Подписка

dosr_podp

Опрос

У вас скопились книги. Что с ними делать
 

Видео

Ваш вопрос

Напишите нам письмо

Мы обязательно на него ответим.

Оставьте жалобу, напишите отзыв или внесите предложение по любому волнующему Вас вопросу.

Архив материалов издания

Все выпуски за последние годы

Книга отзывов и предложений

Важно ваше мнение

Оставьте жалобу, напишите отзыв или внесите предложение по любому волнующему вас вопросу.

Последние дети ХХ века
Социальный аспект
23.09.2017 20:50


Первокурсники СНИУ связывают свою судьбу с Самарой.
Фото Андрея САВЕЛЬЕВА

 

Нет у нас такого права – будущее проиграть

ЭХО ДЕФОЛТА
Итак, мы в яме. С демографией всегда так. Казалось бы, рождаемость круто идёт вверх, в сады – очередь, школы набиты битком, а на самом деле мы рухнули в демографическую яму. Выпускников в этом году на всю Самарскую область – исторический минимум. Говорят, что их число упало на треть. Так ведь это с чем сравнивать… Если с 1999-м, то там получится убыль практически наполовину. В 1999-м на праздничных линейках выпускники стояли шеренгами. А вот колясок на улицах почти не было. Это эхо прилетело к нам оттуда. Ровно через восемнадцать лет.
…В театре оперы и балета, где выпускникам вручали золотые медали, царил сумасшедший дом. Нет, в зале всё было торжественно и чинно. Но в зал я заглянула в щёлочку, и буквально на секунду. Там в креслах сидели мамы и папы. А мне были интересны дети. И я с любопытством смотрела на суматоху, которая творилась в фойе, на парадных лестницах, за кулисами. Там строились парами, нервно поправляли алые ленты с надписью «Выпускник-2017» удивительные дети. Дети, которые появились на свет вопреки всему, назло всем бедам.
Я смотрела на русые головки (а они, на удивление, были поголовно светловолосы), удивлялась длинным локонам и тому, что практически нет стрижек. И думала, что я ведь очень много про них знаю. Например, что у них нет братьев и сестёр. Они – единственные дети в семье. В проекте они появились в 98-м, после дефолта. Когда вечером доллар стоил 6 рублей, а утром уже 21 рубль. Банкиры лезли в петлю, фирмы разорялись, на бирже труда стояли длинные очереди. А женщины перестали рожать. Вторых, третьих детей практически не было. Значит, это первенцы. Значит, это дети любви, которых нельзя было не родить.
Это из-за них в Самаре закрылись двести детских садов. Просто не было детей. А их отчаянные и бесстрашные мамы грели бутылочки со смесью, не спали ночами, а перед самым Новым годом, когда от усталости клевали носом, вдруг услышали: «Я устал. Я ухожу». Россия вступала в новый век. Казалось, впереди мрак и полная безна­дёга. Но если бы они в ту ночь сквозь дрёму увидели на секунду этот сверкающий золотом театр оперы и балета и своих детей на сцене, таких удивительно красивых, – интересно, они бы поверили?
Я клянусь, что они, сидя в зале, вспоминали именно эту ночь. Ведь я же вспомнила… Из 12 тысяч выпускников две тысячи – золотые медалисты! Вы всё ещё сомневаетесь в том, что это необычные дети?
– Нам бы очень хотелось, очень, чтобы вы все – подчеркиваю: все – остались в Самарской области, – сказал, обращаясь к выпускникам, губернатор.
(Кстати, уехали учиться в другие города только 15 процентов медалистов. Остальные вот уже почти месяц грызут гранит науки в самарских вузах.)
– А медалисты, – продолжил губернатор, – которые по каким-либо причинам не смогут поступить в вузы на бесплатной основе, продолжат обучение за счет бюджета Самарской области.
Зал бешено зааплодировал. Наверное, пришли в восторг от нежданной щедрости. Или решили, что это такой красивый жест. А на самом деле за всем этим точный расчет. Куда могут не поступить медалисты? В какой-нибудь самый крутой супервуз. И тогда за своего ребёнка будет платить область. Чтобы привязать его к себе, чтобы не пропал, чтобы непременно вернулся. С дипломом супервуза и отличной подготовкой. Кадры по-прежнему решают всё.

БЕДНАЯ НАСТЯ
Про девочку из Татарстана, Настю Золотухину, которая захотела учиться в Самаре, мы вам уже рассказывали. Настя по результатам ЕГЭ получила триста баллов. Это предельно высокий результат. В этом году в стране всего двадцать один трёхсотбалльник, и каждого из них с распростёртыми объятиями ждали лучшие вузы страны. Настя выбрала Самарский медицинский университет (СамГУ). Именно потому, что он в стране – один из самых лучших. А дальше начались приключения.
Из Татарстана каждый год уезжает половина медалистов. И до сих пор это никого особо не волновало. Но тут случилась демографическая яма. То самое поколение, из-за которого сначала закрылась половина детских садов, теперь по всей стране устроило весёлую жизнь вузам.
До этого студентов хватало всем. Почти 90 процентов выпускников поступали в институты, университеты и академии, которых развелось видимо-невидимо. Это был бизнес, причём предельно коррумпированный. Почему бывшие советские люди, даже откровенно бедные, считали необходимым дать детям высшее образование – это большой вопрос. Но деньги они несли исправно и покорно.
А теперь студентов просто на всех не хватает. Частные вузы закрываются, у слабеньких государственных отбирают лицензии. В Самарской области ажиотажа эта ситуация не вызвала, потому что готовиться к ней начали несколько лет назад, когда под нажимом Николая Ивановича Меркушкина наши вузы проснулись, перегруппировались и превратились в мощный кулак. В результате сегодня ни в одном регионе нет столько престижных вузов, сколько их теперь в Самарской области.
Самарский национальный исследовательский университет имени Королёва имеет свой центр управления полётами и запускает спутники, которые изготовлены студентами. Сейчас вместе с французами создаётся лаборатория для эндопротезов. Искусственные суставы, которые раньше покупали за рубежом, будут спекать лазером и «выращивать» по персональным размерам с использованием 3D-принтера. Ученые
СамГТУ разработали «гибкое» зеркало для космических телескопов. Патент получен уже в США и в России. В технопарке Самарского медицинского университета появилось изобретение, которое почти в два раза ускоряет восстановление после инсульта. Жизнь кипит!
А в Татарстане момент, когда нужно было собраться, видимо, прозевали. Ректоры вузов чувствовали себя спокойно и не видели причин волноваться, пока глава Татарстана Рустам Минниханов не устроил выволочку, припомнив им и половину медалистов, которых каждый год теряет республика, и Настю Золотухину, которая уехала учиться в Самару. И чиновники взяли Настю в осаду, уговаривая забрать документы и вернуться в Татарстан. Был момент, когда Настя вроде бы дрогнула. И мы сообщили вам, дорогие читатели, что «золотая Настя» решила вернуться в Казань.
Сообщаем: всё в порядке. Настя – студентка Самарского меда, учится на лечебном факультете. Но было в этой истории что-то неправильное, ноющее, как заноза. Все наперебой кричали, что это и есть борьба за умы. Полноте! Разве мы «боролись» за эту девочку? Мы просто создали отличные университеты с великолепной репутацией, чьи дипломы ценятся очень дорого. И сказали: «Здравствуй, Настя. Хочешь учиться? Мы тебе рады».
А вот чиновники из Татарстана устроили вокруг девочки танцы с бубнами. И наперебой соблазняли её льготами, грантами, бонусами и особыми условиями. Так они понимают борьбу. Но ведь нельзя с детьми торговаться. Проторгуемся. Ибо всегда найдётся тот, кто перебьёт цену.

ОСОБЕННОСТИ НАЦИОНАЛЬНОЙ БОРЬБЫ
Они кружат над городом, как стая комаров, жаждущих свежей кровушки. Их на каждой улице по две конторы. На Самарской – Star travel, на Степана Разина – Language Link, на Физкультурной – Центр Rem Group, на улице Высоцкого – французское агентство «Кампюс Франс»… И так – по всему городу. Названия разные, а под ними одно и то же: обучение за рубежом. Кто-то, уж совсем откровенный, добавляет: «Трудоустройство». Они откровенно переманивают нашу талантливую молодёжь. Не поверите, но вербуют даже маленьких школьников. Только-только прорезался росточек, победил на какой-то Олимпиаде, а его тут же берут в обработку. Их называют «хедхантеры» – охотники за головами. У нас пасётся весь Запад. Все эти фонды с благообразными названиями как пылесосы вытягивают из страны перспективных ребят. И перепродают их, как работорговцы.
В первую очередь их интересуют точные науки и те, кто движет научно-технический прогресс. Гуманитарии не востребованы. Может быть, поэтому так бесится самарская оппозиция? Они ведь все сплошь библиотекари да балалаечники. Им на Запад ой как хочется! А их не берут. Ищут умных.
Есть рекрутинговые агентства из бывших русских. Вот, например, Дмитрий Гармаш учился на филфаке в Самарском госуниверситете. Подучил немецкий в университетском «Гёте-центре», уехал в Австрию и теперь переправляет туда самарских ребят. Говорит, что на счету уже сто восемьдесят человек.
Я вам больше скажу: студентов вербуют за рубеж сами преподаватели наших вузов. Отсматривают весь поток, выбирают самых толковых и передают за немалую денежку данные в зарубежные фонды. А там уж наших детушек берут в оборот. И Настя Золотухина после этой бешеной шумихи, будьте уверены, уже в разработке. А уж после своей «минутки славы», когда у любого ребёнка закружится голова, она покажется лёгкой добычей для вербовщиков. Впрочем, Настя умная. Тут мы ещё посмотрим.
«А где же ФСБ?» – спросите вы. А это ненаказуемо. У нас, знаете ли, теперь открытое общество. Мы теперь все двери и окна расхлебянили нараспашку.
Как правило, детям предлагают учиться на Западе абсолютно бесплатно. Особенно усердствует Чехия. Она шуршит по всем сусекам как электровеник и готова утащить у нас даже первоклассников. Уговаривать наши зарубежные партнёры умеют. У них большой опыт. Это же «общество витрины», где смрад и грязь спрятаны за мишурой и зеркалами.
Обратите внимание, как выпускники уже стали отвечать на вопрос «Куда пойдёшь учиться»: «Я посмотрю, кто мне предложит лучшие условия».
Он уже гений, однозначно! Он уже торгует собой как товаром. И если мы будем разговаривать с детьми, соревнуясь, кто больше предложит, то мы проиграем. Мы проиграем наше будущее. А у нас нет на это права.
Мы должны говорить иначе. «Кому много дано, с того много и спросится», – вот как мы должны говорить нашим детям. Долг и любовь живут не в голове – они в сердце. И значит, умы мы должны лелеять и взращивать. А бороться мы будем за их души. Там у нас противник слишком серьёзный.
…Я помню, как смотрела на растерянных и возбуждённых выпускников, которые готовились выйти на сцену театра оперы и балета. Что там кроется в этих русых головках? Они уже граждане мира или всё ещё дети России? Мы сумеем их удержать? Нам ведь ни одного потерять нельзя. Это последние дети ХХ века. Они у нас все наперечёт.

Нина БОГАЕВСКАЯ.

 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Наши выпуски

< Октябрь 2017 >
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
            1
2 3 4 5 6 7 8
9 10 11 12 13 14 15
16 17 18 19 20 21 22
23 24 25 26 27 28 29
30 31          

Наши партнеры

2015

gebernia ra175x110

 gong 2016