Подписка

dekada 250x100

Подписка 

Видео

Ваш вопрос

Напишите нам письмо

Мы обязательно на него ответим.

Оставьте жалобу, напишите отзыв или внесите предложение по любому волнующему Вас вопросу.

Архив материалов издания

Все выпуски за последние годы

Книга отзывов и предложений

Важно ваше мнение

Оставьте жалобу, напишите отзыв или внесите предложение по любому волнующему вас вопросу.

Получилось хуже некуда
Актуально
29.04.2017 17:33

Коллаж Романа ГРАМОТЕНКО

Реформа по-прежнему буксует и буксует

В последний день марта пожилой мужчина протянул кондуктору социальную транспортную карту. Она тут же ее вернула: дескать, превышение лимита. От обиды лицо пенсионера пошло пятнами. С кондуктором он расплатился наличными. И, видя, с каким сочувствием я на него смотрю, сказал: «Состояние такое, как будто в детство вернулся, когда зайцем на трамваях катались, а контролеры нас постоянно ловили. Но тогда так стыдно не было, как теперь...»

ОБИДАМ НЕТ КОНЦА
90-летней Полине Федоровне обидно от того, что она перестала получать ветеранские 658 рублей: пенсия оказалась чуток выше порога нуждаемости – аж на целых шесть рублей. Причем случилось это в те дни, когда она получила поздравление с юбилеем от президента РФ. В своем письме Владимир Владимирович тепло поблагодарил ее за многолетний труд, пожелал здоровья и долгих лет жизни. В одной руке – письмо, в другой – газета, из которой стало ясно, что местные слуги народа отбирают материальное выражение этой благодарности, как будто она его незаконно получала.
У Нины Алексеевны после февральской индексации пенсия увеличилась примерно на 700 рублей и тоже перевалила за 19 тысяч 500 рублей. В результате она стала получать меньше, чем до индексации, потому что ее как ветерана труда лишили не только ЕДВ, но и так называемых «наградных» – ежемесячных 992 рублей, положенных ей как кавалеру знака «За труд во благо земли Самарской».
– Словом, добавили мне где-то около 700 рублей, а «наказали» почти на 1700 рублей. И зачем мне эта индексация? Как-то не по-человечески со стариками поступили, – подвела Нина Алексеевна черту в своем рассказе.
Действительно, многие наши читатели обижены. И даже не на то, что лишились денег, а именно на технологию проведения реформы. И вряд ли я ошибусь, если предположу, что именно эта обида и приводит пожилых на протестные митинги, шествия и демонстрации.

УМНЫЕ УЧАТСЯ НА ЧУЖИХ ОШИБКАХ
Да, сейчас по всей стране туго с деньгами. Пряников сладких на всех не хватает, и потому требуется перераспределение льгот. Но прежде чем принять такое решение, власть должна была соломку подстелить – просчитать максимум возможных отрицательных факторов и с их учетом провести идеологическую подготовку. То есть подробно и доходчиво объяснить, почему и зачем это делается.
Увы, но этим никто почему-то не озаботился. Наш регион одним из последних в стране занялся реформированием льгот. То есть возможность изучить соседский опыт и их ошибки была. Но в Самаре решили набивать собственные шишки.
У туловища этой реформы, как у Змея Горыныча, сразу три головы: министерство транспорта и автомобильных дорог, министерство энергетики и ЖКХ и министерство социально-демографической и семейной политики. Не знаю, как договаривались в поисках единого мнения между собой головы «змея», но наши к консенсусу, похоже, так и не пришли. Транспортники, прежде чем ограничивать число поездок, должны были провести мониторинг и уже на его основе установить лимит. Они должны были подумать и над тем, как информировать обладателей социальных карт о количестве уже совершенных поездок, и о том, сколько их осталось.
Но ничего этого не сделано. Как гласит известная поговорка, кормить собак они стали перед самой охотой. То есть мониторить начали уже после реформы и до сих пор мониторят. Информация о числе поездок на билетах так и не появилась, хотя транспортный министр Иван Пивкин еще в январе обещал это сделать.
Сильно накосячило при замене ЕДВ-ЖКУ компенсацией министерство энергетики и ЖКХ под руководством Сергея Крайнева. Это оно должно было сначала провести мониторинг наличия в губернии различных организаций, обслуживающих многоквартирные дома, – УК, ТСЖ, ТСН и ЖСК. А затем или убедить, или просто заставить их заключить соглашения на передачу данных о том, сколько насчитывается льготников в обслуживаемых ими домах и как регулярно они платят за ЖКУ.
На практике же оказалось, что в министерстве даже толком не знают, сколько в нашей области существует таких управляющих организаций. В статистике, представленной коллегам из минсоц­демографии, их оказалось чуть ли не на тысячу больше, чем в реальности. Мало того, профильное министерство палец о палец не ударило, чтобы убедить или заставить все эти управляющие компании передавать данные.
В результате эти проблемы легли на плечи чиновников областного министерства социально-демографической и семейной политики во главе с М.Ю. Антимоновой. Увы, но и те сильно сплоховали.

ВЗЯЛСЯ ЗА ГУЖ…
Сначала Марина Юрьевна в январе публично заявила, что волноваться людям не стоит. Зачем она так сказала? Тогда ее ведомство было абсолютно не готово к проведению реформы. Говорю так уверенно потому, что и сейчас, спустя четыре месяца, проблем хватает. А министр теперь каждый месяц собирает пресс-конференцию и каждый раз на голубом глазу уверяет всех, будто остались лишь незначительные недостатки и в самое ближайшее время все они будут устранены. Это я слышу уже четвертый раз подряд. И у меня возникает тот же вопрос: зачем обещать пока невыполнимое? Вы ведь не гусей дразните, а людям лапшу на уши вешаете.
Есть такая реклама, которая гласит: «Иногда лучше жевать, чем говорить». При всем моем уважении к Марине Юрьевне не могу не сказать: этот нехитрый слоган относится к ней не в последнюю очередь. Уж кто-кто, а чиновники должны хорошо знать, что «давши слово – держись, а не давши – крепись». И ведь министр прекрасно понимает, что вопросы о компенсации останутся у людей еще надолго. А сотрудники районных управлений соцзащиты далеко не всегда в состоянии помочь.
Вот несколько конкретных фактов. Моя жена получила в феврале компенсацию – 15 рублей 75 копеек. Я, который и платит по всем счетам, – ни копейки. Что ей компенсировали этой незначительной суммой, если все услуги оплачены до 10 февраля? И почему только ей?
В Октябрьском управлении соцзащиты мне рассказали, что такое происходит сплошь и рядом. Члены одной семьи, имеющие равные права на получение компенсации, почти регулярно получают разные суммы. И подчеркнули, что все расчеты выплат делают в областном министерстве, а с райуправлений, дескать, взятки гладки.
В том же управлении мне так и не смогли разъяснить, какие платежи и за какой месяц каждому из нас компенсированы в феврале и марте. Но пояснили, что не смогут этого сделать, так как не владеют такой информацией. Там могут лишь сказать, какая сумма и когда перечислена.
Если мы с женой все-таки получили какие-то мизерные, но абсолютно непонятные суммы, то ветеранская семья из соседнего подъезда не получила в этом году ни копейки. Хотя вот уже много лет супруги оплачивают все квитанции в день получения пенсии – 6-го числа каждого месяца. А председательша нашего ТСЖ регулярно передает данные в соцзащиту. И снова в райуправлении говорят, что виновато министерство. То есть, ничуть не стесняясь, обвиняют свою вышестоящую структуру.

А В МИНИСТЕРСТВЕ И НЕ ЗНАЮТ
Наверное, так и есть. Доказательством тому может служить мой разговор с чиновниками этого министерства, которые объясняли технологию назначения компенсации. По их словам, для того чтобы в следующем месяце получить компенсацию, надо оплатить все счета до 10‑го числа. Примерно 17–18 числа данные об оплате поступят в министерство, где до 5-го числа их обработают и начислят компенсацию.
Но, оказывается, далеко не все льготники могут оплатить счет до 10-го числа. Большинство из тех, кого «Самарские коммунальные системы» практически силой перевели на прямые расчеты за холодную воду и водоотведение, получают платежки от «СКС» не ранее 15–17 числа. «Самарагорэнергосбыт» тоже не всегда в срок присылает свои платежки. А вот этого в социально-семейном ведомстве, оказывается, и не знали.
А раз нет платежек – нет и платежей. И люди не по своей воле становятся неплательщиками. В результате компенсацию получают не через месяц, а только через два. А их деньги где-то лежат, и кто-то может их «прокручивать». Если наш «трехглавый змей», как уверяют чиновники всех его голов, чуть ли не больше года готовился к проведению реформы, то почему она так бездарно провалилась? Может быть, кому-то действительно выгоден такой провал?
В конце апреля компенсацию за ЖКУ не получили девять процентов льготников, то есть практически каждый десятый. А у 90 процентов людей, получивших какие-то деньги, возникло множество вопросов, на которые пока никто не может дать ответа.
Когда-то Виктор Черномырдин, прославившийся своими афоризмами, сказал: «Хотели как лучше, а получилось как всегда». У нас тоже хотели как лучше, но вот получилось хуже некуда.
Для того чтобы снять напряжение, которое сейчас все больше накапливается у наших стариков, необходимо все-таки найти выход. Думается, он есть. На мой взгляд, каждый льготник должен получить какой-то документ, в котором было бы подробно прописано, какие платежи, в каком месяце и в каком объеме ему компенсировали с начала года. Только такая прозрачность позволит снизить градус напряжения. Я не знаю, как технически это выполнить, но сделать это надо обязательно.

Аркадий СОЛАРЕВ.

* * *

Читатель предлагает
«…Думаю, что есть очень простой способ сделать так, чтобы у пенсионеров и у других льготников не было повода обижаться, что их чего-то лишили, и предотвратить хищение бюджетных денег нечистыми на руку транспортниками.
Надо просто объявить, что проезд по социальной карте стоит 5,5 рубля за поездку (50 поездок – 275 рублей). Пенсионеры, которые совершают более пятидесяти поездок в месяц, будут пополнять карту чаще. Те же, кто ездит мало, могут класть деньги не каждый месяц. В результате бюджет не понесет дополнительных расходов – компенсировать доход транспортникам станут так же, как за школьников и студентов, ведь этот механизм отработан. Конечно, придется перенастроить валидаторы у кондукторов, но это не самые большие затраты. Зато исчезнет повод кричать на митингах, что отняли бесплатный проезд.
Ольга Михайловна Карпилова»

* * *

Читатель интересуется
«Мне 87 лет, и я редко езжу в общественном транспорте. Но каждый месяц пополняю социальную карту – плачу по 270 рублей. Если разделить эту сумму на пятьдесят поездок, то получится, что льготный проезд у нас в Самаре стоит пять с половиной рубля. А нельзя ли сделать так: пускай те, кому нужны пятьдесят поездок и более, платят по 270 рублей, а мне дайте «сезонку» на тридцать поездок, но за меньшую цену?
Людмила Федоровна Шипилова».

 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Наши выпуски

< Май 2017 >
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
1 2 3 4 5 6 7
8 9 10 11 12 13 14
15 16 17 18 19 20 21
22 23 24 25 26 27 28
29 30 31        

Опрос

Какая рубрика новостей наиболее интересна для вас?
 

Наши партнеры

2015

gebernia ra175x110

 gong 2016