Опрос

ПЛАСТИКОВАЯ КАРТА ИЛИ СБЕРКНИЖКА? Сейчас во многих отделениях Сбербанка пенсионерам предлагают перейти на пластиковые карты. Вы к этому готовы?
 

Видео

Подписка

dosr_podp

Ваш вопрос

Напишите нам письмо

Мы обязательно на него ответим.

Оставьте жалобу, напишите отзыв или внесите предложение по любому волнующему Вас вопросу.

Архив материалов издания

Все выпуски за последние годы

Книга отзывов и предложений

Важно ваше мнение

Оставьте жалобу, напишите отзыв или внесите предложение по любому волнующему вас вопросу.

НЕ СТОИТ БОЯТЬСЯ
Будьте здоровы
11.08.2012 10:05

Как правило, о СПИДе у нас чаще вспоминают ближе к декабрю – накануне Дня борьбы со СПИДом, а о туберкулезе – в марте, когда отмечается Всемирный день борьбы с туберкулезом. Будто в другие месяцы эти страшные недуги идут на спад. На самом деле все наоборот. Например, туберкулез с развалом Советского Союза, когда уровень жизни большинства населения начал резко падать, «пошел в атаку», и фтизиатры губернии давно бьют тревогу. Увы, мы в массе своей равнодушны к собственному здоровью. Если пациенту ставят диагноз «туберкулез», ему предстоит долгое (до двух лет) лечение. Захочет он – наберется терпения, будет строго выполнять все рекомендации врачей и вылечится, не захочет – болезнь победит. Заодно окажутся зараженными еще с десяток-другой окружающих. Беда в том, что тех, кому все равно, что станет с ним и с его близкими, если не большинство, то очень много.

 

ПРИНУДИТЬ НЕЛЬЗЯ, А НАДО БЫ
Это две совершенно разных среды, которые живут вместе в одном городе, пересекаясь между собой чуть ли не ежедневно, поэтому заразиться инфекцией может кто угодно и когда угодно. Кроме того, в Самарской области очень высокая распространенность ВИЧ-инфекции, она выявлена у полутора процентов населения, а ВИЧ, разрушающий клетки иммунной системы, и туберкулез все чаще встречаются вместе и усугубляют друг друга.
Ситуация осложняется еще и тем, что сегодня не существует принудительного лечения. По решению суда человека могут заставить пройти обследование. И на этом все. Обязать лечиться, как это было в советское время, больного сейчас никто не может.
Врачи, прекрасно понимая, чем чревата такая безответственность и безнаказанность, убеждают лечиться как могут. Да и чего б, казалось, не лечиться – больным туберкулезом полагаются и место в стационаре, и санаторно-курортное лечение (причем без всяких очередей), и бесплатные медикаменты, и даже еженедельные пайки, куда входят крупа, макароны, сгущенка, шпроты, тушенка говяжья и свиная. Подобное стимулирование: принял лекарство – получил паек, –
худо-бедно, но дает свои результаты. А в стационаре еще и кумыс дают. Настоящий. Такой, которым в наших краях лечили полтора века назад, когда слава о самарской здравнице гремела на всю страну.
МЕЖДУ ПРОШЛЫМ И БУДУЩИМ
Свою историю областной противотуберкулезный диспансер ведет с 1858 года, когда самарский земский врач Нестор Постников открыл первую в мире кумысолечебницу для больных туберкулезом, выписав на свои деньги из-под Уральска табун молодых кобылиц. Лечиться сюда приезжали Лев Толстой, Антон Чехов и даже члены царской семьи. Располагалась клиника в районе оврага, который сначала назывался Винным, в советские годы – Подпольщиков, а с недавнего времени вполне заслуженно стал именоваться по имени доктора Постникова, некогда прославившего Самару. Сейчас на месте той кумысолечебницы (на улице Ново-Садовой, 154) располагается хирургический стационар диспансера. Сколько лет минуло, а здание стоит на том же месте, и кислое кобылье молоко – лучшее средство в борьбе с туберкулезом – дают такое же. Поставляют его из Оренбургской области в упаковках со специальным покрытием, которое не дает взорваться бродящему напитку.
Конечно, в наше время одним корпусом не обойтись. Туберкулезные отделения есть во всех уголках губернии, другое дело, что до недавнего времени фтизиатрическая служба была разрозненной, и только три года назад городские и областные подразделения стали объединяться. Сейчас в структуру диспансера регионального значения входят пять амбулаторных подразделений и два стационара – хирургический и детский. Все подразделения находятся в разных частях города, что, может, неудобно для управления, но ближе к народу – согласитесь, медицинскую помощь лучше получать рядом с домом. Тем более если учесть, что больной туберкулезом, находящийся на амбулаторном лечении, должен ездить к врачам каждый день в течение многих месяцев.
Но это еще далеко не все перемены.
– Ожидается, что к концу года под крыло областного диспансера отойдет еще один стационар в поселке Зубчаниновка, – поделилась планами на будущее главный врач областного противотуберкулезного диспансера Наталья Лебедева. – Маломощные больницы в Похвистневе, Чапаевске, Новокуйбышевске и Отрадном, где на современном уровне фтизиатрическую помощь организовать сложно, также станут нашими отделениями. В Новокуйбышевске диспансер занимает многоэтажное здание, которое отвечает всем требованиям инфекционной безопасности. Это, да еще и близость к Самаре позволяют сделать там центр по лечению больных туберкулезом с множественной лекарственной устойчивостью – здесь будут развернуты палаты интенсивной терапии. Тольяттинский диспансер останется самостоятельным юрлицом. Там и сейчас работает крупный центр, обслуживающий помимо жителей Автограда Сызрань и Ставропольский район. Не потеряет самостоятельность и сызранский диспансер, только он займется хроническими больными, а остальных будет направлять в Тольятти. Так мы сможем разделить разные потоки пациентов, чтобы они пересекались и не заражали друг друга. Каждая группа будет лечиться в своем месте.
А сам диспансер, который с нового года возглавляет Наталья Лебедева, скорее всего поменяет название, став самарским областным клиническим противотуберкулезным диспансером имени Н.В. Постникова. Прибавка слова «клинический» не случайно – диспансер является базой медуниверситета и находится в тесном взаимодействии с кафедрой фтизиатрии и пульмонологии. К примеру, профессора Борис Бородулин и Елена Бородулина консультируют самых тяжелых больных. Ну а присвоение учреждению имени Постникова – дань памяти и уважения великому врачу.
– Мы разыскали правнука Постникова, – рассказывает Наталья Лебедева, – живет он в Оренбурге, ему 82 года. Уже получено его согласие, теперь ждем от него фотографии, чтобы оформить памятную доску. Тогда и посетители, и персонал будут знать, в каком уникальном месте они лечатся и работают.
ПЕРСОНАЛ ПОМОЛОДЕЛ
Кстати, о работающих. Вопрос о зарплате, который волнует нас, журналистов, всегда и везде, мы задали и в областном тубдиспансере.
– Согласно областному постановлению, зарплата медперсоналу туберкулезных учреждений повышена фактически в два раза, – говорит Наталья Лебедева. – Но это касается только государственных учреждений областного уровня. Отделения муниципального подчинения региональный бюджет не финансирует. Сейчас средняя зарплата медперсонала госучреждений составляет 23-25 тысяч рублей. Врачи получают около 27 тысяч, а хирурги – еще больше. Они изначально идут по повышенной ставке, сопоставимой со ставкой первого руководителя, настолько ценны руки фтизиохирурга, оперирующего в самой заразной зоне.
Повышение, конечно, дало положительный эффект. Укомплектованность фтизиатрической службы выросла с 58 до 75 процентов. Да и персонал помолодел. Средний возраст врачей за три года снизился с 57 до 53 лет. Десять врачей диспансера имеют ученую степень, есть среди сотрудников и кандидаты, и доктора медицинских наук.
СВОИМИ ГЛАЗАМИ
Помнится, о разрухе, царящей в тубдиспансерах, долгое время ходили легенды: страшную болезнь лечили в жутких условиях. За последние годы ситуация кардинально изменилась. Теперь здесь чистенько, уютно и самое главное – безопасно. Во всех подразделениях, где мы побывали, на входе бесплатно выдают маски, бахилы, а на выходе висит дозатор с антисептиком. Конечно, до полного расцвета еще далеко – многое предстоит отремонтировать. Кстати сказать, три здания областного диспансера являются еще и историческими памятниками регионального значения, и к их ремонту особенно жесткие требования.
Так, в диспансере на Пионерской, 48, сделали все то, что предписывала пожарная инспекция в плане безопасности, а одну часть здания дореволюционной постройки, ту, которая требует серьезного капремонта, пока закрыли – ремонт памятника оценили в 150 миллионов рублей. Таких денег нет.
Зато вовсю кипит работа в детском стационаре на улице Вольской, на территории больницы имени Семашко, который принимает ребят со всей области. Красивейшее здание с высокими потолками и интересными архитектурными формами подлатали изнутри, теперь обновляют фасад. Во дворике построили детскую площадку.
– Нам очень важно, чтобы везде был порядок, – делится Наталья Лебедева. – Посетители заходят в помещение, и от того, в каких условиях их принимают, у них сразу складывается первое впечатление. Увидят разруху и сразу подумают: мол, себя не могут содержать, значит, и ко мне будет такое же отношение. Человек и так боится, когда сюда приходит в первый раз, а тут еще разруха кругом.
А туберкулеза не надо бояться. Его надо опасаться. Это две разные вещи.
Елена ДМИТРИЧКОВА.

 

ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ, ЧТО...

От туберкулеза умерли Белинский, Кафка, Дзержинский, Ильф, княжна Тараканова, Кустодиев, Леся Украинка, Вивьен Ли, Перов, Чехов, Тургенев, Добролюбов, Стивенсон.


НАША СПРАВКА

• Устаревшее название туберкулеза легких – чахотка (от слова чахнуть). В Древней Руси эта болезнь называлась сухотная. До XX века туберкулез был практически неизлечим.

• Ежегодно туберкулезом заболевает около 20 миллионов человек, половина из них – бацилловыделители, то есть являются заразными для окружающих. По данным ВОЗ, за год один больной туберкулезом заражает 15 человек.

• Всего на диспансерном учете в области в 2011 году состояло 5027 жителей. Из них 1088 человек – с сочетанной инфекцией: ВИЧ и туберкулез.


ЕСТЬ МНЕНИЕ

Рафшания МАТВЕЕВА, завотделением: 

– Я во фтизиатрии с 1974 года. Когда я начинала, было легче. Сейчас очень много тяжелых больных: и ВИЧ-инфицированных, и тех, кто болен туберкулезом с множественной лекарственной устойчивостью, не поддающимся стандартному лечению. То есть формы туберкулеза стали более сложными, сама бактерия видоизменилась, став более коварной и жестокой. 


Михаил ОРЛОВ, заведующий диспансерным отделением №2 Промышленного района:

– Мы привыкли думать, что эта болезнь присуща бомжам да освободившимся из тюрем. Раньше так и было. Теперь придите в стационар, и вы увидите совершенно иную картину: есть и футболисты, и студенты, и медсестры, и педагоги. Проблема нашего времени в отсутствии законов, согласно которым больной должен отвечать за то, что он не лечится. Когда-то больные, уклоняющиеся от лечения, несли уголовную ответственность за это. Теперь они ничем не ограничены – ходят где хотят, плюют, где хотят, представляя реальную угрозу для общества. Воздействовать на них мы не можем. В США, если у человека находят туберкулезную палочку, его кладут в бокс и не выпускают, пока палочку не убьют.

 

 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Наши выпуски

< Январь 2018 >
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
1 2 3 4 5 6 7
8 9 10 11 12 13 14
15 16 17 18 19 20 21
22 23 24 25 26 27 28
29 30 31        

Наши партнеры

Podpiska Pochta Rossii

gebernia ra175x110

 gong 2016