Опрос

ПЛАСТИКОВАЯ КАРТА ИЛИ СБЕРКНИЖКА? Сейчас во многих отделениях Сбербанка пенсионерам предлагают перейти на пластиковые карты. Вы к этому готовы?
 

Видео

Подписка

dosr_podp

Ваш вопрос

Напишите нам письмо

Мы обязательно на него ответим.

Оставьте жалобу, напишите отзыв или внесите предложение по любому волнующему Вас вопросу.

Архив материалов издания

Все выпуски за последние годы

Книга отзывов и предложений

Важно ваше мнение

Оставьте жалобу, напишите отзыв или внесите предложение по любому волнующему вас вопросу.

А где родилась ёлочка?
Круг интересов
24.12.2016 21:15
У Самары есть все основания заявиться как «Родина российской новогодней ёлки»

В Музей новогодней игрушки я попала совершенно случайно. В Шуваловский дворец на Фонтанке мы шли, чтобы увидеть великого Фаберже и его яйца.
Можно я сразу признаюсь, что Фаберже мне не понравился? Он был невыносимо скучен. Я рассматривала незатейливую ювелирку из частной коллекции Виктора Вексельберга и думала о том, что немало богатств, должно быть, принесли ему бурные потоки Самарского водоканала. Три миллиарда теперь со свистом пролетают мимо муниципальной казны прямиком в карманы олигарха. Он на них ещё немножко яиц купит и покажет народу. Тоже не за бесплатно. Даром в частный музей не пускают – только по билетам.
А Фаберже не цеплял и не радовал. В век нанотехнологий паровозики, спрятанные в яйцах, удивить уже не могли, а всё остальное было как-то очень по-немецки – брутально и прямоугольно. Но нашим немецким императрицам нравилось.
– Вы, наверное, знаете, что русские цари брали в жёны исключительно немецких принцесс, – говорила в это время экскурсовод туристам из Берлина.
– Яа, яа!– гордо кивали бюргеры.
«Сказать им, что ли, – лениво подумала я, – что в этом самом дворце жила любовница императора, к которой он сбегал от своей немецкой фрау? Мария Нарышкина, которая рожала ему детей, и в её будуаре царь хранил своё сердце. Всё могут короли… Кстати, где тот будуар?
И я сбежала от Фаберже по мраморной лестнице и влетела в затемнённую комнату, где в витринах лежали какие-то странные игрушки. Это были зайцы, но у нас так никогда не рисовали зайцев. И лошадки были без хвостов. Но резать хвосты – не наша мода. Это в Европе рыцари подрезали коням хвосты под корень, чтобы удобнее было на них броню надевать. Это не наши игрушки. Хотя вот написано, что всё это – украшения с ёлок, которые ставили в Зимнем дворце и во всех богатых домах Петербурга. Добили меня крохотные кайзеровские каски, которыми тоже украшали русские ёлки. И только глядя на эти каски, на австрийские ружьица и на лица пухлых, таких не наших ангелочков, я вдруг поняла, как у нас тогда всё было «онемечено». Это был дрезденский клееный картон. Блёклый, невзрачный, но абсолютно историчный.
А дальше я ходила от витрины к витрине с открытым от изум­ления ртом. Оказывается, ни Пушкин, ни Лермонтов ни разу в жизни не видели наряженную ёлку. Ибо в России просто не было такого обычая. Лишь в царском дворце немецкие принцессы, став русскими императрицами, устраивали маленький закрытый праздник «для своих». И по лютеранскому обряду ставили рождественское дерево.
А при Александре III ёлки в богатых домах начали наряжать открыто. Принцесса Дагмара сначала ввела моду на немецкие яйца, которые придворным стали дарить на русскую Пасху. А после этого и лютеранское дерево на православное Рождество прошло как по маслу. Церковь смотрела на всё это с неодобрением, в провинции тоже пожимали плечами. В общем, в народ ёлка не пошла, так и оставшись причудой очень богатой верхушки.
Существовала мода совсем недолго. По крайней мере, к 1914 году никто не забыл, что эта забава – чисто немецкая. Николай II утвердил «Особый комитет для объединения мероприятий по борьбе с германским засильем». Заодно царь запретил и ёлку. Теперь, надеюсь, понятно, что фильм «Ёлки-4», где якобы лучшие люди России собирают подписи под обращением к царю, чтобы он разрешил ёлку, – это чистый бред и беспардонный вымысел сценаристов. Какой сбор подписей?! Шла война, уничтожали немецкие колонии, иностранцев принудительно переселяли в Сибирь. Нельзя учить историю по фильмам. Там такое расскажут…
Ёлка была под запретом вплоть до революции. И большевики разрешили. Тем, кто будет вам рассказывать, что было совсем наоборот, напомните картину «Ленин в гостях у детей на ёлке». И именно на этой выставке чужеземных игрушек было понятно, почему после революции ёлок в стране практически не ставили. Ровно по той же причине, по какой в деревнях не стали устраивать балы, а на заводах – великосветские рауты с маскарадами. Это была чужеземная барская забава. А Рождество праздновали по-прежнему, и никто не мешал. Вплоть до 1929 года это был праздничный выходной день.
Ну а теперь маленькая сенсация. У Самары есть все основания заявиться как «Родина российской новогодней ёлки». Нам не стоит упускать этот шанс. Дело в том, что ёлку детворе снова подарил Павел Петрович Постышев, который был секретарём Куйбышевского обкома ВКП(б). Правда, до этого он работал в Киеве, но Киев, я думаю, претендовать не будет. Да и кто б его сейчас послушал.
А дело было так. Переговорив со Сталиным и заручившись его поддержкой, Павел Петрович публикует 28 декабря 1935 года в газете «Правда» маленькую статью. И призывает устроить для всех детей страны новогодние ёлки. Вы обратили внимание на дату? 28 декабря. До Нового года остаётся два дня.
«Невозможно!» – скажете вы.
Это сегодня было бы невозможно. А тогда через два дня ёлки стояли во всех школах и клубах огромной страны. А через год Деду Морозу придумали внучку – Снегурочку. И вся советская детвора кричала хором «Ёлочка, зажгись!»


П.П. Постышев с ёлками. Такие шаржи на него были обычным явлением,
как и этот, опубликованный в газете «Известия» 1 января 1936 года.

…Я смотрела на чужие игрушки, выставленные в витринах, и всё отчётливее понимала, что эта история совсем не про нашу ёлку. Наша ёлочка родилась в 1935 году, и это сегодня – самый советский праздник. Никто в мире не празднует Новый год так, как празднуем его мы, в России. На Западе отмечают Рождество. А у нас ёлка – это Всероссийский Новый год независимо от вероисповедания. И теперь новогодняя ёлочка не заёмная, не чужая, а наша. Только наша. С шампанским, курантами и русским салатом «Оливье». Без раковых шеек. У нас раки зимой зимуют. А в новогодний салат отлично идёт докторская колбаса. И «шуба» на столе. И мандарины. Обязательно мандарины! И подарки под ёлкой. И каждый раз – надежда, что дальше точно будет счастье.

Нина БОГАЕВСКАЯ.

 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Наши выпуски

< Январь 2018 >
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
1 2 3 4 5 6 7
8 9 10 11 12 13 14
15 16 17 18 19 20 21
22 23 24 25 26 27 28
29 30 31        

Наши партнеры

Podpiska Pochta Rossii

gebernia ra175x110

 gong 2016