Подписка

dosr_podp

Опрос

У вас скопились книги. Что с ними делать
 

Видео

Ваш вопрос

Напишите нам письмо

Мы обязательно на него ответим.

Оставьте жалобу, напишите отзыв или внесите предложение по любому волнующему Вас вопросу.

Архив материалов издания

Все выпуски за последние годы

Книга отзывов и предложений

Важно ваше мнение

Оставьте жалобу, напишите отзыв или внесите предложение по любому волнующему вас вопросу.

Тревожные ночи в Самаре
Актуально
21.01.2017 23:30

Коллаж Юрия БАЛАШОВА

Коррупционеры собираются с силами?

Заметили вы или нет, что праздновали Новый год шумно и радостно в основном в пролетарских районах? В богатых кварталах, где кучкуются те, кому нравится называть себя элитой, было довольно мрачно, непразднично и как-то тревожно.
Здесь очень хорошо услышали послание губернатора, которое, собственно, и было им адресовано. Губернатор ни разу не произнёс слово «коррупция». Но говорил он именно о ней, родимой.
Ибо коррупция – это не взятки врачам и чиновникам, как нам пытались внушить. Взятки – это ерунда. Словари дают другое определение – глубокое и страшное. И давайте мы лучше процитируем слова Владимира Путина, который тоже согласен со словарями: «Коррупция – клановость, сращивание чиновников и правоохранителей с криминалитетом – это страшная беда для страны. Победить коррупцию можно, если сделать борьбу с ней общенациональным делом».
Куда уж яснее? Открытым текстом сказано, что проблема стала общенациональной, что чиновники и полицейские управляются ворами. Конкретными такими – синими от наколотых куполов уголовниками. Под их чутким руководством из страны выгребаются деньги и выводятся за рубеж. Эти деньги – кормовая база террористов. Это не шутки. Всё очень серьёзно.
Помните, как в 2012 году Николай Иванович Меркушкин сообщил изумлённым самарцам, что наш город, оказывается, лидер по отмыванию и выводу за рубеж грязных денег? Ежегодно 52 миллиарда рублей «отстирывались» в самарских банках, которые превратились в «помойки». Вы помните, что за этим последовало: самарские банкиры кончали жизнь самоубийством, у банков отзывали лицензии, финансисты – те, кто не успел убежать, – пачками шли за решётку.
Масштаб этой схватки представить довольно трудно. Но ясно, что уголовники, у которых прямо из пасти вырвали кусок, сдаваться совсем не собирались. И выпускать из лап такую славную, такую жирненькую область даже и не думали.
И сейчас в Самаре они снова готовятся к бою. Послание губернатора недвусмысленно говорило о том, как поражена Самарская область коррупцией. Мы по-прежнему лидеры в том, что Путин назвал самой страшной бедой России.

* * *
Специалисты различают пять контуров (типов) коррупции. Пятый – самый слабенький, «бытовой». Это подарки врачам, взятки гаишникам. Те самые преступления, которые искореняет наша полиция, демонстрируя неустанную борьбу с коррупцией.

Первый контур – кадровая коррупция
В результате в чиновничьем кресле оказывается человек некомпетентный и бестолковый. И для того чтобы вреда от него было поменьше, а работа хоть как-то шла, в штатном расписании появляется должность-дублёр, на которую берут ещё одного человека.
Когда губернатор в послании сообщает, что в администрации Самары штаты раздуты и на содержание городских чиновников уходят огромные деньги – 2 миллиарда, которые нужно сократить минимум наполовину, разве он не говорит открытым текстом, что самарское чиновничество поражено кадровой коррупцией? А ведь это сфера государственных интересов. Под ударом авторитет власти.
Второй контур – экономическая коррупция
Она там, где распределяются денежки из бюджета. Вот наглядный пример. В Южном Городе построили современную экспериментальную школу – квадратный метр в ней обошёлся бюджету в 25,5 тысячи рублей. В Кошках тоже построили новую школу. Но там квадратный метр оказался почти в три раза дороже. Вдруг взял и сам по себе «оказался»? Или слишком щедра была дающая рука чиновника? Или берущая. Сегодня экономическая коррупция, когда бизнес покупает услуги власти, стала самой распространённой. А ведь ещё вчера в Самарской области преобладал третий тип коррупции.

Третий контур – сращивание бизнеса и власти
Бизнес покупает место во власти и ставит на него своего человека. И человек начинает работать в интересах бизнеса. Побоку государственные интересы, плевать на нужды горожан. Всё подчинено только одной цели – набить карманы своего благодетеля. Вспомните, как брали штурмом самарскую мэрию бойцы «Антанты» – союза местных финансовых группировок – «СОКа» и «Волгопромгаза».
Сегодня Николай Иванович Меркушкин заявляет: «При всех сложностях процесса обновления власти нам в целом удалось вывести ее из-под контроля финансово-промышленных групп. Она перестала служить их частным интересам. Скажем так: в целом. Но не полностью».
Вы полагаете, что те «засланцы» бизнеса, которые окопались в мэриях как кроты, не поняли, о ком говорит губернатор? Полагаете, что они спокойно и радостно после этого встречали Новый год?

Четвёртый контур – теневая экономика
Это неправда, что теневики не платят налогов. Они не платят государству. Но покорно и исправно отдают долю криминалу. Тем самым уголовникам, у которых золотые купола на груди наколоты. Фактически просто перенаправили финансовые потоки, которые теперь текут прямо в воровской общак. Как сообщил в послании губернатор, в Самарской области легально продаётся одна бутылка водки, а ещё три идут мимо кассы. Налог с трёх бутылок водки идёт господам бандитам. И только с одной – старикам на пенсии. Вы спросите: куда смотрят налоговые инспекторы и полиция?
А куда они смотрят, когда 80 процентов всех предприятий Самарской губернии по документам платят крошечные зарплаты – меньше прожиточного минимума? А девять тысяч (!) фирм якобы вообще не платят денег сотрудникам. У них люди работают за идею и на голом энтузиазме. А нет зарплаты – нет налогов.
Как ни крути, получается, что именно они работают под контролем криминала, неустанно пополняя воровской общак. А те, кто призван контролировать и охранять государственные интересы, смотрят туда, куда им прикажет криминал, – кто в потолок, кто в сторону, а некоторые просто зажмуриваются. Вот это и есть коррупция. Настоящая. А не те двести рублей, которые суют в карман терапевту благодарные бабушки.

* * *
Знаете, сколько денег проходит мимо областного бюджета? 10,5 миллиарда руб­лей. То есть каждый год мы могли бы строить магистраль «Центральная» или новую станцию метро. Недоимки есть во всех регионах. Но такого размаха, с которым уводят деньги из страны, нет нигде во всём ПФО. И Самара здесь лидер. Поневоле вспомнишь присказку: «Одесса – мама, Ростов – папа, а Самара – их непутёвая дочка».
Они ведь никуда не делись – все эти «бесы», «дохлые» и миши, большие и маленькие. В 90-е, когда криминал мародёрствовал и растаскивал по кускам народное добро, о «синих» взахлёб писали газеты как о новых хозяевах и героях нашего времени. Сегодня они ушли с газетных полос, надели галстуки и покупают для своих людишек депутатские мандаты и должности. Никуда они не исчезли, здесь они…
Ещё вчера говорили, что борьба с коррупцией идёт вхолостую, потому что нет политической воли. Сегодня им было сказано: воля есть. Губернатор сказал это открытым текстом, спокойно, как о деле решённом и безоговорочном. И они услышали.
Поэтому тьма царит в окнах богатых особняков. На кону 10,5 миллиарда в год. И они не хотят их отдавать. «Синие» через своих представителей уже рассказали, как они предлагают выбираться из кризиса. Это повысить пенсионный возраст, прекратить индексацию, урезать пенсии. Хорошо бы – до минимума. Им не терпится снова отправить стариков на помойки. Сдаваться они не собираются. И выпускать губернию из своих лап не намерены. Будет схватка.
Нам бы тоже погасить фейерверки, сесть и задуматься. Понять, что происходит. И определиться: с кем мы? Какие тревожные ночи нынче в Самаре…

Нина Богаевская.

 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Наши выпуски

< Октябрь 2017 >
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
            1
2 3 4 5 6 7 8
9 10 11 12 13 14 15
16 17 18 19 20 21 22
23 24 25 26 27 28 29
30 31          

Наши партнеры

2015

gebernia ra175x110

 gong 2016