Опрос

ПЛАСТИКОВАЯ КАРТА ИЛИ СБЕРКНИЖКА? Сейчас во многих отделениях Сбербанка пенсионерам предлагают перейти на пластиковые карты. Вы к этому готовы?
 

Видео

Подписка

dosr_podp

Ваш вопрос

Напишите нам письмо

Мы обязательно на него ответим.

Оставьте жалобу, напишите отзыв или внесите предложение по любому волнующему Вас вопросу.

Архив материалов издания

Все выпуски за последние годы

Книга отзывов и предложений

Важно ваше мнение

Оставьте жалобу, напишите отзыв или внесите предложение по любому волнующему вас вопросу.

Что на сердце, Самара?
В городах и районах области
25.03.2017 23:53


В здании пожарной части с каланчой, построенном по проекту архитектора Александра Щербачёва в 1899 году,
сегодня находится учебный центр МЧС и музейно-выставочный центр истории и развития
пожарно-спасательного дела Самарской области.

Фото Романа ГРАМОТЕНКО


Здание Хлебной биржи (ныне геронтологическая больница), построенное в 1898 году по проекту архитектора
Александра Щербачёва в стиле неоклассицизма и признанное объектом культурного наследия Самары,
тоже находится в границах самарской крепости 1706 года.

Фото Романа ГРАМОТЕНКО

История города не должна продаваться

Самарская крепость, оказывается, была очень маленькой. Нужно меньше получаса прогулочным шагом, чтобы от трамвайного кольца пройти загадочно раздваивающийся в этом месте участок улицы Степана Разина, мимо пожарной части и белоснежной, с колоннами, биржи, где ныне располагается геронтологическая больница, а затем вый­ти обратно тихим проулком дореволюционных старинных домиков к церкви и к обнесенному забором раскопу. Где под снегом и слоем чистого речного песка дремлют на дне трёхсотлетние клети из сосновых бревен – фундамент старой Самары…

На месте крепости – элитное жилье?
О находке археологов, сделанной при раскопках в сквере на Хлебной площади в 2013 – 2014 годах, мы уже писали не один раз. По мнению ученых, именно здесь проходила стена деревянной крепости 1706 года, неправильным ромбом вытянувшейся в сторону нынешнего центра Самары и так же, неправильным ромбом, обросшей городскими постройками.
Как рассказал на недавней публичной лекции в музейном центре Самарского гос­университета руководитель раскопок Николай Лифанов, на месте нынешнего раскопа, скорее всего, располагались одни из крепостных ворот – засыпанные песком ряжи-срубы фундамента там пересекает бревенчатый же настил, которым вымостили въезд со стороны реки Самары. Самая же первая крепость, засекинская, сгоревшая при пожаре, стояла ближе к реке. Одна из куйбышевских газет 70-х годов сообщала о найденных остатках бревен от нее при земляных работах на территории завода клапанов, однако археологические исследования тогда не были продолжены.
Сегодня завод прекратил свое существование. Часть его территории выкупил Самарский областной фонд жилья и ипотеки, и теперь месту, откуда начиналась областная столица, грозит в будущем быть застроенным домами бизнес-класса с подземными паркингами. Что, как вы понимаете, навсегда поставит крест на археологических исследованиях этого места, на перспективе его существования в качестве исторического центра Самары. Поэтому самарские археологи и архитекторы борются за придание Хлебной площади и прилегающим территориям статуса достопримечательного места.
Концепцию развития территории Хлебной площади как социокультурного и рекреационно-туристического объекта Самары, разработанную специалистами Самарского археологического общества и ООО «Архитектурное бюро Храмова», неоднократно подавали на рассмотрение в городскую администрацию, в комитет по вопросам строительства, имущественным и земельным отношениям Думы Самары.
«Нашу концепцию нередко ошибочно воспринимают как проект, к которому необходимо множество расчетов, – поясняет архитектор Мария Храмова. – А нам важно было соединить исследования многих профессионалов, которые до нас составляли опорный план, изучали объекты культурного наследия. Ведь это место уникально для города. Это была первая городская площадь, и, потеряв ее, мы потеряли ядро развития…»
Конечно, восстановить эту первую городскую площадь в том виде, в каком она была, невозможно. Но, по мнению Дмитрия и Марии Храмовых, очень важно провести там археологические исследования, ведь под корпусами бывшего завода должны сохраниться фундаменты каменных соборов, других городских построек. Они могут дать основу хотя бы частичной реконструкции пространства площади, создать какие-то точки притяжения.
Мне в этом смысле вспомнился пример Московского Кремля, где после археологических исследований разбили парк на месте снесенного здания, стоявшего на фундаментах кремлевских монастырей. Невозможно восстановить эти монастыри, но можно создать памятное место, открытое для жителей и гостей города, где можно отдыхать, гулять и почерпнуть много важной и интересной информации об истории.
Таким же местом может стать и территория старой Хлебной площади. Как считают Храмовы, войти в этот парково-музейный комплекс могут и некоторые заводские здания, которые можно приспособить под различные нужды, и воссозданные фрагменты крепости, и другие объекты музея ранней истории Самары. Этот музей предложил создать здесь заведующий научно-исследовательской лабораторией археологии Самарского университета, кандидат исторических наук Сергей Эдгарович Зубов.

И городу, и людям
Что же нужно, чтобы концепция развития Хлебной площади смогла стать проектом? А нужна очень сложная и дорогостоящая историко-культурная экспертиза археологического объекта, которую должны провести в том числе и эксперты федерального уровня, ведь и сама достопримечательность имеет федеральное значение. Необходимо придание этому месту статуса достопримечательного – особого юридического, охранного статуса, который не позволит произвольно застраивать эту территорию.
А главное – необходима комплексная программа, к которой должны подключиться и город, и инвесторы. Нужна политика, направленная на сохранение и развитие этого места, учитывающая его современное состояние, индивидуальные особенности, а также и настроения живущих здесь людей.
Участвовать в этой работе, включающей в себя и реставрацию, и ремонт жилого фонда в исторических зданиях, и расселение жильцов, должны все, кто может, – и городские власти, и представители бизнеса, заинтересованные не в том, чтобы сносить и застраивать высотками целые кварталы, а в том, чтобы превращать их, бережно реставрируя старые особняки и городские усадьбы, в благоустроенное жилье, в маленькие уютные гостиницы, кафе, магазины, мастерские, офисы, культурные центры...
Простор для деятельности тут широкий, ведь речь идет не о том, чтобы просто законсервировать эту территорию, превратив ее в музейный экспонат. В историческом центре Самары найдется место и обычной городской жизни, и туристическим объектам, и рекреационным зонам со скверами и бульварами. А еще здесь, на территории бывшей самарской крепости, можно проводить исторические и культурные фестивали, другие мероприятия, важные и интересные для города.

Чем сердце успокоится
И еще несколько слов о территории завода клапанов, которой грозит быть погребенной под подземными паркингами многоэтажек. «Это место – самое сердце старой деревянной крепости. Если его не сохранить, тогда бессмысленно все остальное», – считает Мария Храмова.
У той, самой первой, засечно-засекинской Самары, выросшей на краю Великой Степи, сердце было юным и отважным, как у ребенка, что жадно исследует и осваивает новые пространства и учится обозначать и оборонять свои границы.
Потом, спустя много лет, вокруг этой площади, получившей название Хлебной, кипела жизнь Самары ремесленной, купеческой, речной. Наверное, чем-то она напоминала детство, описанное в романах Ивана Шмелева, – с его торговой суетой, запахами горячего хлеба и сдобы, свежей рыбы, яблок, квашеной капусты… И с колокольным звоном соборов, стоявших в сердце этого места, – Казанского, Свято-Преображенского, Смоленской церкви...
В веке двадцатом в этом сердце застучали совсем другие клапаны – железные. Их производили на заводе, что вырос вокруг соборов, превращенных в 30-е годы в цеха и мастерские, а затем, в 50-е, и вовсе разрушенных. Эта Самара, с юношеским задором отбросившая атрибуты старого купеческого быта, даже звалась тогда мужским именем, в мужском роде – как женщина-космонавт, женщина-шахтер или женщина-инженер.
«Сердце – пламенный мотор». Так можно сказать и про него, про Куйбышев – трудовой, героический, космический, оборонный, индустриальный…
Этапы истории с человеческим возрастом я сравнила, конечно, условно. И трактовку свою никому не навязываю. Но есть такие слова в Евангелии: «Где сокровище ваше, там будет и сердце ваше». Так неужели итогом всей самарской истории станет лишь квартал элитных новостроек в сакральном сердце города? Неужели это выберут самарцы своим главным сокровищем? Ведь жилье – это средство, а не цель. Это среда обитания человека, условие его жизнедеятельности, чтобы он не думал о крыше над головой, о том, как залатать протекающий кров, а спокойно и целеустремленно занимался своим делом – жил, любил, работал, растил детей. А если дом становится смыслом жизни, то это, уж извините, говорит либо о крайней нищете, либо о скудости внутреннего, умственного, духовного содержания и полном отсутствии других смыслов.
У самарцев нет нужды застраивать сердце своего города кварталами элитного жилья – его немало строится и в других районах. Гораздо важнее оглянуться назад, заглянуть в глубину своей души, вспомнить всё, примирить прошлое и настоящее, не отвергая и не отрицая даже бесславного и травмирующего опыта, но извлекая из него уроки на будущее. Наверное, это и есть зрелость.

Надежда Локтева.

 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Наши выпуски

< Ноябрь 2017 >
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
    1 2 3 4 5
6 7 8 9 10 11 12
13 14 15 16 17 18 19
20 21 22 23 24 25 26
27 28 29 30      

Наши партнеры

2015

gebernia ra175x110

 gong 2016