Опрос

ПЛАСТИКОВАЯ КАРТА ИЛИ СБЕРКНИЖКА? Сейчас во многих отделениях Сбербанка пенсионерам предлагают перейти на пластиковые карты. Вы к этому готовы?
 

Видео

Подписка

dosr_podp

Ваш вопрос

Напишите нам письмо

Мы обязательно на него ответим.

Оставьте жалобу, напишите отзыв или внесите предложение по любому волнующему Вас вопросу.

Архив материалов издания

Все выпуски за последние годы

Книга отзывов и предложений

Важно ваше мнение

Оставьте жалобу, напишите отзыв или внесите предложение по любому волнующему вас вопросу.

«По танкам! Бронебойным!»
Социальный аспект
06.05.2017 22:02

У супругов Шнайдер, проживших в браке около семидесяти лет, одна война на двоих.
Фото Романа ГРАМОТЕНКО

Наши герои – полковник в отставке Григорий Юрьевич Шнайдер и его супруга Раиса Давыдовна, старший лейтенант в отставке, – давние друзья «Социальной газеты». Григорий Юрьевич – наш постоянный автор и участник редакционных конкурсов, не раз принимал участие в наших мероприятиях. Но сегодня побывать в гостях у супругов Шнайдер и услышать их рассказ о войне довелось нам.

«МЫ ВЗРОСЛЕЛИ ОЧЕНЬ БЫСТРО»
На фронт Григорий Юрьевич попал в 1944 году восемнадцатилетним мальчишкой. Хотя, конечно, мальчиком он был только по возрасту. По сути же – офицером, давно горевшим желанием встретиться с врагом в бою и отомстить за все беды и страдания, которые принесли фашистские оккупанты народам нашей страны, в том числе его собственной семье.
– Приближение войны чувствовалось за несколько лет до ее начала, – вспоминает Г.Ю. Шнайдер. – Это носилось в воздухе. Недаром было решено создать на территории Советского Союза военные спецшколы. В них принимали мальчиков, окончивших семилетку. Был очень строгий отбор по состоянию здоровья и успеваемости. В 1940 году я, вчерашний семиклассник, поступил в Одесскую специальную артиллерийскую школу №16. Всего в стране тогда было открыто семнадцать таких школ, предшественников суворовских, – артиллерийских, военно-воздушных и военно-морских.
Поступление в военную спецшколу не только предопределило судьбу паренька, но и, как оказалось впоследствии, спасло его от верной гибели. Когда началась Великая Отечественная война и фашисты наступали на Одессу, их школу эвакуировали в Таджикистан. А его мама и другие родственники, оставшиеся в Одессе «под немцем», погибли все до одного, как и десятки тысяч других евреев, сожженных фашистами в печах. Брата и отца убили на фронте. Так что после победного 9 мая юному лейтенанту некуда и не к кому было возвращаться.
– А в 1943-м, после окончания спецартшколы, – продолжает рассказ Григорий Юрьевич, – весь наш выпуск направили учиться в Харьковское артиллерийское противотанковое училище. Тогда оно находилось в Фергане. По законам военного времени срок обучения был сокращен с двух лет до семи месяцев. Мы взрослели очень быстро. В училище замечательно вели подготовку по стрельбе. Причем не только боевой, но и психологической. Тренировки проходили и днем, и ночью. Нам давали данные: танки слева, танки справа, либо с тыла, и с учетом этих обстоятельств мы должны были моментально принять решение и отдать коман­ду: «Развернуть орудия вправо (влево)! По танкам! Бронебойным, прицел 16… Огонь!»
Наши действия доводили до автоматизма. В результате у нас выработался рефлекс. Как это помогло мне потом, на фронте!
Когда в первом бою при появлении фашистских танков на лицах многих солдат был заметен испуг, у меня вырвалось заученное как дважды два: «По танкам! Бронебойным! Огонь!» Солдаты в расчете орудия, услышав команду, принялись ее выполнять, и на переживания времени не осталось.
После окончания училища Григорий Юрьевич попал на Второй Белорусский фронт, где шли бои на территории Польши и Восточной Пруссии.
Назначили его командиром взвода полковой противотанковой батареи.
– Во время войны все мои подчиненные оказались старше меня, восемнадцатилетнего младшего лейтенанта. А ведь по традиции русской армии, командир – отец солдатам. Но разница в возрасте не мешала службе. Благодаря хорошей подготовке я чувствовал себя настоящим командиром», – улыбается ветеран.

ВЫРУЧАЛИ СОЮЗНИКОВ – СПАСЛИ СВОЙ ПОЛК
В конце 1944 года немцы нанесли сильный удар по войскам наших союзников в Арденнах, и премьер-министр Англии Черчилль обратился к Сталину с просьбой отвлечь немецкие войска с Западного фронта – начать наступление и тем самым спасти союзников от разгрома. И в начале 1945 года войска Украинских и Белорусских фронтов перешли в наступление.
– Погода нам не благоприятствовала, – вспоминает Г.Ю. Шнайдер. – Плохая видимость не позволяла применить авиацию, а артиллерия вела неэффективный огонь по противнику, поскольку не было видно разрывов снарядов. Все это затрудняло успешность прорыва обороны врага и приводило к значительным потерям наших войск, но союзников мы выручили. Немецкое командование срочно перебросило значительные силы с Западного фронта на наш.
В середине января севернее Варшавы началось наступление войск Второго Белорусского фронта. Примерно 17 января стрелковый полк, в котором воевал младший лейтенант Шнайдер, развернулся для очередного наступления. Предстояло идти по лесу. Но противотанковая батарея передвигалась на лошадях, которые проваливались в глубоком снегу. Поэтому полковая артиллерия по единственной дороге двинулась влево, рассчитывая обогнуть лес и соединиться с полком позже. Через некоторое время артиллеристы потеряли полк из виду и вышли к польской деревушке. Колонна остановилась, не зная, чьи здесь войска. К счастью, навстречу выбежал местный крестьянин и предупредил, что в деревне немцы – «инфантерия» (пехота) и «панцерники» (танки). Тут же на краю села появились немецкие солдаты с пулеметом и принялись обстреливать колонну. Больше всего досталось батарее Григория Юрьевича. Пришлось остановиться, чтобы подобрать раненых. По этой причине его батарея отстала от артиллерийской колонны, отступившей назад. Пока подбирали раненых, неожиданно увидели, как справа по лесу движется наша полковая пехота, а из польской деревни в атаку на пехотинцев устремилась немецкая танковая рота.
– Пехотинцы были безоружными перед врагом, ведь противотанковая колонна в тот момент была уже далеко и не успевала прийти им на помощь, – рассказывает ветеран.
Однако фашисты не заметили отставшую артиллерийскую батарею, спрятавшуюся за деревьями. Более того, танки двигались, подставляя им под удар свои борта, менее защищенные, чем лобовая часть. И тут снова сработал рефлекс. Младший лейтенант Шнайдер скомандовал: «По танкам! Огонь!» Выстрелы его орудия услышали ушедшие товарищи-артиллеристы и бросились на помощь.
В итоге им удалось уничтожить всю танковую роту и спасти свою пехоту.
Много пришлось пережить молодому офицеру на полях этой страшной войны. Григорий Юрьевич несколько раз был ранен, лечился в госпиталях и возвращался в строй. Случалось, что в бою сам себе делал перевязку и продолжал стрелять. Победу его дивизия встретила возле реки Эльбы, неподалеку от Бранденбурга.
– Те победные дни мне запомнились безмерной радостью наших воинов, длинными колоннами хмурых пленных немецких солдат и офицеров и толпами голодных местных жителей, которые выстраивались в очередь перед нашими полевыми кухнями с кастрюльками и чашками. И хотя фашизм принес нашей стране и моей собственной семье невосполнимые потери, горе и страдания, – подводит итог ветеран, – к мирному немецкому населению я не испытывал никакой ненависти. Наоборот, мы, советские солдаты, жалели стариков и женщин с малыми детьми, подкармливали их, понимая, что они не меньше нашего пострадали от войны.

«БЕЗ ДВУХ ЛЕТ СТО!»
После войны Григорий Юрьевич остался служить в армии – уже в звании старшего лейтенанта. Позже окончил военную академию. В 1949 году познакомился с будущей супругой – Раисой Давыдовной, тоже фронтовичкой. Она прошла всю войну – от начала до конца. Участвовала в освобождении Белоруссии, Польши, воевала в Германии. Ее подпись можно найти на стене Рейхстага. Служила в разведке, в штабах воздушно-десантных и авиационных соединений. За время войны шесть раз прыгала с парашютом.
Сейчас боевой бабушке, Раисе Давыдовне Шнайдер, «без двух лет сто», – как выразился ее супруг. Но такой солидный возраст ей ни за что не дашь. Худенькая, хрупкая, она осталась такой же ясноглазой и улыбчивой, как и на фотографиях в молодости.
«Вот мое самое большое богатство! – указывает она на свой офицерский китель, увешанный орденами и медалями. – Ни одна просто так не досталась, каждую из них честно заслужила…»
Как и Григорий Юрьевич, Раиса Давыдовна передвигается с трудом, стала плохо слышать. Пока мы беседуем с ее супругом, сидит рядышком, время от времени нежно поглаживая его руку.
Сейчас Раиса Давыдовна из дома практически не выходит. Но буквально несколько лет назад вела активную работу в районном Совете ветеранов. А Григорий Юрьевич по сей день продолжает служить Отечеству – ходит в школы, встречается с молодежью, помогает в создании военных музеев, проводит уроки мужества.
Супруги вырастили двух сыновей. Старший продолжил семейную традицию – четверть века прослужил в Зенитно-ракетных войсках ПВО. Младший – инженер, руководил сооружением стартовых площадок для стратегических ракет. Трое взрослых внуков и три правнучки. А совсем недавно Г.Ю. Шнайдер выпустил в свет уже вторую, дополненную новыми фактами и фотографиями книгу воспоминаний, изданную за счет городской программы «Ветераны Самары». Читая ее, кажется, будто написана она не спустя семьдесят лет после войны, а сразу после боев, по горячим следам, настолько книга получилась яркой и интересной. Ветерана не подвели ни память, ни слог. Весь тираж будет передан в учебные заведения, в библиотеки и музеи Самары.

Марина ГОНЧАРЕНКО.

 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Наши выпуски

< Декабрь 2017 >
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
        1 2 3
4 5 6 7 8 9 10
11 12 13 14 15 16 17
18 19 20 21 22 23 24
25 26 27 28 29 30 31

Наши партнеры

Podpiska Pochta Rossii

gebernia ra175x110

 gong 2016