-а! Знакомые всё лица! В очереди оказалась та самая женщина, которая возмущалась вчера на остановке.
– Ну как? Успели собрать документы?
– Успела и даже отксерила. Каждый лист по 5 рублей – 80 рублей потратила. Но у меня талончика нет. Говорят, поздно пришла… Посижу до конца, попрошу Христа ради, может, хоть документы проверят. Третий раз идти мне тяжело.
Светлана Михайловна – инвалид, всю жизнь проработала заведующей детским садом. Перед ней в очереди сидят два банковских работника и бывший главный бухгалтер. Всё правильно. Это люди с серьёзной пробивной силой, и у них хватило решимости прий­ти сюда и спросить: «Где моя компенсация за ЖКУ?».
И они узнали, что, оказывается, нужно собрать несколько документов, и им тут же начнут всё начислять. А кто-то, менее пробивной, сидит дома, считает копеечки и, как ему и велели чиновницы по телевизору, ждёт.

Спрут
По коридору засновали соцработницы. У каждой в руках персональная мыльница. Явно уже собирались домой и спешили облегчиться перед дорогой. Они тяжело топали пятками, а очередь провожала каждую тоскливым взглядом.
Дверь кабинета распахнулась, и юное дитя в джинсиках сурово отчеканила: «Через полчаса база закрывается! Больше никого не приму!».
– Да как же, как же! – заволновались женщины. – У нас же талоны!
А у Светланы Михайловны по щекам покатились горошины слёз. И тогда начальственные пенсионерки с богатым прошлым пошли брать дверь на абордаж!
…Коридор опустел. Диктофон был выключен. А я пыталась понять, что же у нас происходит.
Ну-ка вернёмся на пять лет назад – в 2012 год. К нам пришёл новый губернатор и сообщил, что, оказывается, Самара считается самой большой «помойкой» в стране: ежегодно в Самаре отмывается, прогоняясь через счета фирм-однодневок, 52 миллиарда грязных руб­лей. Губерния была опутана спрутом.
Потом пять лет отсекали щупальца этого спрута. А теперь, выходит, добрались до самой мякотки – до ЖКХ. Здесь все финансовые потоки ЖКХ сосредоточены в руках одной команды. Помните, как эта команда взяла власть в Самаре? Как вдруг возникла тринадцатая квитанция за якобы перетоп, когда нам предъявили к оплате по 20 – 30 тысяч руб­лей с квартиры. И тут добрый мэр предложил оплатить наши долги из городского бюджета. И все так обрадовались! Пятьсот миллионов ушло, как с куста. Но это было только начало. Власть пригоршнями черпала из городской казны, лишь бы поправить «бедственное положение» энергетиков.
И как гром среди ясного неба – новый закон об адресной поддержке. Отныне все платёжки льготников должны проходить через компьютерную систему минсоцзащиты. Это контроль. А он им нужен?
Такая же система десять лет работает в Татарстане. В Самаре создать единую базу не смогли, как-то всё некогда было. А в Казани время нашлось. Может быть, потому, что там отделы соцзашиты работают полную рабочую неделю. Было бы как у нас – и у них бы ничего не вышло.
Год назад на закупку компьютеров и программного обеспечения в Самарской области было выделено 14,5 миллиона рублей. На отладку системы и создание единой базы данных по всем льготникам был отпущен целый год. Система не пошла…

Спрут мечтает о реванше?
Было тихо, никто не мешал. И я напряжённо думала.
Итак, легко прикинуть, сколько в нашей губернии воровали на льготах. Татарстан тратит сейчас на все виды льготных доплат 13,2 миллиарда в год. А Самарская область на те же самые доплаты выделяла из бюджета 25 миллиардов. Поэтому Казань расцвела, а Самара одряхлела.
Денег было до чёрта, жировали, воровали, жизни радовались многие. Чиновников из минсоцразвития, похоже, тоже устраивала такая ситуация – когда деньги лились рекой, а учёт им был весьма приблизительный. Иначе они бы начали наводить порядок, как это сделали соседи. А они не наводили.
Хорошо. Пойдём дальше. Бешеные деньги теряют махинаторы, которые, как спрут, опутали губернию. Им поотрубали щупальца. Но ЖКХ – их самый главный актив, самый жирный кусок! Схватка идет бешеная.
Для того чтобы заработала новая система, нужны договоры с теми, кто даёт тепло, газ, свет. А это всё у них в руках. И управляющие компании тоже у них в руках. И они просто не заключают договоры. Или заключают для вида. Но сведения о том, кто сколько заплатил, не передают. Раньше это называлось саботаж…
Итак, схема потихоньку вырисовывается. Одним щупальцем этот спрут блокирует систему и оставляет стариков без денег, другим – заманивает этих стариков на митинги. А там его же карманные политики, которых давно купили с потрохами, орут: «Долой Меркушкина и Путина!». Пенсионеры у них как таран. Они их гонят впереди себя и прячутся за их сухонькими спинами.
Отлично! Пазл почти сложился. У меня остался один вопрос. То, что губернатор дожмёт саботажников, нет сомнения. У него мёртвая хватка. Но, убей меня бог, я так и не могу понять, почему в этой ситуации областное министерство социально-демографического развития и семейной политики не перешло в режим ручного управления? Почему срочно по всем каналам, через все газеты не передали льготникам: приходите с документами, и вам тут же начислят компенсацию? Почему от министерства старикам идёт только одна информация: не звоните нам, не ходите к нам, ждите? Видимо, не хочется хлопот, а долгий отдых так приятен.
Девятого марта, когда уже всем стало ясно, что система дала сбой, две чиновницы, Наталья Хохлова и Ольга Титова, в своём интервью сообщают растерянным людям: «Ваша сумма компенсации все равно придет к вам на счет, пусть и с небольшим опозданием. Если же до июня вы ее не получите, обращайтесь в органы соцзащиты».
Скажите, в какой реальности живут эти социальные работники? Я не говорю уже про совесть. Я про сердце. Оно у них есть? Они знают, какие крохотные пенсии у наших инвалидов? Тысяча руб­лей для чиновницы и для инвалида – это разные деньги. Инвалиды до июня ждать не могут.
На совещании чиновница жилинспекции докладывает Меркушкину: «Не получила компенсацию всего тысяча человек. Потому что не заключили договоры ТСЖ и ЖСК».
Она лжёт. И это всем очевидно.
– Кто не заключил?
– Ой, там совсем мелкие организации.
– Кто? – уже ледяным шёпотом спрашивает Меркушкин.
– Ой, я не помню…
А если бы она им звонила по сто раз на дню, она бы их помнила. Губернатор предупредил: либо эти чуткие женщины начинают работать, либо через две недели они будут уволены. Ждем.

Нина Богаевская.

 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Наши выпуски

< Ноябрь 2017 >
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
    1 2 3 4 5
6 7 8 9 10 11 12
13 14 15 16 17 18 19
20 21 22 23 24 25 26
27 28 29 30      

Наши партнеры

2015

gebernia ra175x110

 gong 2016