Опрос

ПЛАСТИКОВАЯ КАРТА ИЛИ СБЕРКНИЖКА? Сейчас во многих отделениях Сбербанка пенсионерам предлагают перейти на пластиковые карты. Вы к этому готовы?
 

Видео

Подписка

dosr_podp

Ваш вопрос

Напишите нам письмо

Мы обязательно на него ответим.

Оставьте жалобу, напишите отзыв или внесите предложение по любому волнующему Вас вопросу.

Архив материалов издания

Все выпуски за последние годы

Книга отзывов и предложений

Важно ваше мнение

Оставьте жалобу, напишите отзыв или внесите предложение по любому волнующему вас вопросу.

Вот пуля пролетела…
В городах и районах области
13.05.2017 19:59

Есть в нашей губернии предприятие, без которого не выстрелит ни одно оружие, не взорвется ни одна бомба, – это Чапаевский механический завод

КУЗНИЦА МАСТЕРОВ
Когда встал вопрос, куда пойти после десятилетки, у Сергея Платицына никаких сомнений не возникло – только в инструментальный цех Чапаевского мехзавода. Ничего удивительного в этом не было – полвека назад слухами о легендарном подразделении, одном из лучших в Миноборонпроме СССР, город полнился. Говорили: кто здесь проработает хотя бы год, найдет себя на любом металлообрабатывающем производстве – такую мощную трудовую подготовку получали здесь инструментальщики, которые элементарно способны были «ловить» в размерах не миллиметры – микроны.
Да и престижно было трудиться на оборонном предприятии, осознавая, что в укреплении военной мощи страны есть и твой вклад. Тем более что холодная война, в состоянии которой с одной стороны находились страны соцлагеря, а с другой – США и их союзники, могла в любой момент перейти из идеологического противоборства в военное.
Только вчерашний десятиклас­сник «не глянулся» заводским кадровикам: невысокий, худенький. Совсем пацаненок. Месяц шел за месяцем, а заветный заводской пропуск был для него по-прежнему недоступен. Пришлось подключить к своему трудоустройству «тяжелую артиллерию» – работавшую в заводском здравпункте тетушку и отца, Николая Дмитриевича Платицына, редактировавшего местную газету «Путь Ильича». И шестнадцатилетнего паренька все же приняли учеником слесаря-инструментальщика, хотя и с большой неохотой. Но Сергей не подвел ни своих поручителей, ни самого себя.
За время, что оставалось до призыва в армию, немало он перенял у своего наставника – Федора Александровича Капустина, одного из лучших слесарей-инструментальщиков. Юноша все схватывал на лету, и вскоре его допустили к самостоятельной работе.
Ну а когда вернулся из армии, тут уж, что называется, развернулся по полной. Изготавливал он все более и более сложную оснастку, заслужил звание лучшего слесаря министерства (грамоту получал в Москве), выполнял заказы на экспорт, обучал всему, что умел сам, не только русских парнишек, но и учеников-китайцев…
Начался и карьерный рост. Через несколько лет Сергея Платицына стали уважительно именовать Сергеем Николаевичем, поскольку в начале двухтысячных годов его назначили начальником инструментального цеха. На этом посту он проработал до 75 лет, до апреля нынешнего года, и его трудовой стаж насчитывал 57 лет.
Душа у него болела, что не идет на завод молодежь. «Раньше старшеклассников к нам приводили на экскурсию, и мы могли показать им инструмент, станки, заинтересовать своей работой, – поделился он своими размышлениями при нашей встрече. – Сейчас этого нет. Профтехучилища ушли в прошлое, рабочие кадры растить негде. А ведь у нас созданы все условия, чтобы люди были довольны. И зарплата неплохая, выплачивается без задержек, и работа в одну смену, и завод в черте города, тепло, светло, и профилакторий прекрасный. Так ведь нет, молодежь едет работать в Самару. Раньше на заводе трудились 6,5 тысячи человек, сейчас – 840. А в нашем цехе осталось всего 74 специалиста из 450-ти. Вся моя надежда и опора – это рабочие, которым уже по семьдесят лет, а Виктору Николаевичу Майченкову уже 78. Уйдет он – и штампы будет некому делать».
С Сергеем Николаевичем мы познакомились два месяца назад, в марте. А 12 апреля его не стало – сердце. Уходит старая гвардия…


Это последний снимок С.Н. Платицына (он слева). Рядом с ним Сергей Валериевич Орлов, который совсем немного
уступал Сергею Николаевичу по стажу.

 

НА ДВА ФРОНТА
Чапаевский механический – завод с большими традициями. От роду ему больше века, поскольку капсюльное предприятие, на базе которого он вырос, появилось на свет в 1913 году. Его продукция пользовалась спросом и в мирное время. Но особенно напряженно, в прямом смысле на два фронта, пришлось работать в годы Гражданской войны. Ведь капсюли к винтовочным патронам, гильзы к взрывателям, снаряжение ручных гранат в равной степени были нужны и Красной Армии, и Белой.
Поскольку производство располагалось бок о бок с Сергиевским заводом взрывчатых веществ, то четверть века к нему и относилось. Но в 1939 году выделилось в отдельное подразделение и стало именоваться заводом №309. С той поры много воды утекло. Завод менял названия, разрастался территориально.
Сейчас он занимает 213 гектаров земли. И чтобы пешочком дойти от проходной до самого дальнего цеха, придется потратить не менее сорока минут.
В первый год Великой Отечественной войны, когда аналогичные заводы, расположенные в западных регионах Советского Союза, начали сниматься с насиженных мест и отправляться в глубокий тыл, он оказался фактически единственным, где изготавливали средства инициирования, без которых не выстрелит ни одно оружие, не взорвется ни одна бомба. Каждый второй боеприпас содержал изделия, изготовленные на этом заводе, который в кратчайшие сроки сумел многократно превзойти довоенный уровень производства. И это при том, что численность рабочих сократилась чуть ли не вдвое, а квалифицированных рабочих-мужчин заменили девчонки с косичками и вихрастые 13 – 14-летние мальчишки.
А за послевоенные пятилетки завод вообще превратился в одно из крупнейших предприятий капсюльной подотрасли промышленности, работающее по прогрессивным технологиям.

ОНИ СТРАНУ НЕ ПОДВЕДУТ
Абсолютно во всём, что стреляет или взрывается, используются чапаевские капсюли. Эти устройства для воспламенения порохового заряда применяют даже в ядерном оружии и в уникальнейших ракетах, которых производится за год всего несколько штук. Поэтому с заводом сотрудничают абсолютно все российские предприятия, выпускающие боеприпасы. Их в стране – порядка двухсот.
Вообще вся взрывчатка, которая есть в природе, делится на два типа. Одна сравнительно мало чувствительна к ударам, трению, тепловому воздействию, другая – так называемые средства инициирования – мгновенно реагирует на любое воздействие извне. Например, если горка такого вещества в сухом виде лежит на столе и на нее бросить с метровой высоты хотя бы перышко из подушки, то произойдет взрыв. Следовательно, не может быть и речи о перевозке инициаторов – их нужно производить непосредственно на месте. И в Чапаевске это делают, затем взрывчатое вещество распределяют по оболочке и запрессовывают в капсюли. Работа опасная, поэтому техника безопасности на предприятии на высоком уровне.
Производством инициаторов занимаются заводские химики. Специалисты не только очень ответственные, но и, прямо скажем, творческие. Например, огромную работу они провели по замене в составе взрывчатого вещества опасной для здоровья людей гремучей ртути. Новые компоненты не только не ухудшили качества изделий, но и снизили процент профзаболеваемости среди рабочих.
Как и вся российская промышленность, Чапаевский механический переживает непростые времена. Но, как рассказывает директор завода – кандидат технических наук О.В. Трохин, за последнюю пару лет загрузка предприятия за счет госзаказа значительно возросла. Немало продукции, в том числе гражданской, для горнодобывающей и горнорудной промышленности, идет на экспорт. В результате решены проблемы с зарплатой, удалось выправить ситуацию с налогами. Однако проблем все равно остается немало. Но чапаевцы не сдаются. Слишком многое зависит от них в стране.

Татьяна ХАРИТОНОВА.

 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Наши выпуски

< Ноябрь 2017 >
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
    1 2 3 4 5
6 7 8 9 10 11 12
13 14 15 16 17 18 19
20 21 22 23 24 25 26
27 28 29 30      

Наши партнеры

2015

gebernia ra175x110

 gong 2016